Перейти к основному содержанию

Новая доктрина агрессии РФ (или нет)

Давайте отвлечёмся от выборных баталий – в день тишины нас ждёт новая доктрина агрессии РФ. Точнее, её разбор от #Трегубов'а.

В начале марта начальник Генштаба ВС РФ, генерал армии Валерий Герасимов вновь выступил перед Академией военных наук РФ. И его очень внимательно слушали.

Слушали его не только в России, но и за рубежом. Потому что предыдущее его выступление от 2013 года, озаглавленное «Ценность науки в предвидении», стало, по сути, манифестом гибридной войны. Именно по выписанным там принципам Российская Федерация проводила как явную агрессию против Украины, так и более скрытую — против стран ЕС и НАТО.

И вот, через шесть лет — ещё одно выступление. Новая статья называлась «Векторы развития военной стратегии» и заметно отличалась от предыдущей.

Перескажем основное.

Отсель грозить мы будем чем-то

Во-первых, глава российского Генштаба утверждает: «Геополитические соперники России не скрывают, что собираются достигать политические цели не только в ходе локальных конфликтов. Они готовятся к ведению войн с ˮвысокотехнологичным противникомˮ с использованием высокоточных средств поражения с воздуха, моря и из космоса, с активным ведением информационного противоборства».

"
Начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов

То есть, по его словам, «геополитические соперники России» готовятся разбить её в ходе глобального конфликта.

Во-вторых, он повторяет мантру про подлых американцев, свергающих неугодные режимы «цветными революциями».

«США и их союзники определили агрессивный вектор своей внешней политики. Ими прорабатываются военные действия наступательного характера, такие как ˮглобальный ударˮ, ˮмногосферное сражениеˮ, используются технологии ˮцветных революцийˮ и ˮмягкой силыˮ. Их целью является ликвидация государственности неугодных стран, подрыв суверенитета, смена законно избранных органов государственной власти. Так было в Ираке, в Ливии и на Украине».

В-третьих, как и Путин, хвастается новыми ракетами и призывает к развитию мер стратегического сдерживания.

В-четвёртых, оценивает как позитивный опыт российского исторического мародёрства в Сирии.

«Важную роль для развития стратегии имеет сирийский опыт. Его обобщение и внедрение позволили выделить новую практическую область — выполнение задач по защите и продвижению национальных интересов за пределами территории России в рамках ˮстратегии ограниченных действийˮ. Основой реализации данной стратегии является создание самодостаточной группировки войск (сил) на базе формирований одного из видов Вооружённых Сил, обладающего высокой мобильностью и способного внести наибольший вклад в решение поставленных задач. В Сирии такая роль отведена формированиям Воздушно-космических сил. Важнейшими условиями реализации данной стратегии является завоевание и удержание информационного превосходства, опережающая готовность систем управления и всестороннего обеспечения, а также скрытное развёртывание необходимой группировки. Получили обоснование новые способы действий войск в ходе операции. Роль военной стратегии заключалась в планировании и координации совместных военных и невоенных действий российской группировки войск (сил) и формирований вооружённых сил заинтересованных государств, военизированных структур стран – участниц конфликта. Получило развитие постконфликтное урегулирование. В Сирии впервые была разработана и апробирована на практике новая форма применения формирований Вооружённых Сил — гуманитарная операция. В Алеппо и Восточной Гуте в сжатые сроки пришлось планировать и проводить мероприятия по выводу мирного населения из зоны конфликта одновременно с выполнением боевых задач по разгрому террористов. Достигнутые результаты в Сирии позволили выделить актуальные направления исследований вопросов применения Вооружённых Сил в ходе выполнения задач по защите и продвижению национальных интересов за пределами национальной территории».

Здесь прямой сигнал — отправка «миротворцев» за пределы российской суверенной территории Генштабу РФ понравилась. Хотят ещё.

В-пятых, констатирует: «Сложность современного вооружения такова, что наладить его производство в короткие сроки с началом военных действий вряд ли удастся. Поэтому всё необходимое должно выпускаться в требуемом количестве и поступать в войска ещё в мирное время. Мы должны всеми силами обеспечить техническое, технологическое, организационное превосходство над любым потенциальным противником».

Испугались?

В отличие от прошлого, этот документ — не о гибридной войне. Он о глобальной войне с акцентом на использование более традиционных (слово «конвенционный» здесь не подходит, поскольку речь идёт и о ядерном оружии) средств. Гибридные средства в нём также описаны, но здесь речь уже об открытой драке, а не о попытке набросить противнику на голову простыню.

И его услышали — как внутри России, так и за её пределами (в последнем я имел шанс убедиться недавно на посещённом Вильнюсском форуме по вопросам безопасности). Шутка ли — глава Генштаба РФ уже грозит даже не Америке, а всерьёз обсуждает противодействие «любому потенциальному противнику». То есть, надо полагать, и Китаю?

И ведь правда, всё на это указывает. В РФ обсуждают собственную мобилизационную готовность, хвастаются новыми ракетами и грозят оружием, способными поражать не только и не столько войска, сколько мирное население других стран, параллельно продолжая и наращивая гибридную агрессию в Европе. Недавно кто-то из аналитиков заметил даже чисто психологический нюанс: сейчас три из четырёх военных округов РФ возглавляют танкисты. Собственно, и сам Герасимов — выходец из танковых войск. Кто сталкивался, тот знает: мышление выпускников советских танковых училищ, как бы это помягче сформулировать, склонно к грубоватой и агрессивной прямолинейности.

