Перейти к основному содержанию

О мягких энергокнутах

Что такое Европейское Энергосообщество, обещавшее «start infringement procedure against Ukraine»? Небольшой экскурс в отраслевую европейскую бюрократию. #Трегубов

Что плохого может сделать Евросоюз и его профильные энергетические структуры Украине за пролонгацию двойного тарифа? Небольшой экскурс в отраслевую европейскую бюрократию.

В начале ноября одной из главных новостей Украины в энергетическом секторе был «ататат» от главы Секретариата Европейского Энергосообщества Янеша Копача Кабмину Гройсмана за продолжение эпопеи с двойным тарифом. В конце официального письма, ставшего достоянием общественности, Секретариат пообещал «start infringement procedure against Ukraine» в связи с принятием постановления Кабмина №867. О том, какой профанацией с точки зрения европейцев является «щире українське покладення спецобов’язків», мы уже писали неоднократно. Также необходимо понимать, что такое Энергосообщество и Секретариат как его часть, и что такое — infringement procedure, какие кнуты нам светят.

Итак, для начала отметим, что сравнивать Энергосообщество (Energy Community) Евросоюза с родной НКРЭКП, как это делают украинские СМИ, довольно некорректно. Наша Нацкомиссия является регулятором для внутреннего рынка с довольно широким набором полномочий и необъятным спектром контролируемых субъектов. НКРЭКП даёт и отбирает лицензии у солнечных станций на полтора мегаватта, согласовывает тарифы и инвестпрограммы для каждого заштатного теплокоммунэнерго, и так далее. Куча мелкой согласовательно-разрешительной бюрократии.

А Энергосообщество — это прежде всего интеграционно-просветительская структура, несущая благую весть in partibus infidelium о гармонизации и либерализации энергорынков. 13 лет назад её создал Евросоюз, чтобы энергетические системы маленьких балканских стран вливались в единую энергосистему ЕС на правилах ЕС. Изначально Энергосообщество так и называлось — Energy Community of South East Europe. Название сократили, когда в начале нулевых появились новые члены — Молдова и Украина, в прошлом году добавилась Грузия.

Раз в году собираются профильные министры стран вне Евросоюза, которые участвуют в Energy Community, к ним могут присоединиться уполномоченные участники от любой страны-члена Евросоюза. Чтобы обсудить актуальные проблемы и похвалить тех, кто за истекший год лучше других приблизил свое энергетическое законодательство к нормам ЕС. И немножко поругать тех, кто проявляет на этом направлении меньшее рвение.

А Секретариат, возглавляемый достопочтенным Янушем Копачем, занимается рутинной работой. Его специалисты консультируют представителей стран-участниц вне ЕС, насколько их очередная законодательная новация в энергетической отрасли соответствует или противоречит европейским нормам. Секретариат проводит разные профильные посиделки-форумы-панели с фуршетами и презентациями. И собственно, на чиновниках Секретариата лежит подготовка Ежегодного отчёта об имплементации, в котором и сведены по каждой стране-участнице её зрады и перемоги на пути к светлой цели. Вписывается ли каждый участник в заранее заявленные дедлайны, что за год изменилось в его законодательстве по электричеству-газу-зелёной энергетике-нефти-всему прочему. То есть, за что хвалить и за что ругать каждую отдельно взятую страну.

Собственно, о поругать — для нас это сейчас более актуально. Что нам могут сделать за двойной тариф.

Мы пошли смотреть на сайте Энергосообщества, что они понимают под infringement procedure и что случается в конце этих процедур. Собственно, infringement procedure в понимании ЕС — это некий процесс, в ходе которого устанавливается, являются те или иные действия нарушением правил и договорённостей. И уже по итогам установления подбирается санкция. Или не подбирается.

Так вот, мы нашли фундаментальную статью от функционера Energy Community, начальника юридического департамента Секретариата Эрика Бушле. Сама статья была изначально опубликована в профильном ежеквартальнике European Energy Journal.

Почтенный Эрик Бушле обстоятельно рассуждает о возможных принуждениях к выполнению правил Энергосообщества. И приходит к выводу, что с одной стороны, Секретариат может начать infringement procedure чуть ли не по желанию левой пятки, и никто из стран-членов не может ограничить в этом чиновников. С другой стороны, список санкций, которые есть в его распоряжении непосредственно, довольно ограничен. Это всего лишь изгнание на год-два представителя проштрафившейся страны из тусовочки Энергосообщества. Ну, запрет на посещение всех их заседаний и участие в профильных посиделках в статусе представителя страны в Энергосообществе. Как признаёт сам автор — это более политический шаг, и не очень действенный.

Опять же, длительность рассмотрения подобных ситуацию в Секретариате может длиться несколько лет. Так, с 2011-го по 2017-й шло рассмотрение дела по Боснии и Герцеговине по нарушению условий договорённостей и директив ещё нулевых годов. Наши украинские политики, планирующие в лучшем случае на год вперёд, смотрят на этих чёртовых европейцев как на каких-то инопланетян.

Но при этом «мягкой силы» у Секретариата побольше. Когда Секретариат изгоняет или хотя бы поднимает вопрос об изгнании кого-то из своей тусовочки на год-два, это знак для их начальства в руководящих структурах Евросоюза, что имярек ну совсем неадекват. И Секретариат имеет значительное негласное влияние как экспертная структура при высших органах Евросоюза. Именно в Секретариате делают всякие справочки-объективочки на тему того, можно ли с какой-то страной иметь общие энергетические проекты и привлекать на эти проекты бюджеты и кредиты.

То есть, перед нами структура евробюрократии с довольно призрачными властными полномочиями в том формате, к которому мы, украинцы привыкли. Они не могут всадить штрафом, не могут дать/отобрать лицензию какую-нибудь, ничего такого критичного не согласовывают. Но именно Секретариат влияет на подготовку и оформление ключевых решений в отрасли на уровне Евросоюза.

Нас не оштрафуют и не запретят европейским импортёрам поставлять нам газ. Но в сентябре 2019 года Энергосообщество обнародует очередной Ежегодный отчёт об имплементации, где Украина ещё сильнее провалится по своим показателям. В двух предыдущих отчётах, за 2017-й и 2018-й, у нас была примерно четвёрка, ну или четвёрка с минусом.

Итоги Украины в отчёте-2018

В этот раз нам вкатят тройку.

И после такого отчёта ЕС не даст нам кредит или финпомощь на те отрасли, где у нас провал. На энергосбережение, все эти вот тёплые кредиты для ОСМД — да, будут деньги, потому что там показатели хорошие. Но кредита на строительство хаба на границе или какую-то модернизацию от, например, Европейского инвестиционного банка мы не дождёмся. И аналогично частный зарубежный инвестор не будет вкладываться в нашу газораспределительную или газотранспортную систему.

И если гипотетически двойной тариф отменят после парламентских выборов, то это будет отображено в лучшем случае в отчёте Энергосообщества уже за 2020 год. Таким образом, украинские чиновники отдаляют от себя «длинные» европейские деньги, которые могли бы пойти на модернизацию отрасли — чтобы получить несколько процентов к своему рейтингу сегодня. Поэтому мы маемо, шо маемо, а Европа там, где она есть. Такие дела.

''отсканируй
и помоги редакции

''