Перейти к основному содержанию

НАТО и «закат Европы». Часть 2. НАТО против постмодернизма

Как защищать пустоту?

На самом деле ничего нет нового в этой попытке уничтожить идеологию НАТО как изначально противоречивую идеологии постмодернизма. В конце концов, де Голль же тоже выступил против НАТО, мотивируя это тем, что СССР уже не опасен так, как прежде. И это сказал президент страны, в которой советских шпионов было, как говорится, что грязи. Используя коммунистическое, молодёжное, антивоенные движения, СССР заполнил Францию бесчисленных количеством агентов. А де Голль твердил, что никаких проблем с СССР нет.

У одного из классиков советских 1960-х Анатолия Гладилина есть жуткий по пронзительности роман «Французская Советская Социалистическая Республика». История о том, как тихой сапой СССР захватывает Францию и создаёт там новую «республику» — Французскую ССР. Публике гораздо больше знаком на эту тема знаменитый роман Василия Аксенова «Остров Крым», но на самом деле эта идея носилась в годы так называемой «разрядки» в воздухе. До прихода в Белый дом Рональда Рейгана ощущение, что СССР может тихо и незаметно захватить любую страну Европы, было повсеместным. И то, что в этих условиях европейские политики не особо жаловали НАТО, очень хорошо свидетельствует о реалиях того европейского истеблишмента. А грандиозные антивоенные движения, которые финансировал СССР, безудержно сотрясали Европу. Европейский истеблишмент, пропитанный агентами влияния СССР, не верящий сам в себя и в идеи западной цивилизации, легко мог стать добычей советских идеологов. Но не стал. А затем благодаря, с одной стороны, Рональду Рейгану и нескольким его сторонникам, а, с другой — из-за амбициозной глупости Михаила Горбачёва СССР сгинул, исчез, растаял, как дым.

Впрочем, левая европейская элита сделал всё возможное, чтобы битва с идеями западной цивилизации не прекращалась. И в этом чёрном деле она достигла потрясающих успехов.

По сравнению с 1950–1960-ми годами реальное положение Европы стало гораздо хуже. Именно в условиях слабости европейцев и Иран на Среднем Востоке, и Китай в Юго-Западной Азии успешно ведут политику по разрушению того политического базиса, на котором зиждется Европа. Речь идёт не просто об экспансии. И Иран, и Китай по-своему стараются переделать мировой порядок под себя. И надо чётко понимать, что договариваться с ними бесполезно. Как это было в своё время с СССР. Тот, кто надеялся заключить с советским руководством договор, очень быстро понимал, что советское руководство никогда не будет выполнять те пункты, которые оно выполнять не хочет. Вы могли подписать сотни договоров, дать тысячи обещаний, заплатить любые откупные. Но если у СССР была хоть малейшая возможность, он все договоры нарушил. И при этом, разумеется, бил себя в грудь, клянясь, что выполнил все обещания.

С такими противниками, только держа в руках большую дубину, можно добиваться исполнения обещанного.

И Северная Корея, и Иран, и Китай и десятки других агрессивных стран на «пять» выучили опыт СССР.

Когда президент Макрон в своём недавнем знаменитом интервью говорил о «смерти мозга НАТО», то, на самом деле, он имеет в виду смерть самой идеи НАТО. Критики интервью президента Макрона не могут понять логики этого популиста, который, с одной стороны, отказывается выполнять условия о двух процентных военных отчислениях (что было официально решено странами, входящими в НАТО), но при этом говорит о собственных вооружённых силах ЕС.

На самом деле никакого противоречия, с точки зрения президента Макрона, здесь нет. Франция, кстати, в принципе, готова использовать вооружённые силы, и пример участия Французской экспедиционный группы в Мали очень показателен.

Но для политиков типа президента Макрона неприемлема сама философия НАТО: есть стратегические противники, с которыми вообще невозможно договориться, и необходимо всегда держать в руках дубинку, когда имеешь с ними дело.

