Перейти к основному содержанию

На что мы все-таки согласились: модифицированная «формула Штайнмайера»

Кремль радуется, а у нас все не так понятно
""

Новость о том, что Украина согласилась на «формулу Штайнмайера», — настоящий взрыв на информационном поле. И хотя толком ничего пока не известно, новость всё равно воспринялась украинцами скорее как капитуляция Украины перед РФ. Свою роль здесь сыграло то, каким образом украинцы узнали о сделке. А именно, от российских СМИ, которые обговаривать новость принялись раньше, чем президент Зеленский решился подтвердить, что это правда.

Кредит доверия, выписанный новой власти, поможет выдержать многое. Но такая «молчанка» начинает затягиваться и добавлять нервозности. Ведь в тот момент, когда государство упорно молчит о решениях, которые определяют будущее его жителей, ты автоматически начинаешь сомневаться, верны ли они вообще. Хорошими тактическими ходами нынешние политики как раз хвастались бы наперебой.

И сколько бы Владимир Зеленский на экстренном брифинге не кричал, что «выборов под дулом пистолета не будет и не может быть», и что власть не переступит через «красные линии», всё это не имеет никакого фактического значения. По крайней мере, пока мы точно не знаем, как выглядят эти самые «линии».

Так что давайте разберёмся, какую именно «формулу Штайнмайера» мы подписали.

Впервые 20 сентября текст «новой формулы» опубликовал глава Министерства иностранных дел Украины Вадим Пристайко:

«Закон вступает в силу в 20:00 по местному времени в день голосования на досрочных местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, которые предназначены и проведены в соответствии с Конституцией Украины и специальным законом Украины, регулирующим проведение местных выборов в упомянутых районах. Он будет действовать на временной основе до дня публикации окончательных выводов миссией БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, на основе устоявшейся практики БДИПЧ ОБСЕ, о соответствии в целом досрочных местных выборов стандартам ОБСЕ и международным стандартам демократических выборов, а также украинскому законодательству и в котором содержится ответ на вопрос, согласованный в Нормандском формате, одобренный в Трехсторонней контактной группе и направленный Украиной в ее приглашении и Действующим главой ОБСЕ Директору БДИПЧ.

Этот закон продолжает действовать на постоянной основе в том случае, если в окончательном отчёте БДИПЧ ОБСЕ согласно устоявшейся практике придёт к выводу, что досрочные местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей были проведены в целом в соответствии со стандартами ОБСЕ и украинским законодательством, отвечая на вопрос, согласованный в Нормандском формате, принятый Трехсторонней контактной группе и направленный Украиной в ее приглашении и Действующим главой ОБСЕ Директору БДИПЧ»

1 октября формула была подписана именно в этой редакции.

Это значит, что особый порядок местного самоуправления временно будет действовать на момент выборов. После них такая новация будет установлена на постоянной основе, если выборы будут регулироваться всеми необходимыми стандартами. Вопрос в том, как их вообще регулировать в такой ситуации.

Важно понимать, что условия проведения выборов диктуются не подписанной «формулой Штайнмайера» и не Минскими соглашениями, а отдельным законом Верховной Рады. Поэтому остаётся только положиться на народных депутатов и парламентские фракции и надеяться, что они не наделают делов.

Сейчас действует закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», действие которого продлевается с 2015 года. Согласно нему, основные положения этого закона действительны, только если вся военная техника (плюс боевики и наёмники с территории Украины) выведены, а любое незаконное вмешательство в избирательный процесс остановлено.

Сами выборы проводятся согласно Конституции и законам Украины и при соблюдении международных стандартов и стандартов ОБСЕ. Текущий закон действует ровно до 1 января 2020 года, после чего его можно продлить.

Важно заметить, что текст оставался идентичным 1 октября и две недели назад, когда в Минске Украина отказалась ставить свои подписи под документом. Что же тогда помешало нашим представителям? А дело в том, что 18 сентября недовольство у Киева вызвало не содержание документа, а просьба российской стороны. Тогда страна-агрессор захотела, чтобы под «формулой» стояли подписи украинской стороны и представителей пророссийских террористических организаций в Донецке и Луганске. Тогда Киев не согласился. И, судя по всему, этого всё же удалось избежать.

Тем не менее, оформление немного изменилось. В отличие от «Минского протокола» 2014 года, под которым ставили подписи Кучма, Захарченко и Плотницкий, «формулу Штайнмайера» оформили по-другому: отдельными личными письмами ОБСЕ от представителей Украины и непризнанных республик об их согласии. (Примечание редактора. Но российские СМИ вроде ТАСС от радости всё равно на части разрывались).

Интересно, ведь во вторник вечером Зеленский убедил журналистов, что выборов на Донбассе не будет, пока оттуда не выйдут российские войска. Согласно риторике президента, в новом законе «не будет перейдена ни одна красная линия, поэтому нет и никогда не будет никакой капитуляции». В самой «формуле Штайнмайера» ничего об этом не говорится. В общем, новая «красная линия» в коллекцию.

«Нужно чётко понимать, что формула — не дорожная карта выполнения условий Минска или план деэскалации. Она касается только одного пункта Минских договорённостей: так называемого «особого статуса» ОРДЛО», — писал бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Так что, по логике, введение-выведение войск должно было регулироваться другими мерами и сдерживающими факторами. Но ни о чём таком на переговорах речь почему-то не шла. Однако Киев утверждает, что ситуация не станет проблемной, ведь в финальную редакцию вошла фраза о том, что выборы на Донбассе должны проводиться согласно украинскому законодательству (в изначальной формуле Штайнмайера 2015-2016 годов такого не было, так что это уже определённая победа).

Как вывод: пока что очевидного предательства нет. Но для того чтобы оно и не появилось, необходим чёткий контроль над проведением выборов. Только тогда это может приблизить возвращение территорий под контроль.

Что для этого требуется? Во-первых, обеспечить безопасность в регионе до начала выборов. Во-вторых, важно следить за соответствием выборов демократическим стандартам, и тут необходимо учитывать весь избирательный процесс, а не только день голосования. И третье — Украине стоит воздержаться от массовой амнистии. Индивидуальный подход в каждом случае в данной ситуации сыграет важную роль. Но, учитывая принятые условия, ещё и реинтегрировать Донбасс за полгода просто невозможно.

Возможно ли обойти эти угрозы — вопрос открытый, всё будет зависеть именно от президента Зеленского и его команды. У парламента сейчас крайне сложная задача — поддержать народ и принять правильное решение. Но если и дальше мы продолжим узнавать настолько масштабные новости от российских СМИ, то, конечно, тут ничего хорошего ждать не приходится. Социальное напряжение растёт.

История доказывает, что украинцы готовы терпеть многое, но отнюдь не всё. Что бы там ни говорили о пассивности большинства населения, лучшим доказательством наших возможностей являются события под Верховной Радой 31 августа 2015 года. А вот Кремль такой вариант формулы устроит больше всего.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

А вот вам повод немного успокоиться по поводу Зеленского.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...