Перейти к основному содержанию

Осиное гнездо: «Аль-Каида» и ИГ в Йемене

Помните материал о Йемене? (В противном случае перечитываем.) Есть вторая часть, уже об «Аль-Каиде».

Анатолий Максимов 

Мы можем столкнуться с более сложной «Аль-Каидой». Не просто террористической организацией, а движением с контролируемой территорией и счастливыми людьми на ней.

Анонимный дипломат в Йемене

В первой части материала о Йеменской войне мы рассказали об её причинах, основных игроках и их интересах. Но лишь в двух словах упомянули две важные силы, которые оказывают влияние на ход конфликта — террористов. Вторая часть, которую вы сейчас читаете, призвана заполнить этот пробел. Итак, пора окунуться в мир «Аль-Каиды» и «Исламского государства» на йеменском плацдарме!

Для начала важно разделить эти две группировки согласно простому принципу: «местные» и «приезжие». «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП) — местный игрок уже десятки лет. Йемен — центральная база её арабской ветви, здесь боевики контролируют земли и города, нефтепроводы и пути сообщения. ИГ — совсем не местные ребята, которые посматривают на «местных», но ещё боятся активно драться с ними — силёнок пока что не хватает.

Часть первая. Зарождение «Аль-Каиды на Аравийском полуострове»

2009–2011 годы

Но как «Аль-Каида» вообще появилась в Йемене? О, это интересная история, ведь аравийское отделение появилось в арсенале «Аль-Каиды» лишь в январе 2009 года путём объединения саудовских и йеменских боевиков (были в стране с 1990-х. — Ред.). Правда, саудовскую ветвь быстро уничтожила власть, поэтому осталась йеменская, которая через несколько лет стала довольно успешной.

Но этого лидерам местной группировки показалось мало, и в 2011 году, в разгар «арабской весны», они создали филиал «Ансар аль-Шариат». Формально он независим и совершает свои собственные нападения и атаки. Именно «Ансар аль-Шариат» взял на себя ответственность за две атаки в Сане в 2012 и 2013 годах, в результате которых погибло более 170 человек. Кроме этого, террористы захватили часть йеменской территории, где провозгласили свои «эмираты». Участвуют они и в битвах против хуситов за крупные города страны, например, за юго-западный Таиз.

Некоторые члены «Ансар аль-Шариата» откололись в 2015 году от группы и поклялись в верности «Исламскому государству».

Часть вторая. Через тернии к успеху

2011–2016 годы

Любой конфликт — подарок радикальным, экстремистским и террористическим организациям. Йемен — не исключение. Разборки, революция и гражданская война пригрели боевиков «Аль-Каиды». Как и все повстанческие группы, АКАП процветает в условиях, когда государственная власть слаба или отсутствует, нищета носит характер пандемии, а оппозиционные силы разобщены. Йемен идеально соответствует требованиям, не так ли?

6789

Территории и города на юге Йемена под контролем АКАП в 2016 году, перед потерей Эль-Мукаллы. Чёрными точками обозначены неподконтрольные населённые пункты

Руководство АКАП оказалось достаточно гибким, чтобы использовать саудовскую операцию против хуситов к собственной выгоде. Группировка закрепилась на большей части Восточного и части Южного Йемена и заполнила там вакуум власти. Но тут важно сделать одну оговорку — непривычным для «Исламского государства» способом с немедленным введением в действие шариатского права, шариатских судов и казнями всех без разбору. АКАП действует умнее и спокойнее, растягивая процесс на годы и в первую очередь решая насущные проблемы области, а также устанавливая связи с племенами.

Проблема в том, что поначалу «Аль-Каида» помогала местным жителям в районах, находящихся под её контролем, ремонтируя скважины, водопроводы и обеспечивая самых бедных продовольствием. Но как только армия Йемена и её союзники начали выкуривать боевиков с их земель, лидеры быстро забили на местных. Это возмутило демократичных (насколько это возможно в такой стране) племенных лидеров.

В письме ныне покойного лидера АКАП Насира аль-Вухайши своему «коллеге», лидеру «Аль-Каиды в исламском Магрибе» Абдельмалеку Друкделю, упоминается, что племена из союзников стали «главным препятствием на пути поддержания контроля». Чтобы преуспевать в такой стране, как Йемен, пишет Вухайши, нужно иметь «поддержку среди местного населения длительное время».

Несмотря на поражение в 2012 году, АКАП сумела восстановиться к 2014-му и вступить в гражданскую войну в Йемене как сила, с которой придётся считаться. Это вылилось в захват города Эль-Мукалла и юг провинции Хадрамаут в 2015 году. Новый подход к переговорам с местными лидерами дал ощутимый результат — подкупленные деньгами и оружием, племенные вожди практически бескровно сдали город.

Ну и какой же захват населённого пункта без трофеев?! Боевикам достались оружие и техника с баз йеменской армии и главный приз — около 100 млн долларов из местного отделения Центробанка Йемена! Это дало возможность значительно расширить количество обученных членов и заплатить ещё больше союзным племенам, фактически отдав всё управление отдалёнными районами в их руки.

«Аль-Каида» даже дошла до того, что попросила у правительства… разрешение на торговлю сырой нефтью с раскладом 25% — АКАП и 75% — в казну Йемена. Правительство, понятное дело, послало «эмиссаров» далеко в пустыню. А тем временем АКАП получала от 2 до 5 млн долларов ежедневно от контрабанды и поставок топлива в другие районы. Такой «бизнес» роднит йеменских боевиков с ИГ.

