Перейти к основному содержанию

Поле битвы — Земля

Вы хотите поговорить обо всей боли неизбежной трудовой эмиграции? Мы хотим. На примере Польши, кстати. #Подтуркин #Швец

В постиндустриальной экономике самое важное — это человеческий капитал, а значит, его удержание за счёт способности создавать повышенную маржинальность или новые потребности стоит любых денег. То есть возможно повышение зарплат без падения прибыли. Более того, повышение зарплат и есть условие повышения прибыли, поскольку создаёт разность зарплатных уровней и утечку мозгов. Сначала эту утечку создавали вполне реальными переездами, а теперь при помощи аутсорса и фриланса.

Илон Маск и исламисты. Заводной механизм — 3

Часть первая. Война за будущее

Самая жаркая и бескомпромиссная война в современном мире идёт за людей.

Запасаются резервы всевозможных развлечений и досуга. Креативные дизайнеры оборудуют тыловые офисы. Идёт усиленная разработка системы залповой организации рабочего процесса.

Пехотные офферы наносят мощные удары прямо в лоб. Страховки и соцпакеты прогревают двигатели на флангах, готовясь зайти в тыл. Пиратские видео с приватных вечеринок разлетаются по тысячам смартфонов. Мерная поступь банковских счетов и общая арт-подготовка Голливуда гипнотизируют сотни тысяч по всему миру. Войска тёти Джанет заботливо укладывают золотые парашюты размером с годовой бюджет Закарпатской области.

Чуть только стоит появиться интересному инвестиционному зазору — и в эту брешь тут же бросают колоссальные силы. Этот удар не сдержать. Проходит буквально пара лет и на-гора выдаётся огромная капитализация новенькой компании. Бывает, что капитализация выходит дутая, но чаще — нет.

Ты хочешь изменить мир? Ты хочешь повести его за собой? Ты хочешь быть причастным к чему-то великому?

Этот процесс не централизован, и потому жутко эффективен. Не то, чтобы коллективный Запад в этой войне играл против всего мира. Нет никакого коллективного Запада, тут каждый сам за себя. И потому конкуренция по большому счёту идёт не между странами, а между корпорациями. А корпорация умеет быть жутко эффективной. Никакое государство с ней не сравнится, кроме пары диктатур (Сингапур и Сауды, ага — С&C).

Нужный человек способен поднять гаражный стартап до миллиардной корпорации, ненужный человек может уронить миллиардную корпорацию на дно Марианской впадины. Дешевле будет бросить, чем доставать.

На одной чаше весов у вас всегда будут Стивы Половичи Джобсы, на противоположной — Елизаветы Анновны Холмс. Однако это только вершина айсберга. Но не стоит думать, что корень проблемы или успеха только в Стивах или Елизаветах.

Все великие люди стоят на плечах других невидимых титанов. И опять же, речь не только о Деннисах Ричи, Стивах Возняках, Кенах Томпсонах и прочих, в общем-то, известных миллионам фигурах. Речь о сотнях тысяч никому особо не известных квалифицированных менеджеров, дизайнеров, технологов, программистов и представителей всех прочих специальностей, которые буквально создают новые миры.

Эти люди разворачивают в пустоте человеческой скуки новые рынки — и вот уже толпы стоят в очереди, желая потратить свои деньги и тем немного стимулировать научно-технический прогресс (затраты на который растут по экспоненте).

Ресурсы? Сам добудешь и привезёшь.

Технологии? Не смеши никого своими технологиями, мальчик. У этой мамаши самая большая бигдата, что ты когда-либо видел.

А теперь вернёмся из мира мечтаний и грёз на нашу грешную, богом данную землю.

Украина эту битву за людей проиграла.

По нашему мнению, проиграла ещё до получения независимости, но настаивать на этой точке отсчёта мы не будем. Можете выбрать любую удобную вам дату проигрыша.

И никакие ухищрения не позволят нам эту битву выиграть. Нет, мы можем, конечно, выдвигать ультиматумы властям и говорить, что не позже чем до завтра нужно обеспечить, заключить, предложить, постановить, поддержать, предложить, создать комиссию из комиссий, иначе нет у нас будущего.

