Перейти к основному содержанию

Мистер президент, а не Хафтар ли вы?

Не, ну зачем выборы, нормально же воевали?
Источник

Ливия готовится показать всему миру, как добиваться успеха. В какой ещё стране человек, сотрудничавший с российскими ЧВК и принимавший участие в войне против правительства, может начать политическую карьеру? Да нигде.

Но я хотел бы объяснить, почему всё получилось именно так. Как Халифа Хафтар из редкостного проходимца с сомнительной репутацией стал претендентом на президентскую гонку (пока что хотя бы на участие в ней). Кто, точнее, что ему в этом помогло. И как ливийцам жить дальше.

Не женись на иностранке

Начать следует с того, что Ливия застряла в собственной войне. Международные организации с переменным успехом пытаются стимулировать перемирие и таки додавить страну на предмет прекращения боевых действий.

В данном случае Халифа Хафтар выглядит следующим образом. Это военный, бросивший вызов официальному правительству. Если кто-то хотел меряться тем, у кого насколько окровавлены руки — генералу прошу выделить почётное первое место, потому что конкуренты к нему и близко не подобрались.

Но там, где царит закон, Хафтар видит лазейку. Нынешняя власть рано или поздно сложит свои полномочия, причём не сможет баллотироваться в следующий раз.

Да-да, есть договорённости. Премьер уже точно пролетает мимо власти. И весь состав Президентского совета — тоже, в нынешнем виде. Зато тем, кто желает попытать счастья на выборах, важно:

  • не иметь двойное гражданство;
  • если это военный — сложить полномочия до 24 сентября;
  • не иметь судимости;
  • не находиться в международном розыске;
  • и бонусом самый смешной пункт: не жениться на иностранке.

Как вы могли догадаться, дядя Халифа уже сбросил погоны (не в прямом смысле слова), не женат на иностранке, не боится обвинений в двойном гражданстве и в розыск не просится. Как же удобно, когда кровью замазан кто угодно, но не лично ты.

Теперь я позволю себе эмоции. Ребята, у вас в стране гражданская война шумит который год. И в этом «внутреннем» конфликте участвует больше наёмников, чем в моей последней компании Cossacks. Народ расколот и разъярён, война уничтожает любую его надежду. Вы что, головой ударились при составлении требований?

Бояться надо того, что Путин своего человека в президентское кресло усадит. А не какого-то мужика с женой-иностранкой.

Бояться следует кандидата, который даже без двойного гражданства годами работает на другую страну; более того, уничтожает ради этого достижения свою. Для этого нужен не второй паспорт, а отсутствие совести и любых принципов.

Судимость? Ха-ха, смешно, даже если бы она была — сейчас дядюшка Халифа бравировал бы этим нюансом. Мол, власть пытается не допустить меня на выборы.

Весело! Ну а международный розыск невозможен для него. Ведь организации за бугром больше всего желали прекратить войну в Ливии, потому шли на уступки и в упор не замечали деяния генерала и его союзничков.

Поколения дипломатии и одна война

Да уж, круто всех поимели в итоге. Теперь переходим от непосредственно Хафтара к раскладам, которые шатко воцарились в Ливии к этому времени.

Демократическая диктатура

Политика — это постоянный поиск компромисса, как известно. Но ещё это спортивная дисциплина, в которой важно ловить практически любую ошибку соперника, и использовать её в своих целях. Только так, и никак иначе.

К счастью для окровавленного генерала, такая возможность ему выпадает. В стране готовятся сразу к двум кампаниям — президентской и парламентской.

Палата представителей уже утрясла детали первых выборов. Насчёт вторых ещё идут переговоры. Но консультативный орган — Высший государственный совет — желает усложнить задачку именно для военных. Может, это не шибко демократично, зато логично.

К счастью, ВГС предлагает выделить военных в особую касту и допускать их участие в гонке не ранее, чем через два года после отставки.

