Перейти к основному содержанию

Мелкие интернет-пакости с далекоидущими последствиями

Наша очередь. Как кремлеботы пытаются повлиять на предстоящие президентские выборы в Украине

Только за последний, 2018 год Служба безопасности Украины раскрыла несколько групп, заданием которых было создание разных онлайн-площадок (в соцсетях и блогосфере) для целенаправленного распространения информации, в том числе, для влияния на выборы в Украине.

30 августа 2018 года сайт СБУ опубликовал информацию о блокировании сети интернет-агитаторов, которых российские спецслужбы привлекли к подготовке во вмешательству в ход будущих выборов Президента Украины.

«Вербовка» кремлеботов происходит чаще всего в онлайне. ФСБ и другие спецслужбы РФ обладают в этом неплохим опытом, поскольку и вербовка боевиков для исполнения заданий российских разведок в террористической структуре ИГИЛ происходит также через форумы и онлайн-площадки (в основном, в Дагестане и Чечне).

Люди из разных городов — Днепра, Кривого Рога и Никополя — стали администраторами групп и страниц в соцсетях. Задачей этих страниц было создать источники информации и контролируемые площадки для общения. В определённый момент эти площадки станут местом формирования взглядов потребителей информации. Всё это давно пройдено и изучено. Работает эта схема на принципе «мышления большинства». Если создаётся впечатление, что у большинства твоих респондентов есть некоторая конкретная точка зрения — ты соглашаешься с ней, как социальное существо, нуждающееся в общественном одобрении.

Такие инструменты существовали и во время Революции достоинства, и позднее. Расследование одной из таких сетей провели журналисты команды texty.org.ua. В своём спецпроекте они доказали, что нарративы и месседжи о необходимости организации «Майдана 3.0» инициируются кремлёвскими силами.

В СБУ сообщили, что завербованным смм-менеджерам ставились задачи поиска блогеров и активных авторов групп соцсетей, которые за денежное вознаграждение должны были публиковать политические новости с заранее определённым контекстом, который им бы присылали в виде «темников» из России. Администраторы также должны были привлечь «подставных» лиц для регистрации интернет-сайтов в украинском сегменте доменных имён.

Отдельные «медиа-технологи» должны были ещё и планировать и заказывать услуги по продвижению интернет-ресурсов и контента в агентствах юго-восточных регионов Украины. Это должно было скрыть их принадлежность к распространению фейковых новостей и рекламе отдельных пророссийских участников избирательного процесса, а также позволило бы перейти к более активным действиям в информационном пространстве накануне и во время проведения выборов президента Украины.

Механизм таких активностей тоже известен. Игры на патриотических чувствах людей, которые не способны защитить себя критическим мышлением. Создание сообществ, которые должны бы были «загореться» идеями насильственных действий после призывов «отстаивать Украину».

14 декабря 2018 года тот же департамент контрразведывательной защиты информационной безопасности СБУ распространил информацию о массовых попытках использования спецслужбами РФ открытого инструментария социальных сетей Facebook и Twitter с целью дальнейшего вмешательства в избирательные процессы в Украине. К этому оказалось причастно уже знакомое нам ООО «Агентство Интернет Исследований» Евгения Пригожина.

Путин даже упомянул последнего в своей недавней пресс-конференции, когда его напрямую спросили о роли «повара» в медийной и политической тусовке Кремля. Кроме того, недавно стало известно, что этот самый Пригожин получил серьёзный девелоперский подряд в Санкт-Петербурге в общем объёме около 35 миллиардов рублей. Что свидетельствует, что его позиции возле Путина лишь укрепляются.

По данным контрразведчиков, сотрудники АИИ начали присылать «коммерческие предложения» украинским пользователям, предлагая помочь в распространении рекламы в соцсетях путём обеспечения временного оплачиваемого доступа к «рекламным кабинетам» страниц на Фейсбуке.

Интересная схема, которую, к сожалению, в СБУ в полной мере не описали. Цукерберг и его команда изменили правила распространения рекламы на Фейсбук. Потихоньку к ним подтягивается и команда Твиттера. Однако до украинского сегмента соцсетей эти изменения дойдут ещё не скоро. Заключаются же они в том, что администрация соцсетей позволяет рекламную раскрутку материалов с политическим окрасом лишь тогда, когда точно известно, кто именно вкладывает в это деньги.

Другими словами, наученные горьким опытом кампаний вроде #BlackLivesMatter в американском ФБ, которые оплачивались российскими спецслужбами, чтобы посеять конфликт и раскол в американском обществе, американцы наконец-то сказали «Хватит!»

