Перейти к основному содержанию

Мировая продовольственная безопасность: в чем Украина может стать надежным партнером США

2018 год, каждый девятый житель планеты. Интересно, о чем я?
""

Состоянием на конец 2018 года каждый девятый человек в мире не мог позволить себе полноценно питаться. Несмотря на продолжающийся в последние 150 лет беспрецедентный экономический рост, прогнозы футурологов, в том числе легендарное эссе Кейнса «Экономические возможности для наших внуков», в котором обосновывается возможность пятнадцатичасовой рабочей недели и скорое достижение всеобщего достатка, оказались ошибочными. Активно развивающееся неравенство (как на международной арене, так и во внутреннем плане) оставило значительную группу людей – до 820 млн за бортом достигнутых миром успехов, в том числе технологического прогресса. 

Традиционно, мировой либерализм предлагает бороться с продовольственными проблемами через увеличение программ прямой государственной поддержки со стороны развитых стран. Это, прежде всего, кажется наиболее простым, а также разрешает вводить стран-реципиентов продовольственной помощи в зависимость, включительно с политической, поскольку ослабленные правительства развивающихся стран рано или поздно начнут ориентироваться на поддержку, как константу в своих расходах и будут готовы на любые требуемые (конечно, разумные) уступки.  

К сожалению, такая политика существенно сужает окно возможностей развивающихся стран для преодоления голода. Поверхностные цифры говорят о том, что количество бедных людей, проживающих на менее чем $2 в день (ППС, 2011) сократилось с 1981 года с 42,1% до 9,9% в 2015-ом. Однако, такой рост благосостояния произошел в основном за счет успехов азиатских тигров, как следствии глобализации и переноса рабочих мест с целью оптимизации расходов транснациональными корпорациями. Взнос разного рода программ поддержки на самом деле оказался минимальным, что отчетливо показывает неизменное число голодающих в Африке в период 2005-2017 годов. 

При этом, закрепление за Африкой статуса извечно бедной и голодающей страны создает в нашем сознании некий штамп, о том, что жители этого материка обречены на недоедание. В действительности же современная экономическая мысль давно опровергла географическую теорию экономического развития. Определяющими факторами - являются инклюзивные институты / экономические свободы и человеческий капитал. 

Так, по общепринятой в мире методологии, продовольственная безопасность определяется на основе трех ключевых составляющих: доступности, наличии и качестве пищи. Экономический смысл такого подхода заключается в определении уровня доступа населения к продовольствию в количестве, необходимом для активной и здоровой жизни, независимо от источника поставок данных продуктов питания. Собственно, на фоне стабильно растущих объемов мировой торговли неблагоприятные географические и климатические условия давно превратились в незначительные фоновые помехи. 

Конечно, постсоветские и другие попавшие под их влияние страны, до сих пор продолжают концентрироваться исключительно на возможностях государства самостоятельно производить продовольствие в необходимом количестве.  Но сегодня уже очевидна ошибочность такого подхода и преимущественно используется он только для оправдания коррупции присущей государственным монополиям в развивающихся странах. 

В подтверждение своих слов предлагаю обратиться к последнему рейтингу стран по продовольственной безопасности. Первую десятку дублируют те же государства, которые World Economic Forum относит к лидерам по благосостоянию и минимизации удельного веса расходов населения на питание: США, Сингапур, Великобритания, Швейцария, Канада, Ирландия и Австралия. Как негативный пример подтверждения моего тезиса, в этих же рейтингах мы можем найти и Украину - на 63 месте по продовольственной безопасности. Обеспечены ли украинцы собственным урожаем / производством? Напомню, мы 7 в мире по экспорту пшеницы, 4 – кукурузы, 3 – ячменя и входим в топ-10 экспортеров по еще 9 статьям аграрной продукции. 

Таким образом, реальные шаги по улучшению мировой продовольственной безопасности предусматривают: 

  • повышение ликвидности мировых рынков продовольствия и либерализацию мировой торговли через обоюдное снижение прямых и косвенных барьеров (пошлин, квот, эмбарго и других); присоединение топ-20 стран экспортеров каждой из ключевых групп продовольствия к локальным хаабам - товарным биржам. 
  • оптимизацию производства и потребления продуктов питания для снижения сопутствующих потерь 
  • ликвидацию продовольственных монополий, характерных развивающимся рынкам. 

Должен отметить, что вижу предмет межгосударственного сотрудничества Украины и США по каждому из перечисленных пунктов.

1) Повышение ликвидности и устойчивости мировых рынков продовольствия 

Зерновые, мясопродукты, фрукты, кофе – почти все виды продовольствия к сегодняшнему дню торгуются на товарных биржах, в том числе наиболее ликвидной продуктовой площадке – Чикагской товарной бирже. Очевидно, как и другие торговые позиции, продовольствие подвержено спекулятивным скачкам и спадам котировок, что создает временные неудобства для представителей реального сектора. Но призывы к SEC усилить регулирование торгов сельскохозяйственным сырьем в действительности не сделают рынки стабильнее. Наоборот, перелив капитала в другие, более привлекательные рынки и последующее снижение ликвидности – позволят легче манипулировать торгами. 

Поэтому, если мы говорим о повышении устойчивости и прогнозируемости мировых рынков, то одним из существенных шагов вперед – могло бы стать вовлечение на крупные товарные биржи стран, работающих сегодня исключительно по договорам прямой поставки. 

