Перейти к основному содержанию

Послевкусие «Роттердам+»

Что, уже забыли о таком названии? А зря, давайте вспоминать

Когда президентские выборы уже развернулись в сторону новых трендов, а вся страна дождалась кандидатских дебатов на стадионе, реплики будущего гаранта по поводу системы «Роттердам+» звучали особенно язвительно. В тот момент слишком многим украинцам казалось, что вот она, мечта гражданина — упразднить непонятный механизм, о недостатках которого каждый день говорят самые незаангажированные журналисты и независимые телеканалы.

Время прошло, состоялась энергореформа и формула ушла в небытие, новая власть укоренилась, но практика показала, что самую дешёвую электроэнергию можно получить… правильно, по той самой формуле «Роттердам+». Это при том, что цена на уголь, как базовый элемент расчётов, была привязана к импортному углю. Иными словами — импортный паритет. Об этом ниже. Ещё раз: речь идёт даже не о цене угля, как принято говорить на кухне или в маршрутке. Это стоимость электроэнергии на базе единой цены на уголь, вне зависимости от того, импорт ли это или внутренняя добыча.

Теперь такие тезисы не отрицает даже «главный энергетик страны» Герус, построивший карьеру на критике формулы. Но сегодняшняя наша публикация больше говорит о том, что это за концепция, кто и почему её критиковал. Конечно же, спустя полгода реальные факты начинают вытеснять более ранние фантазии технологов.

Караван нормально шёл

Наверное, без подсказки многие и не вспомнят, но работать «Роттердам+» начал в мае 2016 года. Коротко говоря, цена на уголь, поставляемый на ТЭС и ТЭЦ Украины, не могла превышать цену (средневзвешенная, за 12 месяцев) в крупнейшем североевропейском угольном хабе Амстердам — Роттердам — Антверпен (т.н. индекс API2) плюс цена доставки до Украины. Собственно, отсюда и название.

Формула была введена для того, чтобы стабилизировать ситуацию на энергорынке, обострившуюся из-за потери контроля над частью шахт Донбасса в результате российской агрессии. В первую очередь — недоступности шахт, добывающих антрацит. Чисто технически, недостающие объемы угля в Украину не поставлялись из Нидерландов, а завозились из ЮАР, Польши и других стран. Хотя НАБУ поставило себя в неловкое положение, объявив главным лейтмотивом расследования то, что, мол, уголь из Роттердама не завозился. А им что, разве привыкать к таким промахам? Зато сразу видно, что в кабинете Артема Сытника точно есть глобус.

Ключевой нюанс: Украина добывает свой уголь, но его недостаточно для покрытия собственных потребностей. Потом она была вынуждена импортировать данный ресурс из-за границы. Доля импортного угля, который использует тепловая генерация, растёт: в 2017 году она составляла 17,5%, в 2018 году — 22%.

В такой ситуации Украина, как и все остальные страны Европы (кроме Беларуси), применяет методику формульного ценообразования на базе импортного паритета при расчёте цены на дефицитный энергоноситель — уголь. Эта ситуация с углём идентична ситуации с газом, цена на который формируется на базе импортного паритета.

Введение понятной и прозрачной методики ценообразования на газ и электроэнергию — одно из положений Соглашения об ассоциации Украины и ЕС. Наш главный кредитор, МВФ, в меморандум о кредитовании Украины вписывал именно привязку цен на энергоносители к импортному паритету. Здесь критики молчали, им всё нравилось.

Такой импортный паритет по углю и вызвал манипуляции в экспертной оценке (в том числе, псевдоэкспертной от самозваных специалистов) эффективности формулы. Совсем другое дело, незаангажированные международные эксперты.

К примеру, глава Европейской ассоциации угля (EUROCOAL) уверен в целесообразности применения методики импортного паритета. В интервью изданию «Дело» Брайан Риккетс открыто заявил: «Выбор API2 оправдан». Кроме того, он добавил, что введение в Украине формулы, основанной на импортном паритете, позволило накапливать необходимые объёмы угля и обеспечило предсказуемость цен, что, в свою очередь, позволило энергосистеме бесперебойно работать и спасло от краха угольную отрасль.

И что, хоть один телеканал говорил об этом так же активно, как использовал негативные нарративы в погоне либо за деньгами заказчика, либо за трендами своей аудитории? Судя по всему, нет. Что же касается тонкостей и нюансов формирования цены угля (и, соответственно, электроэнергии), то об этом мы обязательно напишем в следующих материалах по данной теме.