Франция ещё со времён де Голля готова к тактическому использованию армии. Но она не готова силовым способом противостоять сильным противникам.

А зачем же армия ЕС?

Со времени де Голля во Франции очень модно щёлкать США по носу. Надо сказать, что, увы, у де Голля такие основания были. Ведь именно дурость Эйзенхауэра и его команды стала причиной поражения Англии и Франции в войне за Суэцкий канал. Можно долго обсуждать, почему именно президент Эйзенхауэр встал на защиту Насера, захватившего чужую собственность — Суэцкий канал. Но итог был чудовищный: с этого момента диктаторские режимы осознали, что они могут безбоязненно отбирать собственность, именуя это «народной революцией». Можно долго говорить, что ни к народу, ни к праву это всё не имело ни малейшего отношения. Но прецедент был создан. Всего черед два года сам президент США в полной мере ощутил итог своей глупости. Но уже трудно было что-то изменить. Даже известный американский демократ и либерал, поборник мирного решения конфликтов г-н Киссинджер признавал, что это была отменная глупость президента Эйзенхауэра. Но де Голль был сильным политиком, который пытался играть в очень не простых условиях: ему досталась Франция, политический истеблишмент которой был хронически болен левизной. Можно по-разному оценивать то лекарство, которое он применил, но его положение было очень сложным. А вот президент Макрон творит свою антиНАТОвскую истерию по вполне понятным и совершенно иным причинам: он безумно хочет привлечь к себе левого избирателя. А что может быть лучше для левого избирателя, чем пнуть со всей силой ногой НАТО?

Именно эта же мысль приходит в голову, когда читаешь откровения в «Der Spiegel» Юргена Триттина, депутата Бундестага от партии «Союз 90/Зелёные» и члена комитета по внешнеполитическим вопросам. («НАТО — всего лишь тень»)

Вся статья левого политика пронизана бесчисленными объяснениями, почему НАТО является лишь тенью самой себя. Однако реальное отношение к Альянсу звучит в нейтральной, казалось бы, фразе: «Насколько мало совпадают стратегические интересы внутри НАТО, показывает и предсказуемое окончание соглашения с Ираном (JCPOA), которое США при Дональде Трампе расторгли в одностороннем порядке без согласования внутри НАТО и разрушили его односторонними санкциями».

Однако проблема заключается в том, что само соглашение с Ираном в духе логики ООН. Как можно договариваться с тем, кто проводит активную экспансионистскую политику вплоть до Латинской Америки, ведёт ракетную программу, поддерживает террористические группы и активно вмешивается в политического жизнь всего региона? Левые европейские политики бояться показать Ирану красную карточку даже тогда, когда ловят на месте преступления его тайных торговых агентов, крадущих европейские военные и ядерные технологии, и подрывные группы, готовящие ликвидации противников режима в Европе. Если вы не хотите оказать им реальное сопротивление, а надеетесь задобрить, то вам, естественно, НАТО и не нужно.

Освальд Шпенглер, декларируя кризис западной цивилизации, не видел выхода из него. Идея нацистов отказаться от демократии как ложной цели, вернуться, как они считали, к арийскому племенному построению «вождь и народ» не вдохновили немецкого философа. Уинстон Черчилль, кстати, когда-то считал, что нацистское искушение для западной цивилизации гораздо опаснее коммунистического. Но все эти идеи были чужды изначально Освальду Шпенглеру. К сожалению, и воинствующая вера постмодернистов в возможность «заморозить» всё хорошее навечно — очень опасная иллюзия. Нельзя бесконечно балансировать на острие ножа, рано или поздно ты с него свалишься. Пока человечество и западная цивилизация не изобрели ничего нового, кроме доброго старого прагматизма. С одной стороны, «поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступали с тобой», а с другой — «не поступай с другим так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». Но при этом от ветхозаветного «око за око и зуб за зуб» не торопись отказываться.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Постмодернизм против здравого смысла

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...