Можно пугать власть и инициативных. Можно говорить, что завтра все умные уедут и останутся 3,5 патриота, миллионы безынициативных и неумных, и миллионы пенсионеров, которым некуда бежать. Можно говорить, что тогда станет нечем платить пенсии и власть поднимут на вилы.

Много чего можно говорить и много чего по этому поводу уже пишут.

Редакции представляется маловероятным, что всё вышеперечисленное хоть как-то повлияет на ситуацию.

В ответ на стоящие перед страной демографические и миграционные вызовы среди тех, кому не похрен, есть два типа условных реакций.

Первая реакция условно колбасная — «тут ничего не спасти. Господи, жги!». Прокуроры, коррупция, миллиарды в декларациях, нас слили, все предали, поменяли на Сирию, боль, план Мореля, слив Мариуполя, Эйфель и Алеппо, «Моторола» в Раде и т. д. Короче, надо валить. Валить, как завещал наш свет-солнышко и будущий президент Слава Вакарчук, надо туда, «де нас нема». Сначала — во Львов, оттуда — в Краков, а далее — везде.

Эта реакция понятна, когда человек решил уехать сам. Однако многие предпочитают ныть и не уезжать.

Вторая реакция условно охранительская — надо спасать Украину. «Куда бежать намылился, гнида? Стоять, стрелять буду!» Суть этой идеи состоит в том, что надо сделать так, чтобы максимально усложнить побег. Заткнуть всех, кто ноет, вещать про неуклонную перемогу и рост жиров «у масли», не давать учить английский (сильно повышает шанс релокации), снизить мобильность населения (хоть монетарной политикой — даёшь курс 100, хоть крючкотворством, хоть вышками с пулемётчиками), прекратить все евроинтеграционные процессы (чем сильнее ассоциация, тем сильнее диффузия). Ну и, конечно, ругать Европку и вообще заграницу — благо, в последнее время не сложно. Европка, например, сама себя заругала. Все ходят строем, шаг влево, шаг вправо — попытка к бегству, прыжок на месте — провокация.

Обе реакции бессмысленные и бесполезные (если вы не уезжаете, да).

Преодолеть процесс нельзя. Пришла пора это признать.

Не может транзитная страна такого размера на краю огромного интегрированного образования обособиться в XXI веке. Ну не смешите, так не бывает, потому что так не может быть. Потому что правила этого мира выписаны до нас.

Отдельно дорогая редакция хотела бы предостеречь от комсомольской реакции «не можешь преодолеть процесс — значит, надо его возглавить». Возглавить не в том смысле, чтобы самому уехать, а в другом. Ну как у нас зраду в перемогу превращают, ага. То есть можно, конечно, сказать тем, кто уезжает: «Ну и валите, предатели! Пинков вам под сраку. Глаза бы наши вас не видели. Не очень-то вы были и нужны. Выучили тут вас на свою голову», — но не стоит так делать.

Предостеречь лучше всего от такой «переможеньки» поможет пример Польши. Пример этой страны мы возьмём не потому, что сейчас в определённых кругах модно хвалить Польшу за рачительное отношение к human resources. Это бредовые похвалы, но даже если бы это не было бредом, стоило бы помнить про ошибку выжившего — истории успеха, как правило, бесполезны, потому что слабо повторимы (ну кроме простых советов вроде «мой руки перед едой» или «не верь представителю законодательного органа»).

Пример Польши хорош тем, что это страна, которая вопрос с оттоком населения и утечкой человеческого капитала просто прогадила. Совсем. Полностью. Тотально. Эпически. И потому это очень полезный для нас опыт. У нас тоже много в этом плане просрано, а сколько ещё просрут.

Реформаторы из Польши по комсомольской привычке тоже сначала хорохорились, что отток населения решил вечную польскую проблему и «снизил процент безработицы», и позволил «начать повышение зарплат» (как только бесплатных дураков перестало хватать — предприниматели начали ценить рабочую силу, ага). Однако по мере того, как отток населения нарастал, комсомольский запал куда-то пропал.

Вообще, Польша — хороший пример того, что умные и/или инициативные будут уезжать всегда.

Ты только закончишь писать план реформ и начнёшь проговаривать про себя речь о необходимости «затянуть пояса», а они уже будут подписывать договор о приёме на работу в Чикаго или Лондоне. Пока, дружок, не видят они смысла затягивать пояса, у них всё уже хорошо. Затяни кому-нибудь другому. Себе, например. На шее. Пёс.

