Перейти к основному содержанию

Не дадим друзьям нарваться. Правящая партия Польши и её провокация

И в продолжение темы о Польше и новоиспечённом законопроекте. Реакция Украины: как нужно. #Трегубов

Итак, польский президент Анджей Дуда подписал законопроект об уголовном преследовании на территории Польши тех, кто не согласен с её трактовкой событий Второй мировой. Несмотря на то, что против этого закона возражали как многие польские интеллектуалы, так и иностранные партнёры страны — от США до Израиля. Включая и Украину — наша Рада ответила собственным обращением с сожалением, что соседнее государство опустилось до таких методов.

Теперь законопроект пойдёт на рассмотрение Конституционного трибунала Польши, который решит, как именно его имплементировать, и в каких случаях он будет применяться. И у автора этих строк есть предположение, что трибунал этот законопроект выхолостит. Потому что на самом деле этот законопроект никому нафиг не нужен.

А вот спровоцированный им скандал — ещё как.

Что в законопроекте

Коротко, потому что об этом вы можете прочесть на многих других сайтах. Начиналось всё как бы благо. У многих поляков слегка жжёт пониже спины, когда они слышат словосочетание «польские лагеря смерти» применительно к Аушвицу-Освенциму и другим. Лагеря-то были немецкими, но на территории Польши. Поэтому поляки боятся, что этот «устоявшийся мем» приведёт новые поколения молодых оболтусов к ложному мнению, что это Варшава ответственна за геноцид. Опасение излишнее, но реально существующее.

Изначально законопроект выписывался с тем, чтобы исключить употребление такого термина на территории Польши. Но в процессе в результате ряда правок сами лагеря смерти из него вообще пропали, зато появились новые нормы. Фактически теперь законопроект предполагает, цитируем:

«Кто публично и ложно приписывает ответственность или совместную ответственность польской нации или польского государства за нацистские преступления Третьего Германского Рейха (…) или за другие преступления против мира, преступления против человечности, военные преступления, или любым иным способом преуменьшит ответственность истинных исполнителей этих преступлений, будет наказан штрафом или тюремным заключением сроком до трёх лет».

Отдельно упоминаются «украинские националисты и участники украинских коллаборационистских формирований», чьи злодеяния против поляков также нельзя отрицать.

Очевидно, что такой законопроект вызвал негативную реакцию у всех. У немцев — потому что поляки предлагают карать за упоминание факта польского коллаборационизма. У евреев — потому что поляки предлагают карать за упоминание факта участия поляков в Холокосте. У украинцев — потому что в очередной раз накинули на бандеровцев, не упомянув ни пацификаций, ни военных преступлений Армии Крайовой. У ОБСЕ — потому что затыкает рты, что не соответствует базовым принципам свободы слова.

В этом и был смысл.

Ожидаемая реакция

Кнессет Израиля разразился угрозой принять собственный симметричный закон, только карать уже за отрицание участия поляков в Холокосте. Госдеп США ограничился заявлением, что такой шаг повредит отношениям Польши со всеми соседями и её международному влиянию. Украинская Рада сдержала удар и выразила вежливое сожаление, что коллеги, так сказать, ушли от исторической правды и правил приличия.

Однако уже многие у нас кричат — мало! Нужно показать полякам кузькину мать! Неведомо как, но нужно. Что миндальничать? Нас унижают демонстративным неуважением!

Проблема в том, что такой подход — хватание за грудки с «ты меня уважаешь?!» хорош лишь в выяснении отношений с кумом за гаражами. Да и там можно тоньше.

Взамен предлагаю унять колотящееся сердце и задать несколько вопросов.

1. Кто это делает? Точно поляки?

2. Зачем это делают? Точно для того, чтобы нас унизить?

3. Что мы хотим? Отомстить? Сделать так, чтобы они перестали это делать? Использовать эту ситуацию в свою пользу?

Давайте я попробую дать свои ответы, а вы можете со мной не согласиться.

Зачем всё

Во-первых, это делают не абстрактные поляки и не абстрактная Польша, а вполне конкретная структура — партия «Право и Справедливость». Это их инициатива, и если бы в Польше было другое правительство и другие политики, ситуация была бы иной. Таким образом, даже если мы решим мстить и Делать Супостату Больно — делать больно нужно ПиСу, а не «Польше в целом». Это важно.

Переходим к вопросу «зачем это им?»

Открою страшную тайну — крупным политическим структурам неинтересно кого-то унижать просто так. Если они идут на такой, безусловно, значимый политический шаг (слыханное ли дело — переругаться с половиной международных партнёров), то за этим лежит какой-то расчёт, кроме «а не покакать ли нам под дверь соседям и убежать с издевательским хохотом?»

