Перейти к основному содержанию

Кризис авиации: почему трафик не вернется до середины 2020-х

Апчхи, вам привет от карантина
Источник

Мир пока что ждёт, когда утихнет COVID-19 — но вопросы растут в связи со всеобщим спадом. Для экономики, к примеру, остро встал вопрос дальнейшего спроса на услуги авиакомпаний. Многие журналисты и узкопрофильные обозреватели одержимо искали «новую поросль», чтобы намекнуть на грядущее начало восстановления отрасли. Однако большая часть этих комментариев летит мимо мишени.

Например, внимание уделяется восстановлению мощностей в США и Китае. Однако мало что известно о процентном соотношении мест, заполненных китайскими перевозчиками. В июле United Airlines сообщила сотрудникам, озвучив тревожную новость во время внутренней презентации: хоть летом пропускная способность американских перевозчиков и вернулась к 47% от показателей 2019 года, трафик целой отрасли достиг лишь 28%. А доход, и того гляди, всего 19% от «былой мощи».

В июне инвестиционная исследовательская компания Bernstein опубликовала анализ, призывающий к восстановлению узкофюзеляжных перевозок к 2023 году, а широкофюзеляжных перевозок — к 2025 году. Это согласуется с большинством публичных прогнозов, которые так яростно выдавали что авиакомпании, что банки, что отраслевые обозреватели. Тревожно, но хотя бы похоже на правду.

Аналитики заявили, что концентрация узкофюзеляжных маршрутов на коротких перелётах и внутренних рейсах должна привести к их скорому возвращению. Тогда имелось в виду, что такие рейсы будут предпочтительнее широкофюзеляжных из-за сокращения спроса на дальние перелёты. Также свою роль должен был сыграть падающий спрос на ближние рейсы, которые ранее обслуживали азиатские широкофюзеляжные авиапарки.

LNA считает, что 2024 год — самая ранняя дата (из всех возможных) для возврата к глобальному пассажиропотоку образца 2019 года. Скорее всего, этот процесс может затянуться до 2028 года. Пока что остаётся слишком много препятствий:

  • вопрос создания вакцины от коронавируса;
  • пограничные ограничения,
  • уверенность пассажиров в медицинской безопасности авиаперелётов;
  • восстановление платежеспособности деловых людей и туристов.

Определённые страны — особенно те, в которых будет местное производство вакцины — могут очнуться чуть раньше, это так. Однако глобальное восстановление на уровне «докарантинных» уровней трафика требует, чтобы всё это происходило в глобальном масштабе.

''

 

Большая неопределённость намекает, что спад опередит предыдущие экономические кризисы и по продолжительности, и по масштабу. Разработка вакцины может ускориться, но может и нет. А её глобальное распространение тоже займёт много времени. Увы, без этого недоступными остаются открытые границы, восстановление экономической деятельности — ключи к восстановлению деловой активности.

Потребительские путешествия требуют уверенности в личных доходах. А ещё лучше им поможет конкуренция, дающая гарантии низких цен. Но вложения в бизнес значительно замедлились (или даже прекратились) в большинстве регионов мира. Ведь не одна авиация страдает: неопределённость давит почти на все бизнес-операции. Даже когда производитель туалетной бумаги борется с таким количеством неизвестных факторов и величин, трудно представить, как будут выживать другие предприятия, более мощные и сложные по своей структуре.

Такого разнообразия проблем не было во время прошлых экономических спадов. Невидимые угрозы затрудняют любому бизнесу инвестирование в людей или инфраструктуру, что серьёзно тормозит восстановление экономики. Последующие волны случаев COVID-19 лишь увеличат эту неопределённость.

Огромный спектр отраслей уже пострадал от нынешней рецессии. В отличие от глобального финансового кризиса 2007–2009 годов, когда спад в значительной степени сконцентрировался в финансовом секторе, теперь пострадали все. По данным МВФ, за этот период ВВП в развитых странах упал на 3,3%. По состоянию на апрель 2020 года совокупный ВВП этих стран уже понизился на 6,1%.

С 1900 года жила одна традиция: средняя рецессия в США, или период от стабильного до отрицательного роста ВВП, длилась около 15 месяцев. Самой продолжительной была Великая депрессия 1929-33 годов, которая перешла черту и заняла 43 месяца. Глобальную рецессию сложнее определить. Ведь рост ВВП развивающихся стран часто остаётся положительным — даже если в развитых странах наблюдается отрицательный рост. Хочется восстановить полную занятость? Вернуть экономическое производство к тем кондициям, что наблюдались до кризиса? Приготовьте больше времени, чем понадобится для технического завершения самой рецессии.

Диапазон экономических и медицинских неопределённостей показывает, что экономический кризис COVID-19 будет куда масштабнее и продолжительнее, чем любой из провалов со времён Второй мировой. Затмит ли нынешний упадок Великую депрессию — зависит от того, как долго экономическая деятельность будет ограничена пандемией. Социальные ограничения, введённые многими правительствами для ограничения распространения COVID-19, действительно необходимы для людей. Но эти же меры ударят по всё более широкому спектру компаний и рабочих мест.

Да, быстрое тестирование, отслеживание контактов и улучшенная терапия уменьшат потребность в социальном дистанцировании. Вместе с ним отпадёт вопрос локальных и региональных локдаунов. Но международные авиаперелёты по-прежнему ограничит пограничный контроль. Добавьте сюда и опасения пассажиров по поводу инфекции, и нелюбовь других пассажиров к обычным медицинским маскам. Отмена этих мер потребует коллективного иммунитета к COVID-19 — большинство людей должны подвергнуться воздействию вируса через инфекцию или вакцину.

А вот и не самые радужные новости. Самое раннее (и лишь возможное) одобрение любой вакцины — октябрь этого года. Однако исследователи института и фармацевтический партнер Astra Zeneca заранее предупреждают, что подобное одобрение будет основано на ограниченных клинических данных. Если несколько испытаний окажутся эффективными, полное одобрение может последовать в начале 2021 года.

По оценкам школы общественного здравоохранения Джонса Хопкинса, по крайней мере 70%населения мира — всего-то 5,6 млрд человек — должны быть подвержены вирусу, чтобы добиться коллективного иммунитета. Ни одна компания, занятая борьбой за производство вакцины, не взяла на себя обязательства по производству более двух миллиардов доз в год.

Нет хороших новостей. Нет их даже при предварительном одобрении вакцины. Как ни крути, их производство и распространение по всему миру займёт не менее 18-24 месяцев с момента одобряющей отмашки. И это при отсутствии серьёзных препятствий в цепочке поставок. Без нормативных или геополитических препятствий. Это означает, что глобальный коллективный иммунитет вряд ли закрепится раньше конца 2022 года, даже если высокоразвитые страны, такие как США, достигнут его раньше.

Примечание переводчика. А раз не будет иммунитета, не будет и международных перевозок на прежнем уровне. Так мы возвращаемся к теме статьи: полноценно авиация оклемается после полученного удара ещё очень нескоро.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...