Часть вторая. Польский сантехник

Британия опережает нас лет на 100, точнее подсчитать сложно. Польша опережает нас по экономическому развитию на 25 лет — можно хоть смотреть на ВВП, хоть на имплементацию реформ. Был один деятель, который говорил, что надо быстро пробежать эту дистанцию, или нас сомнут. Чего-то у него не заладилось. Через 25 лет (если повезёт) мы будем там, где Польша сейчас. А Польша будет впереди. А Британия ещё дальше, если у них там ничего не посыплется.

polish-cards-racism

Первый акт польского сантехника

Шутки про польского сантехника отгремели в США ещё в 1990-е годы, потому что там даже самым квалифицированным, настойчивым и образованным полякам приходилось работать водопроводчиками и сантехниками. Какое-то время.

Самые умные и инициативные уехали из Польши ещё до начала реформ Бальцеровича.

В период с 1980-го по 1989-й Польшу покинуло порядка 1,1 миллиона человек. И это не считая немецких переселенцев Aussiedler.

grafic2_gr

Потом пошли реформы и Польша продолжала стабильно терять по 20–25 тысяч человек в год только официальных эмигрантов. Статистические данные на картинке только полностью официальные (не учтены показатели нелегальной эмиграции, репатриации «немецких переселенцев», сезонных работ и трудовой миграции). То есть это вот те самые белые, умные люди, которые себя не на мусорке нашли и которые целенаправленно свалили. Это люди, которые уезжали куда-то на тёплые места в прибыльные фирмы или, вообще, насовсем в другую страну. Но эти люди были лишь верхушкой айсберга. Умные или решительные никогда не уезжают одни.

Пусть Польша и не смогла в космос, но зато смогла в реформы. Напряглась, выдюжила, выкарабкалась и построила разноплановую, сбалансированную экономику, прижала коррупцию, при этом сохранила более-менее нормальную на фоне, например, стран Балтии армию. В общем, весьма достойный пример. В 2004 году Польша вступила в Евросоюз. И вот тут началось.

Второй акт польского сантехника

Теперь про польских сантехников и таксистов стали шутить уже в Британии, Франции и Германии, а не в США.

Действительно начали. Прямо официально во время обсуждения европейских директив. Прямо с высоких трибун.

В 2006 году официальный показатель миграции населения из Польши резко скакнул до значения 47 000. Но это только вершина айсберга, потому что это, как уже было сказано, именно полноценные эмигранты.

То есть эмигранты, которых не устроила трудовая миграция внутри ЕС. Но ведь были и трудовые. Те самые таксисты и сантехники. Так, в третьем квартале 2006 года 438 000 поляков провели за пределами Польши более двух месяцев. Речь, как вы понимаете, совсем не об отпусках. Рост за год с таким же параметром по сравнению с 2005-м составил 128 000 человек.

Всего же с 1 мая 2004-го по 1 мая 2006-го из Польши, по оценкам польских евроскептиков, эмигрировало более 2 миллионов человек. Основные цели — Великобритания и Ирландия. С учётом достаточно дешёвых авиабилетов из Польши в Британию в это число вошли также те люди, которые не эмигрировали в традиционном понимании этого слова, но, по сути, в Польше уже не живут. Так, прилетают на праздники и иногда на выходные. Потому редакция предпочитает использовать более консервативные оценки. Но ситуацию это меняет несильно.

400 тысяч рождённых в Польше и работающих только в Великобритании.

Polish-born_people_in_employment_in_the_UK_2003-2010_-_chart_2369a_at_statistics_gov_uk

Трудовая миграция из Польши в общем. 2004 год — вступление в ЕС, в 2007-й — в Шенгенскую зону, но это уже, как видите, не имело значения.

Emigracja_na_pobyt_czasowy_2004-2012

Это в стране, уже успешно совершившей реформы, выполнившей все нормы Евросоюза и даже начавшей получать дотации для своих фермеров (что серьёзно уменьшило, например, отток сельского населения из Польши). Ну, потому что можно не пахать до седьмого пота, а денежка всё равно капает (хотя пашут).

Это в стране без войны, мобилизации, разрушенных городов, дикого разгула коррупции, аннексий и оккупации.

Причины?

Вы не поверите.

