Перейти к основному содержанию

Куба, США, «какая разница». Как герои, воспеваемые Black Lives Matter, казнили темнокожих

Кастро, Че Гевара и другие спутники современных левых
Источник

Перевод: Old Fart

Примечание переводчика. Комментаторы моего последнего перевода обвиняли оригинальную статью в отсутствии доказательств и ссылок на факты, что, по их словам, превращало её в простую пропаганду. В переводе, предлагаемом сегодня, есть ссылки, которые, надеюсь, удовлетворят критиков.

"

«Мы благодарны за то, что он (Фидель Кастро) предоставил место, где смогла процветать традиционная духовная работа африканского народа», — говорится в панегирике BLM для главного тюремщика и мучителя чернокожих политических заключённых в Западном полушарии, чья навязчивая идея всей жизни была разрушением США. «По мере того, как Фидель восходит к царству предков, мы призываем его учение, силу и мощь, когда вновь вступаем в борьбу за универсальную свободу. Да здравствует Фидель!»

''

 

«Вы из Южной Каролины? Прекрасно!» — воскликнул агент Движения 26 июля Кастро и Че Гевары, который в 1958 году подписал контракт с американским добровольцем по имени Нил Маколей (позже почётным профессором) для террористической группы под руководством КГБ. «Мне очень нравится ваше обращение с неграми там, на американском Юге! — продолжал вербовщик для Кастро и Че. — Здесь, на Кубе, все негры — батистианос (сторонники Фульдженсио Батисты, чёрного кубинского лидера, свергнутого революцией Кастро и Че) и марихуанерос (курильщики марихуаны, наркоманы)».

«Первой жертвой расстрела был высокий красавец-мулат, — писал впоследствии сияющий профессор Нил Маколей в своих мемуарах. — Он стоял с завязанными глазами перед паредоном (стеной расстрела), его руки были связаны спереди. "Мучачос, — спокойно сказал он, — единственное преступление, которое вы собираетесь совершить, — это убить меня, потому что я невиновен".

Я вышел в поле, — продолжает явно гордый Маколей, — и крикнул: "Готовсь! Целься! Огонь!"… негр упал, и я немедленно подошёл к нему, отдав команду взводу опустить оружие. В его рубашке были пулевые отверстия, и он казался мёртвым, но я, не теряя времени, приставив автоматический пистолет к его голове, и нажал на курок. Это сделало аккуратное круглое отверстие».

«Рядом с ним был ещё один негр, которого тащили к паредону. Он отбивался и вскрикивал, — продолжает явно злорадствующий Маколей в своих мемуарах. — Я велел тюремщикам бросить его к стене и убраться с дороги… осуждённый негр застыл в ужасе, когда увидел, как его палачи выстроились перед ним».

"Готовсь!" — моя команда вывела его из транса.

"Нет-нет!" — он плакал и пытался вскарабкаться на стену.

"Нет!" — закричал он, пытаясь спрятаться за одним из столбов для казнённых, но стволы ружей непрерывно были направлены на него.

"Огонь!" — закричал я», — продолжает явно сияющий Маколей в своих мемуарах. «Негр повернул голову и пригнулся, как только ружья выстрелили. Большинство пуль попали ему в профиль, разрывая его нос, губы, подбородок и большую часть щёк. Его лицо превратилось в грубое кровавое месиво из плоти и костей, которое резко контрастировало с гладкой чёрной кожей, граничащей с ним. Он лежал на спине с тем, что осталось от его лица, обращённого к расстрельной команде. Любой, кто так ужасно обезображен, думал я, должен был быть мертв… "Ну, — прокомментировал я расстрельной команде, — не нужно давать ему тиро де грасия (завершающий смертельный удар) ".

"Да, Американо!" — крикнул один из моих людей. — Он всё ещё живой! Пристрели его! " Его руки и ноги дёргались. Его движения прекратились, только когда пуля из моего пистолета попала ему в череп», — продолжает злорадствовать Маколей.

Вышесказанное взято из мемуаров почётного профессора Флоридского университета Нила Маколея под названием «Бунтарь на Кубе», опубликованных в 1970 году. Судебный процесс, которому подвергались эти чёрные кубинцы, лучше всего описали сами Фидель и Че:

«Судебные доказательства — это архаичная буржуазная деталь. Это революция, мы казним по революционной убеждённости». (Че Гевара, февраль 1959 г.)

«Юридические доказательства невозможно получить против военных преступников. Поэтому мы приговариваем их на основании морального убеждения». (Фидель Кастро, февраль 1959 г.)

