Перейти к основному содержанию

(Не)уязвимое общество

#Трегубов уже написал о двух информационных уязвимостях Украины, и настала очередь третьей. А в конце немного мотивационного

В трёх статьях, которые закрывают основную часть нашего спецпроекта с Министерством информационной политики, я хотел поговорить о трёх наших информационных уязвимостях.

В первой пришлось показать, как наши медиа, сами того не желая, помогают российской агрессии. Не со зла, а просто потому, что иначе не получается.

Во второй — как это делают наши политики.

Что ж, пришла пора третьей и заключительной. О том, как этой агрессии помогает само наше общество.

Вся прелесть и весь ужас гибридной войны в том, что она заведомо ассиметрична.

Для того чтобы в ней атаковать, не нужен огромный ресурс. Содержать фабрику троллей с приданным ей think tank-ом аналитиков, координируя их усилия с дипломатами и военными — это не очень дорого. Это не флот и не ядерный запас. Достаточно относительно небольших денег, некоторого организационного ресурса и абсолютного равнодушия по поводу того, что о тебе подумают. Ну и, разумеется, хорошо помогает заранее введенный в стране авторитаризм.

А вот в защите часто оказывается бессильна и мощная экономика, и сильная армия, и даже опытные спецслужбы (хотя последние очень полезны). Потому что всё это в свободном обществе часто сопряжено с внутренними противоречиями. В свободном обществе много центров влияния, много групп интересов, сильная внутренняя конкуренция и слабая вертикаль. И главное — много внутренних противоречий. Именно по ним гибридные вояки и лупят. Колосса бьют по ногам, надеясь, что с его-то весом он не переживёт падения.

Единственное, что спасает — зрелое общество. Общество, критично воспринимающее информацию, общество, уважающее правила, общество, не поддающееся на попытки его разделить.

В этом плане Украина особенно интересна. Просто потому, что из вышеперечисленных бонусов у нас есть только какая-никакая армия. А в остальном — плюрализм и конкуренция у нас от цивилизованной страны, а экономика и готовность играть по правилам — от третьего мира.

Мы хрупки. Как страна и как общество. Во всяком случае, пока хрупки.

Наша хрупкость обусловлена тем, что мы пока ещё не объединены единым видением будущего. Какая-то часть украинцев до сих пор стонет по советскому порядку. Какая-то декларирует национализм как свой идеал, но стоит чуть дольше порасспрашивать о том, как они видят его живое воплощение в экономике или во взаимоотношениях государства и личности — и перед глазами предстанет большевизм в вышиванках. Кому-то люба европейская либеральная демократия левого толка, а кому-то — американская республиканская традиция.

В гибридной войне предполагается натравливать те или иные части общества противника друг на друга. Нас натравливать не надо. Мы сами справляемся. Мы с радостью будем бить друг дружку без всякого постороннего науськивания.

И сложно нас в этом винить. Во-первых, не будь в нас этого кипишного, бунтарского духа, мы бы и не вырвались из-под российской пяты. Примером тому здорово похожие на нас беларусы.

Во-вторых, мы очень молодая политическая нация. Мы не набили свои шишки. Мы знаем, как правильно, из умных книжек и чужого опыта, но ощутить этот опыт как свой не можем. Одни и те же люди ругаются на отсутствие правосудия и настаивают на возвращении смертной казни. Обсуждают слабость полиции и обижаются на её же жёсткость. Требуют снижения налогов и увеличения социальных выплат, раскулачивания и привлечения инвесторов, войны по-серьёзному, но без призывов, мобилизаций и ограничений их личных прав. Причинно-следственные связи мало понять, их прочувствовать надо.

В плане политического сознания мы хуже, чем дети, мы подростки. Это вполне естественно, возраст такой. А если учесть, что ряд стран, на которые мы раньше равнялись, деградировали ровно до такого же инфантилизма — как нас винить?

Но то, что мы не виноваты в наших слабостях, не значит, что враг ими не воспользуется.

Как сделать наше общество прочнее? Устойчивее? Взрослее?

Как ни странно, это уже потихоньку происходит. Вроде медленно, но если отстраниться, мысленно отойти, как завещал Честертон, на большое расстояние, и взглянуть на последние пять лет — мы очень изменились. Кто не верит — сходите, пообщайтесь с россиянами (если нервов не жалко) или с беларусами (если хотите поспокойнее). Вот они всё те же, и на этом фоне будет отчётливо видно, насколько другими становимся мы.

Мы наконец-то разрушили внутри себя советскую мифологию. Нарисованная на киевской арке Дружбы народов трещина — лишь зримое воплощение того, что уже произошло в головах наших сограждан. Возможно, это всё ещё кажется сомнительным из Одессы или Харькова, но уже очевидно в Киеве и Днепре. Очень хорошо это было видно в искренней и довольно массовой поддержке Томоса среди людей, далёких от церкви, и даже среди людей, негативно к ней настроенных: понимание необходимости отстраниться от скреп «триединого народа» оказалось выше личных симпатий и антипатий. Возможно, это моё личное ощущение, но я должен им с вами поделиться: мы таки перешли Рубикон, и он достаточно далеко, чтобы я не боялся сглазить, констатируя этот факт.

Мы стали устойчивее к фейкам. Разошедшийся по сети «секс-скандал имени Бурейко», с одной стороны, напугал своими масштабами, но с другой — надо признать, множество людей всё-таки не побоялось заявить, что чувствуют в этом всём неповторимый привкус лапши. Пять лет бомбардировок распятыми мальчиками всё-таки обучили бы и зайца хоть каким-то базовым навыкам информационной гигиены. Пока недостаточно, да. Но мы работаем над этим.

Нам осталось главное: осознать, что нас больше объединяет, чем разъединяет. Сформулировать какое-никакое единое видение если не самого будущего, то правил, по которым мы будем играть в построении новой Украины. Сделать эти правила общественным консенсусом для всех — от солдата до олигарха.

Проблема в том, что это не решается никаким единым действием, никакой отмашкой. Рада не примет нам закон об изменении содержимого голов и сердец. Это набивается незаметно, как рост мышц. Сегодня мы уже празднуем Покрову, а не 23 февраля. Завтра, возможно, задумаемся, что день святого Николая и Рождество (в светской или в религиозной версии, в зависимости от личных воззрений) как-то стали нам ближе, а советская традиция празднования Нового года (созданная, если кто не знал, Павлом Постышевым — непосредственным куратором Голодомора) — дальше. Ещё через день мы уже не поведёмся на очередной фейк. Потом высмеем тех, кто будет обещать нам звёзды с неба и мешки халявы. А потом глянем за границу и окончательно убедимся, что там какие-то инопланетяне с Голубыми огоньками, ненавистью к Западу, георгиевскими ленточками и Юрием Лозой.

Размечтался? Возможно. Но именно опыт последних лет подсказывает, что цель достижима. И достигается. Опыт тикает. Уровень растет. Навыки прокачиваются.

Я хотел написать о наших слабостях, а написал о нашей силе.

Что ж, бывает и так.

''отсканируй
и помоги редакции

''