Перейти к основному содержанию

Нацбанк-оборотень и наша инфляция

МВФ привет передаёт
Источник

Искусственная девальвация гривни, безоглядная монетарная и фискальная стимуляция, а также стремительный рост внешних цен сформировали условия для рецидива инфляционного шока в Украине. Однако Нацбанк в очередной раз пренебрегает как очевидными рисками, так и прямыми нормами закона, которыми он уполномочен защищать ценовую стабильность.

Рост экспортных цен промышленных предприятий по итогам января в годовом измерении составил 46,2%, отпускные цены предприятий на сельскохозяйственную продукцию взлетели на 63,3%. На этом фоне повышение учётной ставки Нацбанком в марте лишь на 0,5 процентных пункта — до 6,5% — выглядит недостаточным и запоздалым.

Вопреки закону

Профильным законом определено, что приоритет деятельности центробанка заключается в достижении и поддержании ценовой стабильности.

Ценовая стабильность — это сохранение покупательной способности путём поддержания в среднесрочной перспективе (от 3 до 5 лет) низких, стабильных темпов инфляции.

В эти рамки никак не вписывается поведение центробанка, когда после достижения задекларированной инфляционной цели в 2019 и 2020 годах он решил снова разогнать цены, чтобы в очередной раз помочь правительству.

НБУ сам признаёт, что его реальная ключевая ставка (дефлированная на ожидания финансовых аналитиков по инфляции за 12 месяцев) остаётся ниже нейтрального уровня (если она не стимулирует и не сдерживает инфляцию) с августа 2020-го. При этом Нацбанк планирует удерживать её реальный уровень ниже нейтрального в течение 2021 и большей части 2022 года.

Кроме того, НБУ провёл в прошлом году искусственную необоснованную девальвацию гривни на 19,4%: отток средств по финансовому счёту (4,5 млрд долларов) перекрывался профицитом текущего счёта (6,5 млрд долларов), что обусловило формирование добавленного сальдо сводного платёжного баланса на уровне 2 млрд долларов.

«Монетарный импульс в 2020 году... имел характер существенного стимулирования инфляции. Это прежде всего касалось как темпов роста денежного предложения (в течение 2020 года денежная масса увеличилась на 28,7%) при сохранении учётной ставки почти полгода на уровне 6% годовых, так и обесценивания гривни, которая с определённым лагом и дальше сказывается на ценах, особенно в части импортной составляющей», — отмечают в Минэкономики.

Стоит учитывать также то, что объём наличных вне банков возрос в прошлом году на 34% и составляет более половины 1 трлн гривен — окончательное снятие карантина и улучшение потребительских настроений может превратит эту потенциальную энергию в кинетическую.

О такой гибкости принципов и приоритетов Нацбанка в действующем законодательном корпусе нет никаких упоминаний. Для этого в стенах НБУ нашли понятие «дискреция» — необходимость при определённых условиях принимать решение преимущественно по своему усмотрению, а не опираясь на установленные правила. Именно им планируют прикрывать жёсткую отсебятину руководства Нацбанка во время усиленных, целевых, а также закрытых коммуникаций в ближайшее время.

"

НБУ всё ещё стимулирует рост цен

Начало 2021 года отличилось угрожающим символом: масштаб потребительских цен по сравнению с базовым уровнем декабря 1999 года пересёк отметку 1000%. То есть за этот период произошёл рост цен в 10 раз. И это на фоне соответствующих настроений в бизнес-кругах: в декабре 2020-го из 693 опрошенных Нацбанком руководителей предприятий 21,8% ожидали будущую инфляцию в годовом измерении на уровне 7,6–10%, а ещё 28,9% — более 10%. Но правительство всё ещё прогнозирует рост цен в 2021 году на 7,3%, а Нацбанк — на 7%.

«Несмотря на повышение учётной ставки, наша монетарная политика остаётся мягкой», — признала первая заместитель председателя НБУ Екатерина Рожкова.

«Лучше поздно, чем совсем поздно», — прокомментировал мартовское повышение учётной ставки начальник аналитического отдела «Альфа-Банка Украина» Алексей Блинов.

«Следующий просмотр ключевой ставки политики запланирован на 15 апреля. Мы ожидаем, что ключевая ставка будет повышена до 100 базисных пунктов», — прогнозируют в инвестиционной компании Concorde Capital.

Бывший директор департамента монетарной политики и экономического анализа НБУ Сергей Николайчук также считает, что, скорее всего, в апреле ставка снова будет повышена — до 7%, в частности, из-за продолжающегося роста цен на сырьё, ухудшения инфляционных ожиданий в мире и снижения вероятности получения в этом году финансирования от МВФ.

В случае недополучения финансирования от МВФ Нацбанк может быть вынужден повышать ставку даже больше.

«Повышение ставки придаст дополнительный импульс портфельным инвестициям нерезидентов и, соответственно, поддержит укрепление обменного курса. Поэтому, как и ранее, ожидаем в ближайшие месяцы движение к уровню 27 грн/долл.», — прогнозирует он.

«Очевидно, что ресурс понижающего давления на инфляцию в этом году слишком мал... Если всё не так плохо, а ставка повышается, значит, не всё так хорошо», — отметил член совета НБУ Виктор Козюк.

По его словам, несмотря на приток нерезидентов, укрепление курса тормозится из-за fear of floating, ожидание роста ПИИ с помощью создания инвестнянь является «химерным», а за надежды на лучший урожай центробанк уже критикуют.

«Более высокие ставки, в конце концов, как и спреды, — это симптом пробуксовки с реформами», — подытожил Козюк.

Безжалостное правительство

В вопросе проинфляционной политики Нацбанк сдерживает закон, а вот правительство ничего не сдерживает. И поэтому вклад правительства в дело повышения цен трудно переоценить.