Неважные экономические перспективы. Это при том, что Польша — практически единственная страна Евросоюза, встретившая кризис 2008 года достойно. Тем не менее, все едут туда, где зарплаты выше.

Далее идёт безработица. Тут всё плохо. Редакция часто говорит, что реформы — это больно, но этому как-то не верят. Зря. До 1994 года уровень безработицы в Польше плавно повышался и достиг почти 17% (!). Затем ситуация немного стабилизировалась и потихоньку к 1998 году уровень сократился почти до 10%.

А дальше пошла подготовка Польши ко вступлению в ЕС. 20% (!!) — это уровень безработицы в 2002 году.

В 2002-м Польшу рекомендуют в числе прочих к присоединению к ЕС, в 2003-м — референдум, в 2004-м — официальное вступление. Шутка про поляка-сантехника прочно входит в обиход в Европе в 2005-м, тогда же в рамках борьбы с полонофобией правительство Польши делает рекламную кампанию для французских туристов с этим мемом.

polish-cards-racism_1

Вот тут-то радостные комсомольцы-реформаторы и сказали, что «уехали — и хрен с вами, дорогие. Зато безработица упадёт до приемлемых величин». Но всё оказалось непросто.

Теперь после 2012 года начал действовать ещё и кумулятивный эффект от прочих волн эмиграции. Родственные связи. Первые поколения эмигрировавших (и постоянно временно проживающих за рубежом) поляков начинают перетягивать к себе родственников. Те люди, которые бежали за длинным фунтом в нулевые, сейчас, напуганные возможным ужесточением национальных миграционных законодательств, перетягивают ради стабильности свои семьи, родственников.

Так вот.

Опыт Польши нас учит, что стабильность с железным занавесом охранителей не останавливает людей. Люди бегут. Миллион на страну с населением 38 миллионов — это много. Без нормального знания английского, без связей, без понимания мира — люди всё равно бегут.

Но люди бегут и при обратных условиях.

Даже если завтра к власти в Украине придёт выигравшее на абсолютно честных выборах проевропейское правительство (то есть вот у нас народ конкретно и ответственно захочет реформ, честно жить и в Европу), даже если премьером (да хоть императором, блджад) станет Еврореформатор Ассоциаторович, который заставит Рената Метинвестовича жить под шконкой по средствам — люди всё равно продолжат уезжать.

2 миллиона на страну с населением 38 миллионов — это катастрофические цифры.

Как вы понимаете, речь не о том, что нет разницы между коммунистическими вождями и реформаторами. Разница есть и её каждый сможет ощутить, когда будет переползать контрольно-следовую полосу, ожидая очереди в спину.

Нам суждено пройти путь Польши или погибнуть (тоже, кстати, путь Польши, но в другие исторические эпохи).

Польша — хороший для нас пример страны, совершившей на своём пути все ошибки по отношению к человеческому капиталу, но нашедшей в себе силы признать важное. Не надо обманывать себя, что вот «ты построишь Сингапур — и люди перестанут уезжать». Не перестанут.

Есть социально активные люди, которые заработают свой миллион хоть на помойке, хоть в Северной Корее. Вы можете сделать самые комфортные условия для ведения бизнеса, как сделала Европа в странах Балтии (самые низкие кредиты, льготные программы, «зелёный свет» и удобство), но это не поможет. Люди уедут. Пусть сначала основав бизнес в Литве, а потом в процессе его масштабирования всё равно свалят. А может, и сразу свалят. Потому что потолок перспектив и return on investment будут решать.

Есть люди, которые лишены предпринимательских качеств, значительных амбиций; люди, которые хотят стабильности, спокойно работать, бухать по пятницам и иметь достойную зарплату. И чтобы мозг не сношали ни радикалы, ни попы, ни полиция. Они тоже уедут. В Британию, у которой будет самая большая дельта зарплат с условной Польшей и безоружные бобби на улицах.

Есть условные дауншифтеры, которые вообще уедут в тихую европейскую глушь и будут там жить, имея ренту или работая удалённо.

В 2016-м зарплаты в Польше стали больше, чем в 70% ЕС. И что? И ничего. Польское правительство зовёт людей назад, но возвращаются единицы. Наоборот, набирает тренд перетягивания семей. Даже если тебе повезёт, и ты построишь экономически стабильную систему — люди не перестанут уезжать и не вернутся.