Какие выгоды ПиС может извлечь из происходящего?

ПиС переквалифицировалась из просто правоконсервативной партии в популистскую и реваншистскую. У этих партий есть одна общая черта: они довольно быстро набирают влияние, но на долгой дистанции испытывают сложности с его поддержкой. Им постоянно нужно обозначать нового врага, которого их избиратель будет ненавидеть — иначе он теряет тот эмоциональный запал, который побуждает его откликаться на их риторику.

Проще говоря, им нужна постоянная война — не в полях, но в сердцах. Я уже писал об этом, когда на прошлой итерации на Украину наезжал Будапешт Орбана: ребята, он это делает не потому, что как-то предвзят в нашу сторону, ему это нужно для того, чтобы избиратель из тонуса не выпадал.

В републикованном нами сегодня материале польского политолога Славомира Сераковского даётся и более полное разъяснение: после ухода с должностей наиболее «праворадикальных» министров польского правительства удержание избирателя, озабоченного «кресами всходними» и радующегося зарубе со всем миром, — одна из важных электоральных задач партии Ярослава Качиньского.

Собственно, вот они её и решают — провоцируя на резкость США, Германию, Украину и Израиль одновременно, теша внутреннего… как будет «ватник» по-польски?

Есть и ещё одна подоплека, недавно попавшая на страницы европейской прессы. Правда в том, что официальная Варшава внезапно осознала, что:

а) её экономический рост зависит от украинской рабочей силы.

б) потенциальный допуск украинцев в Шенгенскую зону (не только в рамках краткосрочных безвизовых визитов, но и в рамках трудоустройства), опасен для Польши — украинский трудовой ресурс может потечь мимо неё в более успешные и западные страны Евросоюза. В итоге вместо дешёвой рабочей силы дома поляки получат конкурентов для собственных гастарбайтеров.

Таким образом, из адвоката украинской евроинтеграции Польша переквалифицируется в её тормоза. Но оформить смену милости на гнев нужно аккуратно и так, чтобы выглядело, что Украина сама виновата.

Это наталкивает на неприятный для горячих голов вывод: резкая и грубая ответка — именно то, чего от нас ждёт ПиС. Это именно то, ради чего все затевалось. Не столько сам ход парламента, сколько наш ответный удар обеспечит ПиС должную электоральную поддержку.

Давайте тогда подумаем, что мы можем сделать, чтобы этого не произошло.

Как мы можем реагировать

Нынешняя реакция Рады — хороша. Разнообразия ради украинская половинчастость и осторожность оказалась ко двору. С одной стороны, мы выразили своё несогласие, с другой — не полезли в зарубу.

Это Израиль может себе позволить посылать поляков хоть на Голанские высоты, длинные и необрезанные. Он не евроинтегрируется и не понесёт никаких потерь от разбитых горшков. Украина — в значительно более уязвимом положении, как экономическом, так и геополитическом.

Нам нельзя ссориться с Польшей. Нам, по сути, невыгодна даже ссора с ПиС — хотя ПиС сама очень тщательно пытается нарваться. Нужно держать в голове: рано или поздно это правительство сменится, и ведя с ним войну, даже просто в медиа и публичных заявлениях, мы лишь помогаем ему удерживать избирателя.

Поэтому нам надо демонстративно предъявить: мы здесь — сторона добра и примирения. Мы не хотим конфликта, мы знаем, что он опасен для обеих стран. Держим в голове и не стесняемся громко вспоминать, что в ряде украинских городов в последние годы действительно осуществлялись антипольские провокации — и из-за них торчали кремлёвские уши. Заявляем, что дестабилизация украинско-польских отношений — исторически выверенная схема России по удушению обеих стран, и только Кремль выигрывает от любого нашего взаимно ослабляющего конфликта. Параллельно можно предложить Израилю провести несколько акций памяти, традиционно проводимых на территории Польши, на территории Западной Украины — это, с одной стороны, может поколебать продвигаемый Россией нарратив об украинском антисемитизме, а с другой — вызвать в Польше не столько гнев правых, сколько смятение интеллектуалов.

ПиС не нужен серьёзный конфликт. ПиС и Качиньскому нужен хайп. Не дадим им хайпа. Да, для этого придётся урезонивать ряд их «зеркальных братьев» с нашей стороны, которые тоже постараются не упустить возможности попиариться на конфликте.

Но в данном случае выверенность, хитрость и сдержанность — наш национальный интерес. Пора учиться думать на несколько шагов вперёд.

''отсканируй
и помоги редакции

'''