Со стороны это действительно похоже на подготовку к «большой войне».

Они это серьёзно?

Не факт.

Я сделаю рискованное и даже наглое предположение: главная ошибка при анализе нового выступления Герасимова — восприятие его всерьёз и буквально как реального руководства к действию. Я глубоко убеждён: сам этот текст — стратегическая информационная операция.

Что заставляет так считать?

Во-первых, задекларированные в документе цели.

Добиться очевидного технического, технологического и организационного превосходства над любым противником, включая блок НАТО, Китай и Японию, Российская Федерация просто не может. Строго говоря, на это не был способен Советский Союз — много более мощная экономика с много более мощной технологической базой, много более стабильным внедрением инноваций в продукцию ВПК и много большей долей военных расходов в общей бюджетной структуре. Более того, сама попытка хотя бы удерживать относительный паритет его доконала.

Возможно, российские руководители не извлекли уроков и хотят повторить? Возможно, они всерьёз считают, что Армагеддон и великая битва сынов Гагарина с сынами Майкла Джексона наступит раньше, чем Россия с таким курсом треснет по швам?

Давайте всё же не будет думать о наших противниках исключительно как о сумасшедших, мечтающих попасть в ядерную Вальгаллу. Привычка хранить капиталы и потомство на Западе указывает на обратное.

С чего мы вообще взяли, что они серьёзно?

Первая «стратегия Герасимова», задавшая основы гибридной войны, действительно была руководством к действию. Она определила стратегическое — агрессивное — поведение России по отношению к ближним и дальним соседям: гибридные интервенции, информационные кампании, медиавирусы, вмешательства в выборы и попытки создать очаги хаоса там, где ещё недавно были стабильные институции.

"
Российские интервенты в Сирии

Но должны ли мы сделать вывод, что и вторая будет столь же реальной?

Не логичнее ли предположить, что, зная, что к словам и выступлениям Герасимова теперь приковано особенное внимание, в новое выступление завернули нарратив, который хотят вложить в головы зарубежным наблюдателям?

Возможно, Кремль хочет, чтобы мир считал, что он готовится к глобальной войне. При том, что для реальной подготовки к ней у него физически нет ни сил, ни средств.

Возможно, Кремль хочет, чтобы Россию воспринимали как второй СССР, как опасного сумасшедшего, как геополитический Мордор.

Возможно, «Герасимов 2.0» — это продолжение стратегии, описанной в «Герасимов 1.0». Страшилка, которую хочется всунуть в головы международных аналитиков.

Допустим. Но зачем? Зачем убеждать окружающих, что ты готовишься к войне со всем миром сразу, к глобальному конфликту?

Возможно, для того, чтобы они не мешали локальным конфликтам.

«Доктрину Герасимова 2.0» с этих позиций можно рассмотреть и с точки зрения внешней политики, и с точки зрения внутренней.

С точки зрения внешней это, как и ряд других российских «сотрясаний мускулами» (например, постоянное хвастовство реальными и мнимыми достижениями оборонки), призвано доказать, что связываться с РФ — себе дороже. Что она готова нарастить любой локальный конфликт до глобального.

Например, что если в Нарве внезапно от сырости самозародится какая-нибудь «самооборона» с блэкджеком и казаками, готовая провозгласить «Эстонскую Народную Республику», то им лучше не мешать. А то ценой может стать даже не кровавая битва в лесах Эстонии, но хуже — то ли танковый бросок до Ла-Манша, то ли ядерный удар по Брюсселю.

Или если на Донбассе начнётся новая фаза обострения, то помогать Украине вообще бессмысленно. Тут же целая глобальная угроза в игроках, страна, грозящая всему миру. Очевидно, что никакая Украина, в которой Чернобыль и Коррупция, не устоит. А раз помочь не получится, то нечего и пытаться.

Таким образом, пугая НАТО большой войной, Кремль пытается снизить решимость Альянса принимать участие в малых. Ещё раз ослабить, ещё раз внести раскол. На вышеупомянутом Вильнюсском форуме аналитик Немецкого совета по международным отношениям Гайнрих Брасс заметил, что угроза новыми ракетами, способными поражать любую европейскую столицу, но не долетающими до Северной Америки — это ещё и попытка вбить клин между Европой и США, расшатав единство НАТО. Мол, зачем вам выступать единым фронтом, если перед вами разные угрозы и степени риска?

Возможно, в этом же ключе стоит рассматривать и все российские намёки на большую войну. Они просто хотят посеять в стане вероятного противника нерешительность.

Вопрос лишь в том, удастся ли им это, или их блеф вовремя раскусят.

С другой стороны, есть и внутреннее измерение.

Одной из основных угроз безопасности РФ Герасимов называет «цветные революции». Правда, меры противостояния им особо не описывает, упоминая лишь, что они проработаны.

Такое заявление вполне вписывается в общий курс России на закручивание гаек во внутренней политике: раздувающуюся «Росгвардию», закупающую сверхмощные светошумовые установки, огораживание Интернета и другие лихорадочные способы удержать на плану нынешний режим.

Российская Федерация всё ещё очень хочет казаться СССР-ом.

Быть им она уже не способна, а вот казаться может удастся.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...