Люди всё равно будут уезжать.

Будут уезжать умные, инициативные, работящие.

Будут бежать глупые, плывущие по течению, ленивые.

Будет уезжать женщина за лучшей судьбой. Будет уезжать мужчина за лучшей судьбой.

Будут бежать за большими возможностями. Или за бóльшей стабильностью. Или за лучшим климатом. Или за лучшей медициной. Европа велика.

Будут бежать со стартапом на сотню миллионов и в фуре с мясом без гроша в кармане.

Будут уезжать банально за большей зарплатой.

Действия Польши по рекрутированию украинцев на работу, рассыпание карт поляка, льготные условия в польских вузах — это не коварный план имперской Польши по восстановлению Речи Посполитой, это не заговор и не экспансия. Это просто судорожная попытка исправить совершённую ранее ошибку. Кого ещё привлекать к себе патриархальной католической славянской стране? Вьетнамцев? Албанцев? Турок? Сирийских мусульман? Ой-вей, всё перечисленное — плохой вариант.

Люди всегда будут уезжать, потому что эту войну мы проиграли до своего рождения.

Мы даже не стороны в этой войне. Лондон будет спорить с Франкфуртом, Нью-Йорк — с Шанхаем, и кто там кого к себе утащит — для нас дело десятое.

Польская нация стареет. Молодёжь уезжает — двадцатилетние и тридцатилетние. Количество населения в возрасте от 15 до 59 лет может сократиться на 2,5 млн человек до 2025 года. Большая часть цифр по безработице в Польше сейчас — дутые. Люди получают пособия, номинально числясь безработными, а на деле вкалывая в Европе (никакой коррупции, ага). Ничего не напоминает?

И потому Польша, как насос, вытягивает людей из Украины, пользуясь нашим ужасным положением.

Ничего личного, ребята, то же самое с Польшей сделала Британия, да и вся Европа. Да, Польша — такой же заложник стратегии развития старой Европы, как и Украина. В рамках обустройства европейского пограничья Польша стала донором рабочей силы для старой Европы. Кстати, чтобы новые европейцы во время реформ не сильно висели на европейском кармане российском газе в Польше (и странах Балтии тоже), развернули создание дешёвых альтернативных видов местного топлива. Например, на основе переработки древесины. Теперь вопрос поставок леса-кругляка для Польши (и Румынии, например) так же жизненно важен, как и вопрос трудовой миграции из Украины. Предельная рациональность. Польша своё отыграла, теперь наша очередь.

Ничего личного, просто бизнес. Либо ты играешь в игру, либо играют в тебя.

Но это всё лирика.

Важно понять другое. Люди часто любят говорить, что вот уедут — и будет пустыня, уедут — и будет раскол страны, уедут — и смерть, гроб, гроб, кладбище. Это не алармизм, это отказ признать проблему.

Люди-то будут уезжать, но конца света не произойдёт. Не произойдёт и всё.

И думать, что будем делать в будущем с оттоком населения, надо уже сейчас, независимо от того, пройдём ли мы путь польских реформ (хочется верить, что пройдём). Потому что если мы этого не сделаем, то проблему с замещением выехавших придётся решать хотя бы для содержания огромной армии.

А если мы пройдём путём Польши, то проблема только станет острее. Раза в два, как показывает польский опыт.

Люди будут уезжать.

И если ты не пакуешь сейчас чемодан, то можешь начинать думать.

Потому что потом в рамках рациональной политики кого-то позовут в Украину так же, как позвали украинцев в Польшу — не спрашивая простых поляков. А соседи у нас ты сам знаешь, какие.

Хуже, чем у поляков.

Хотелось бы заметить, что, по личным ощущениям авторов, несогласных с долларовым диктатом давят метиловым ректификатом, а согласных поощряют высоким качеством медицинских услуг, современными средствами диагностики и геронтологическими процедурами. Причём всё вышеописанное происходит без участия Госдепа, а лишь на основе законов спроса и предложения, постулированных арабским мыслителем ибн Хальдуном за четыреста лет до того, как Томас Джефферсон создал Государственный департамент Соединённых Штатов Америки.

Заводной механизм. Базовый миф

Дмитрий Подтуркин

Антон Швец

''отсканируй
и помоги редакции