«Вся процедура была отвратительной, — пишет корреспондент New York Times (не меньше!) Руби Харт Филлипс о судебном процессе, в котором она участвовала в Гаване в начале 1959 года. — Адвокат не приложил ни малейших усилий в защиту заключённого. Вместо этого он извинился перед судом за то, что ему приходится его защищать».

Эдвин Тетлоу, гаванский корреспондент лондонской газеты Daily Telegraph, написал о «судебном процессе» команды судебной мечты Че Гевары — команды, на доске которой он заметил десятки смертных приговоров, — до начала суда.

Будущий почётный профессор Нил Маколей, который радостно исполнял эти смертные приговоры, продолжает злорадствовать в своих мемуарах:

«Эскалона (коммунистический командир, позже известный тем, что истреблял кубинских сельских повстанцев при помощи советского оружия и офицеров) представил меня Фиделю как "человека, который тренирует расстрельные команды". Фидель откинул голову назад и зарычал от смеха. Когда я протянул руку, он схватил меня за плечи и крепко обнял. Все были счастливы. В университете (Гаваны) он был известен как Greaseball («немытый латиноамериканец», используется как ругательство. — Прим. переводчика). Однако для меня он (Фидель) был очень привлекательным».

Эта привлекательность, вероятно, возросла, когда Фидель Кастро подарил янки-палачу Нилу Маколею имущество, украденное у законных кубинских владельцев под угрозой расстрела и камеры пыток. Вот ещё из книги профессора Маколея:

«Фидель сказал дать Американо всё, что он хочет. Поэтому я выбрал участок площадью около шестидесяти пяти акров с огромной плантации, которая была в совместном владении некоторых друзей Батисты. INRA (Национальный институт аграрной реформы Че Гевары) предоставил мне практически неограниченный кредит… на моей земле не было строения, поэтому я выбрал в качестве резиденции бывший загородный дом Пепе Фрага, бывшего начальника парковочных счётчиков Батисты в Гаване. В конце июля моя жена и маленький сын присоединились ко мне».

Давайте на секунду отвлечёмся и попытаемся подумать об этих поразительных преступлениях: американский наёмник присоединяется к преступной группе Кастро и Че Гевары, под руководством КГБ, казнит (на самом деле, убивает) кубинцев без суда и следствия, крадёт собственность кубинцев под дулом пистолета. Затем он десятилетиями служит почётным профессором латиноамериканских исследований в Университете Флориды, и, видимо, никто не моргнёт и глазом!

Университет Флориды является государственным колледжем, поэтому вполне вероятно, что его зарплата была частично выплачена семьями его жертв. И опять, видимо, никто не моргнул и глазом!

После смерти Маколея в 2007 году (некоторые подозревают самоубийство) левый профессор и документалист Гленн Гебхард написал: «Он (Маколей) не был социалистом или коммунистом, и уехал (из Кубы) после того, как понял, что не может зарабатывать себе на жизнь ... Он был человеком действия и очень умным».

Это как-то оправдывает его? Че Гевара, что бы мы ни говорили о нём, казалось, действительно верил в священную книгу коммунистов. Маколей же, очевидно, убивал кубинцев ради забавы и выгоды.

В начале 1960-х годов южнокаролинец Нил Маколей ненадолго утратил гражданство США за службу в вооружённых силах иностранного государства. Затем «друг семьи» Стром Турмонд использовал свои связи, чтобы вернуть это гражданство. Вкратце: «добрый южный парень» может похвастаться убийством «негров» в качестве наёмника. Затем один из самых выдающихся представителей сегрегации в стране (Стром Турмонд) возвращает для него гражданство США. А потом заведение высшего образования на Юге нанимает его и оказывает ему почести.

И ни один либеральный звук в знак протеста! Кому, кроме как жизнерадостному слуге Фиделя Кастро и Че Гевары (в качестве убийцы и линчевателя), могло бы сойти с рук что-то подобное в глазах американских СМИ и научных кругов? (Некоторые из линчеваний, подобным линчеваниям Маколея на Кубе, были любовно сняты (в стиле ИГИЛ) воспетыми героями BLM. Внимание, нервным не смотреть!)

Послесловие переводчика. Ко всем комментаторам: Дорогие оппоненты! Вы можете опять посчитать этот материал пропагандистским. Он больше не будет казаться таким уж пропагандистским, когда придут лично за Вами. Но тогда уже будет поздно.

Есть ещё один прекрасный пример: убийца полицейского, ныне заслуженный профессор Калифорнийского университета в Санта-Круз Анжела Дэвис. Помните, как всем «совком» мы боролись за её «освобождение»? Но это совсем другая история…

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...