Собственно, профиль госбюджета-2021 вполне проинфляционный, поскольку, в частности, предусматривает увеличение дефицита: в госбюджете-2021 он запланирован на уровне 246,6 млрд грн, тогда как фактический размер дефицита в 2020 году составил 217,1 млрд грн. При этом сохраняется существенный первичный дефицит.

Кроме того, под лозунгом заботы о бедных правительство и парламент повысили минимальную зарплату с 1 января на 20%, до 6000 грн. Такой шаг позволил сократить расходы на субсидии, а параллельно дал двойной толчок росту цен: из-за расширения спроса после увеличения доходов населения, а также из-за цен производителей, которые будут закладывать высокие зарплаты в себестоимость производства.

По данным Госстата, по состоянию на декабрь 2020 года зарплату меньше 6 000 грн получали 23% штатных работников, или около 1,6 млн. Но, с другой стороны, есть 8,4 млн пенсионеров, которые не работают (средний размер пенсионной выплаты на начало 2021 года — 3 500 грн) и 1,6 млн безработных, для которых рост цен лишь увеличивает социальные риски.

При этом парламент и правительство не волнует, что в Украине есть два типа прожиточного минимума. Фактический, в ценах января 2021 года — это 4 714 грн (с учётом суммы обязательных платежей). А ещё установленный законом — это 2 189 грн, или 46% от фактического.

«По данным многих международных организаций, уровень бедности в Украине вырос до 50%, за чертой бедности находится почти 19 млн украинцев», — признала вице-спикер Елена Кондратюк в феврале.

Между тем, 70% украинцев считают украинское общество несправедливым, и это вместе с 19 млн бедняков создаёт опасную смесь.

Как списать кредиты на 400 млрд грн

В правительстве и Нацбанке сформировалась партия сторонников решения проблем с помощью разгона цен. Один из главных их аргументов — кредитные потребности бизнеса. Мол, необходимо обеспечить кредитную экспансию, а рост цен игнорировать ради ускорения экономической динамики.

При этом исключается тот факт, что проблема возврата кредитных долгов в Украине не решена. В планах НБУ — списание до конца 2022 года 400 млрд грн невозвратных кредитов с балансов банков. То есть фактически они предлагают снова раздавать займы тем самым олигархическим конгломератам, долги которых сейчас будут списывать.

Отдельный вопрос — под какие проценты будут предлагать кредитование. После девяти месяцев ежемесячного снижения ставок по новым корпоративными гривневым кредитам они вышли в декабре 2020 году на уровень 8,5%, но в январе 2021-го уже повысились до 8,7%.

Вполне вероятно, что одной из причин такого изменения тенденции стало то, что доходность государственных ОВГЗ растёт с сентября по всем срокам размещения: правительство уже предлагает 12% годовых. Планируемый значительный объём займов на внутреннем рынке потребует поддержания высоких ставок по ОВГЗ, и бизнес всё равно будет проигрывать конкуренцию за счёт банков.

«Если государство берёт под 12% на четыре года, значит, оно собирается обслуживать долг за счёт какой-то инфляции, которая в этом уравнении явно превышает таргет 4–6%. Назовём это «фискальное таргетирование». И чем больше масштабы, тем оно сильнее. А масштабы поражают и запрограммированы минимум на год вперёд. Это и называют фискальным доминированием», — считает Блинов.

Всем сторонникам инфляционной стимуляции не стоит забывать о реальном эффективном обменном курсе (РЭОК). Когда РЭОК гривни ревальвирует — ценовая конкурентоспособность украинских товаров ослабляется. Такая ситуация возможна в случае превышения темпов роста цен в Украине над уровнем инфляции в странах — основных торговых партнёрах и/или в случае ревальвации номинального курса гривни.

В Нацбанке прогнозируют лишь незначительные колебания обменного курса в 2021 году. Часть экспертов соглашаются с такой оценкой, хотя среди факторов, оказывающих давление в сторону ревальвации в ближайшее время, — продажа валюты под посевную и низкий спрос на валюту со стороны импортёров в условиях новых карантинных ограничений.

«Нет каких-либо существенных причин для отклонения курса гривни ниже 27,2–27,5 грн/долл. или выше 28,5 грн/долл.», — считает управляющий партнёр инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман.

При таких условиях каждый процент инфляции вызовет негативное давление на РЭОК, а с ним и на показатели украинского экспорта.

Искажённый индекс

Согласно данным Госстата, по итогам девяти месяцев 2020 года (на данный момент — самые актуальные данные) 48,4% расходов домохозяйств уходило на продукты питания и безалкогольные напитки, ещё 13,8% — на оплату жилья, воды, электроэнергии, газа и других видов топлива. И это в среднем.

В группе населения с доходами ниже фактического прожиточного минимума ситуация ещё хуже — 57,5% расходов идёт на питание и 15,1% — на жильё, воду и топливо. Стоит учитывать, что это статистический срез до повышения цены на газ и электроэнергию.

И на этом фоне в расчётной корзине потребительской инфляции на продукты питания и безалкогольные напитки приходится 43,3%, а на жильё, воду, электроэнергию, газ и другие виды топлива — вообще только 7,8%. Влияние на индекс со стороны отопления ограничено 1,3%, электроэнергии — также 1,3%, а вот услуги кафе оценены в 1,4%, покупка пива — в 1,5%.

"

То есть весовая структура расчёта инфляции не очень связана с затратами домохозяйств. Как пояснили в Минэкономики, вес продуктов питания и коммунальных платежей в расчётной корзине уменьшен из-за повышения благосостояния населения.

Очевидно, неадекватность расчётов существенно усложняет прогнозирование изменения цен и даёт ложные сигналы населению и бизнесу.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.