Теперь если ты хочешь купить рекламные показы своего контента с политическим контекстом, ты должен предоставить документы о том, кого именно ты представляешь и нет ли у тебя конфликта интересов. Однако вряд ли это стало причиной покупки «пригожинскими» услуг по продвижению своего контента. Дело в том, что для эффективного резонанса нужны уже существующие, «не замаранные» источники с определённым потенциалом. Нет смысла тратиться на их создание, если какое-то региональное медиа просто предоставит за деньги свою платформу для размещения антиукраинской джинсы и откроет двери в рекламный кабинет на Фейсбуке, чтобы её разогнать.

СБУ предлагает сообщать о таких вещах на горячую линию, хотя могла бы просто создать себе бота в Facebook Messenger. Увы, инновации — не про спецслужбу.

Со средствами доставки информационных снарядов мы разобрались. Вообще в информационном противостоянии можно выделить лишь две масштабных составляющих. Во-первых, это месседж, который нужно донести до потребителя информации. Месседж должен побудить его к каким-то действиям или, наоборот, воздержанию от них. Для этого он должен соответствовать интересам потребителя и его наибольшим стремлениям, чтобы коснуться эмоциональной составляющей принятия решений.

Во-вторых, это то, как этот месседж доставляется пользователю. Нужно знать, какими источниками информации он пользуется и каким верит. Нужно иметь инфраструктуру и людей, которые сделают такое донесение возможным. Вот об этих «средствах доставки» и шла речь. А теперь поговорим о самом месседже.

Считать российские интервенции с использованием искусственно созданных и якобы конфликтных для украинского общества точек, которые в результате приводили к утрате прозападного курса Украины — неблагодарное занятие. Этот процесс не прерывается с 1991 года. В 2013-м он был лишь масштабно активизирован.

Так, например, эксперты выделяют дела Георгия Гонгадзе и кампании «Украина без Кучмы» как одни из наиболее успешных российских гибридных операций в Украине, которые привели к утрате прозападной ориентации государства.

По словам руководителя Центра оборонных реформ Александра Данилюка, майор Мельниченко, который якобы записывал на плёнки разговоры об убийстве Георгия Гонгадзе в кабинете президента Кучмы, а потом скрывался в США, до 1994 года был кадровым сотрудником российских спецслужб и близким другом отравленного в Лондоне Александра Литвиненко, с которым они учились в высшей школе КГБ в 80-х. За месяц до своей смерти Александр Литвиненко заявил, что майор Мельниченко регулярно контактирует с ФСБ, постоянно летает в Москву и даже назвал имя руководителя Мельниченко в ФСБ — генерала Павловского.

Такой же манипуляцией был и месседж Виктора Януковича перед выборами 2004 года о якобы распространяемой демократическими силами карте разделения украинцев на три класса, где Донбасс специально изображался в третьесортном виде.

На самом деле выделить такие уязвимости в информационном пространстве отдельной нации не так сложно. Возьмите социологические исследования последнего периода, чтобы выяснить, какие именно вопросы жители страны полагают самыми приоритетными. Получить такую информацию несложно.

Совершенно очевидно, что главный приоритет украинцев, согласно всем существующим социологическим исследованиям — мир на Донбассе. Последняя эскалация событий в Чёрном море возле Керченского пролива и введение военного положения только актуализировали этот вопрос.

Пребывание в стадии неопределённого конфликта — абсолютно неестественно для человека. Главным образом, дискомфорт генерирует незнание, чего ожидать и что делать. Дефицит информации порождает дефицит принятия решений. А он — залог постоянной фрустрации и требования изменений.

Таким образом, месседж вполне понятен — «голосуйте за меня завтра, и я обеспечу вам наступление мира уже послезавтра». Ну и, соответственно, в обратном направлении — «не голосуй за того, кто не обещает немедленного мира». Об этом уже сказали почти все публичные потенциальные кандидаты в президенты. Даже Владимир Зеленский в своём интервью Дмитрию Гордону сказал, что точно знает, как добиться мира.

По его мнению, для этого нужно поехать договариваться «с чёртом лысым» и попросить его предоставить список требований, а в ответ выдать свой список. Чтобы потом сойтись «где-нибудь посредине». А решение о том, приемлем ли итог, можно получить либо на референдуме, либо во время «онлайн-голосования по телевизору». Другими словами, судьба 40-миллионного украинского народа может решаться в формате телешоу. Тот факт, что у плотника любой инструмент превращается в молоток, не новость. Проблема в том, что такие простые решения очень привлекательны для людей, уставших от всей нашей ситуации.

Ни этот, ни другие нарративы — не тайна. Цели, по которым будет бить Кремль перед выборами, очевидны: мир, процветание и способность оплачивать свои счета, вопросы коррупции и поборов, обновление политического ландшафта. Именно эти темы в разных интерпретациях мы уже скоро увидим на биллбордах, в интернете, в телевизоре — из каждого утюга. Просто нужно помнить, что часть из этих голосов оплачена окружением Путина.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...