Абдалла аль-Наси, губернатор провинции Шабва, где АКАП контролировала некоторую территорию, сказал по телефону Reuters, что группа стала фактическим поставщиком топлива: «Правительственные АЗС покупают у них и продают гражданам».

«Сказка» со скоростными катерами, мощёными дорогами, огромными доходами от порта и шариатским правом закончилась в апреле 2016 года с падением Эль-Мукаллы под напором армий Саудовской Аравии, Йемена и ОАЭ, которые заявили о «большой победе над АКАП». Сами террористы предпочли термин «стратегическое отступление ради спасения жизней гражданских лиц».

Но и этот мощный удар под дых не сломил АКАП, а просто вынудил в очередной раз сменить стратегию. Вскоре организация снова пошла в рост, даже не имея больше под своим контролем крупных городов.

Высокопоставленный йеменский чиновник из правительства в апреле 2016 года сказал, что война против хуситов — «подходящая среда для ... расширения "Аль-Каиды"». Вывод правительственных армейских подразделений с их баз на юге страны дал возможность «Аль-Каиде» захватить «очень большое количество сложного и современного оружия, в том числе переносных зенитно-ракетных комплексов и транспортных средств». «А поглощённость коалиции борьбой с хуситами позволила "Аль-Каиде" снова захватить новые области, — сказал он. — Вот почему "Аль-Каида" сегодня стала сильнее и опаснее».

Пока АКАП ощущает себя весьма комфортно, опираясь на локальную поддержку и доходы с удерживаемых южных территорий, но новый соперник уже на пороге и хочет свой кусок йеменского пирога.

«Исламское государство»: тяжёлый путь к признанию

В одном из предыдущих материалов мы коротко обозначили Йемен как один из возможных плацдармов для развития ИГ в случае полной потери территорий в Ираке и Сирии (или хотя бы Ракки и Мосула), и указали, что конфликт может привлечь ИГ, как когда-то он привлёк «Аль-Каиду».

Для боевиков «Исламского государства» Йемен и АКАП, как возвращение домой. Ведь когда-то ИГ само было частью «Аль-Каиды» — правда, в Ираке. Но примут ли боевики АКАП столь дерзкие амбиции последователей аль-Багдади, учитывая, что ИГ стоит у края пропасти, под угрозой полного разгрома и забытья? Ой, не факт — в мире терроризма лузеров не любят и не жалеют. Вполне возможно, что «Аль-Каида» предложит ИГ объединить силы и бороться вместе, но доминирующей роли у «чёрных флагов» не будет: их лишь пара сотен, тогда как у АКАП — тысячи боевиков.

Ну и не будем забывать, что ИГ слишком радикален для местных — «Аль-Каида» когда-то изгнала их из своих рядов именно за жестокость, повергшую в шок даже бывалых террористов. Как уже было сказано, АКАП выступает за более мягкое внедрение шариата и более спокойное управление (при этом нельзя забывать, что это всё-таки жестокие террористы).

«В Йемене ключевые для "Аль-Каиды" восточные земли и правительства-то никогда не слушались, так какого милого они будут слушать Халифат из Сирии и Ирака, который ещё дальше, чем Сана?», — спрашивает исследователь Йемена из Оксфорда Элизабет Кендалл.

Ещё одна проблема, которую тонко подметила аналитик Катерина Циммерман из Американского института предпринимательства в Вашингтоне, кроется в том, что большинство уже осевших в Йемене игиловцев — саудовцы. Очков поддержки на такой национальности не заработаешь: Саудовскую Аравию в Йемене люто ненавидят за бомбёжки гражданских целей при поддержке западных держав.

Только две ячейки ИГ, по последним данным, активны в Йемене — в Адене и Хадрамауте. И это неудивительно — группировка появилась в песках Йемена лишь в 2014 году. А в 2015 она сделала что? Правильно, взорвала мечеть с паломниками-хуситами, которые, как известно, шииты. Вот кому придётся непросто, если сунниты-ИГ укрепятся в регионе, так это им… Этот теракт и показательные казни вызвали возмущение в рядах АКАП — и «родственники» в шоке отодвинулись от «отпрысков» ещё дальше. «Аль-Каида», кстати, установила запрет на взрывы мечетей и рынков, ну а для ИГ закон, в том числе исламский, не писан. Даже в Twitter новости двух организаций радикально отличаются. В то время как ИГ известно всему миру роликами с показательными казнями, АКАП 56% своего фида пишет про развитие и благоустройство подконтрольных территорий. Наказаниям в стиле шариата уделяется мизерное внимание — 3%. Но это не значит, что там не убивают людей камнями. Просто это происходит намного реже.

Сейчас сложно предположить, на чём сойдутся две организации, вышедшие из одного лона. Возможно, они будут воевать друг с другом, а, возможно, всё же найдут в какой-то мере общий язык и будут бороться на одной стороне.

«Аль-Каида» будет пытаться превратиться из террористической организации в военизированное движение типа «Аль-Шабааба» в Сомали или ХАМАСа в Секторе Газа, чтобы ещё более эффективно контролировать свои территории и по возможности захватывать новые. Только, к сожалению, террористы не могут остановить войну, так как если наступит мир, стабильность и твёрдая власть государства — они исчезнут в Аравийской пустыне или наконец будут уничтожены.

С первой частью материала можно ознакомиться тут.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

''''