К несчастью, это говорит нам лишь консультативный орган.

Но именно такой шаг мог бы спасти саму идею демократической смены власти. Ведь люди, воевавшие в Ливии за интересы Турции против России (или за интересы России против Турции), явно не должны получать лёгкую победу в виде пропуска на выборы.

Можем пойти от противного. Страны, чьи посредники воевали здесь, буквально заваливали союзников деньгами. Вы что, полагаете, будто на выборы у них ресурсов не хватит? Да это прекрасный шанс отстоять свои интересы. Как обычно, плюс стрелять не понадобится. Твой генерал победит, причём даже официально.

Конечно, ливийская политика может предоставить и других кандидатов. Спикер парламента, например. Он у нас земляк Хафтара (конкурент на электоральном поле), потому является более желаемым кандидатом для остальных регионов.

Вот у вас двое ребят из одной области. Один столицу бомбил, другой нет — кого поддержите? То-то же, выбор здесь очевиден.

Правда, выборы могут и не состояться. Пока что всё идёт к тому, что они пройдут успешно, но никакого прочного фундамента здесь нет. Ведь не только парламент и ВГС рубятся между собой — точно так же нет согласия среди населения, поддерживающего самые разные фракции. А чего вы хотели от воюющей страны, спрашивается.

Но я хочу объяснить, почему в таких условиях выборы не просто «не нужны», а становятся жуткой ошибкой. Выстрелом в собственное колено.


Почему выборы — ошибка

Ни для кого не секрет, что война в Ливии пользуется вниманием международных организаций. Уже и переговоры во Франции проводились, и очередная чушь о мире во всём мире декларировалась много раз. Стороны жали руки и шли стрелять дальше. Очень увеселительное занятие, полагаю, раз идея до сих пор актуальна.

Жить в западной стране со всеми стандартами — это приятно. Но никогда нельзя мерять по её стандартам страны, в которых уровень жизни и колорит порядком отличаются от твоей вотчины.

Это во Франции, Германии или Штатах выборы решают проблему. Здесь они могут лишь создать новую, поскольку воевать общество начало вовсе не по приколу. В Ливии люди живут, стреляют и умирают из-за того, что мирного выхода из сложившейся ситуации у них нет.

Но этого не понимают иностранцы. Они живут в мифе, где Хафтар внезапно смывает с себя кровь, а Ливия принимает его как полноценного кандидата.

Само собой, выборы «для всех» в таком случае кажутся невероятно удачным трюком.

Само собой, авторы этой блестящей идеи никогда не жили в подобных странах, и потому на практике их теория шатается хуже деда Мороза на Новый год.

Ведь военные конфликты появляются там, где не получилось решить серьёзные разногласия мирным путём. Если стороны уже навоевались и желают прекратить это дорогое и кровавое зрелище — одно дело.

Но в Ливии этого не было. Страна превратилась в плацдарм для войны посредников. Турция поддерживает одну сторону, Россия — другую. И Путину с Эрдоганом такой вариант по нраву. Арабские страны раскололись: кто-то поддерживает Хафтара, кто-то вписался за правительство.

Ось куди прямують «дивні» літачки

Чтобы война посредников прекратилась, договариваться нужно не с посредниками. Ведь свои интересы защищают именно бенефициары проекта.

Хочешь, чтобы в Ливии был мир? Отбрось в сторону все формальности и говори напрямую с Путиным, Эрдоганом, каждой арабской страной с обеих сторон. Они формально не воюют. Но воюют именно их военная техника, деньки и наёмники.

Вы что, думаете, будто в случае проведения выборов Ливия станет устраивать их в роли плацдарма? Ничуть. Просто страна к тому времени будет уже наглухо дискредитирована и расколота с новой силой. Боюсь, добрая половина населения никогда не примет Хафтара в роли нового законного руководителя.

А значит, война не прекратится. Максимум — сменит форму. Но, если я правильно понял, всем бы хотелось её завершения?

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.