К примеру, сейчас вовсе исключены из биржевых торгов многие лидеры по производству сельскохозяйственной продукции: Украина, Бразилия, Индия, Аргентина, Казахстан, и др. Такая ситуация обусловлена разницей в установленных стандартах. В итоге, биржи теряют ликвидность и устойчивость, внебиржевой рынок терпит непропорциональные ценовые, валютные и транзакционные риски. Оптимальным решением могла бы стать адвокация FAO утверждения программ унификации продовольственных стандартов и включения перечисленных стран в торги на Чикагской товарной бирже и других площадках. 

К слову, только Украина к 2021 году могла бы реализовывать до 50 млн тонн зерновых через товарные биржи США. 

2) Оптимизация цепочки производство-потребление продуктов питания

По данным ООН, ежегодно из-за неправильного хранения и транспортировки, строгих сроков годности, маркетинговой политики супермаркетов, побуждающих людей покупать больше продуктов, чем нужно пропадает примерно 2 млн тонн продуктов питания. Только в ЕС потери продовольствия колеблются в пределах $150 млрд в год. Если говорить о мире в целом, то глобальные пищевые потери составляют в среднем $750 млрд или от 30 до 50% всего производства продуктов питания. К слову, это в 6 раз больше помощи, направленной развивающимся странам.

Параллельно, 670 млн людей в мире сегодня страдают ожирением. В частности, каждый второй американец и каждый четвертый украинец. Проблему ожирения и несбалансированного питания уже нельзя не заметить и для ее решения среди населения зарождаются инициативы, которые находят поддержку супермаркетов, крупных поставщиков, сетей ресторанов и тд.

Конечно, ограничить в потреблении население ни США, ни Украины невозможно. Но вполне реально заняться государственной политикой здорового питания. К примеру, разработать приложение, которое сможет анализировать текущий рацион , основные проблемы организма и формировать “оптимальный список покупок” для каждого пользователя. В потенциале же возможна синхронизация с “умным домом” и автоматическая закупка продуктов питания.  Чего мы сможем достичь, разработав такое приложение и обеспечив ему необходимую просветительскую кампанию? 

Люди смогут начать разумно использовать продукты питания с пользой для своего организма, что позволит не только улучшить качество питания и здоровья населения, но и сократить львиную долю пищевых отходов. Во-первых, это колоссальный взнос в снижение амортизации человеческого капитала и увеличение продолжительности жизни. Во-вторых, продукты питания, которые ранее могли быть выброшены или съедены сверх нормы трансформируются в прирост экспорта продуктов питания. Помимо улучшение торгового баланса США и Украины – это, в первую очередь, позволит снизить цены на мировых рынках и сделать импорт продовольствия для развивающихся стран доступнее. 

3) Ликвидация продовольственных монополий в развивающихся странах 

Одна из необходимых составляющих эффективного функционирования рынков – это антимонопольное регулирование. К сожалению, для большинства стран Африки и Азии антимонопольное законодательство является скорее исключением из правила. Ситуация с его выполнением еще критичнее. 

Для очертания проблем монополизации в развивающихся странах приведу следующие данные: во многих странах Африки всего две-три компании контролируют рынки соли, сахара, муки, молока, масла чая и других товаров. Как результат, цены на белый рис, курицу, хлеб, масло, яйца в Африке в среднем на 24% дороже чем в развитых странах. Параллельно, за 1997-2004 годы FAO насчитала 122 случая удушения конкуренции в 23 странах Африки. Несмотря на широкую огласку каждого случая – проблемы так и остались нерешенными.

Чтобы достичь реального эффекта в демонополизации АПК - важно понимать, что развивающиеся страны, особенно Африки и Азии, пронизаны коррупцией. Поэтому изменения возможны только “вне” системы государственных институтов, а именно через создание рыночных, независимых операторов рынка, по примеру Украины. В частности, я имею ввиду кейс возглавляемой мной компании “Аграрного Фонда”. Незначительный уставной капитал, фактически в $100 млн, разрешил создать в Украине абсолютно неподверженный коррупции институт косвенного антимонопольного регулирования. “Аграрный Фонд” заключает форвардные сделки на закупку зерновых у малых и средних фермеров, во-первых, кредитуя их, а во-вторых, формируют необходимый запас зерна для выхода на рынок в момент неестественных ценовых колебаний. 

Соответственно, мы могли бы поделиться с FAO и Министерством сельского хозяйства США опытом создания и развития такого независимого оператора на продовольственном рынке. При этом, учитывая, что африканские страны существенно меньше Украины – часть бюджета FAO в $2,5 млрд. на 2018-2019 годы, направленная либо на прямое создание таких игроков, либо привлечение денег на мировом рынке (по аналогии с механизмом фондирования Всемирного Банка) могли бы существенно выровнять конкурентное поле продовольственных рынков в развивающихся странах.

Подбивая итоги, хочу сказать, что у Украины со США есть еще не один десяток потенциальных точек для сотрудничества по повышению продовольственной безопасности в мире и преодолению голода в развивающихся странах. Для Украины это, конечно, большей мерой экономический вопрос. Для США – социальный. Напомню, согласно исследованию ООН, увеличение дефицита продовольствия на один процентный пункт приводит к приросту потока беженцев на 1,9%. Поэтому я верю в успешность нашего партнерства. Главное, чтобы данные вопросы не набрали политической окраски и решались исключительно технократическим аграрным руководством наших стран.

Андрей Радченко, глава правления ПАО «Аграрный фонд». Специально для ИА «Петр и Мазепа»

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Многие сейчас говорят об альтернативах политического и военного решения конфликта между Украиной с Россией по Крыму и ДНР/ЛНР.

В нашей предыдущей статье «Победим войной? Политикой? Победим экономикой!» мы рассказывали о том, как работают санкции в современном мире.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...