Анонимные многоразовые мудрецы

Вторая компонента вопроса Р+, прямо вытекающая из первой — некая чрезмерная выгода одного из главных игроков угольного и энергетического рынков, то есть ДТЭК. Само собой, здесь профессиональные критики отрывались по полной. В своё время даже был запущен сайт со счётчиком полученных сверхдоходов (по скромному мнению инициаторов), где сумма уже перевалила за 45 млрд грн. Это, на минуточку, в три раза больше анонсированного директором НАБУ Артемом Сытником ущерба. При этом фантастический показатель упорно продолжает увеличиваться в сентябре, хоть ещё 1 июля в Украине заработал свободный рынок электроэнергии, а формула «Роттердам+» прекратила своё действие.

Забыли отключить, наверное.

Также есть отдельная история с экспертизой НАБУ. Руководитель бюро на пресс-конференции сказал, что антикоррупционные детективы сделали вывод об ущербе от формулы на основании мнения эксперта. Да-да, одного эксперта. Целого. Причём, как-то даже странно звучит, совершенно анонимного. Сами знаете, мы обычно НАБУ очень любим, потому вынуждены угадывать — соответствует ли авторитет этого эксперта степени таинственности вокруг него.

Анонимный специалист — это, конечно же, очень круто. Но экспертиза EUROCOAL, как и оценка от Института экономики и прогнозирования НАНУ, взяли и подтвердили экономическую обоснованность формулы. И суд принимал решение о законности формулы «Роттердам+». Есть ли у Артема Сытника ещё один секретный эксперт, узнаем позже.

Факты доносить до аудитории сложнее всего. Как-никак, в медиа Р+ упоминался исключительно в негативном ключе — о причинах такого подхода мы напишем ниже. К сожалению, информационная атака, усиленная в сети и телевизионных эфирах, давно сделала своё дело. Теперь бороться приходится не с реальностью, а с запущенными и растиражированными мемами.

С любовью из Женевы

Как показывает анализ информационного поля, формула «Роттердам+» не устраивала всего одного то ли человека, то ли вполне известного олигарха, владеющего ферросплавными заводами. Проблема крылась в себестоимости объектов, расходы которых на электроэнергию составляют 50%. Не имея доступа к дешёвым энергоносителям для своих любимых заводов, этот герой интеллектуального труда и ударился в резкую критику. По данным экспертов, за 2017-2018 годы расходы его заводов выросли на 4 млрд грн — из-за того, что цена электроэнергии для них стала не льготной, а рыночной. Соответственно, снизилась прибыль. Ну а как бы вы отреагировали на нововведение, которое серьёзно бьёт по вашим бизнес-интересам?

Конечно же, удовольствие стоило недёшево. По расчётам медиа-экспертов, на информационную кампанию по дискредитации формулы «Роттердам+» олигарх потратил более 5 млн долларов. Результат пропаганды вы уже видели в контролируемых им медиа: спросите у любой бабушки на улице, что такое «Роттердам+». Скорее всего, сформулировать она не сумеет, но скажет что-то про воровство и барыг. И это при том, что цену электроэнергии формула «Р+» устанавливала только для промышленности — но бабушке после телевизионных эфиров на нужных каналах ведь виднее. На самом же деле, тариф электроэнергии для населения остаётся стабильным и самым низким в Европе уже несколько лет. Но обработанное информмашиной олигарха население уверовало в то, что «Роттердам+» ему чем-то вредит. Хотя именно благодаря формуле цены для населения и удаётся удерживать на таком низком уровне.

Цирк приехал

Р+ стал крайне удобной мишенью во время президентской гонки. Это как герой популярных шуток, имя которого достаточно вспомнить — и анекдот можно уже не рассказывать, каждый слушатель подставит под заготовку собственный триггер. Но время шуток прошло, и серьёзная работа по замене как-то не спешит продвигаться.

Если говорить о главном человеке в стране, то Игорь Коломойский в этом сегменте свои интересы раньше не продвигал. Ключевое слово — «раньше». Владимира Зеленского понять просто, Р+ стал притчей во языцех со всеми вытекающими. Избирателям как было всё равно, так и осталось. Технологи удачно использовали краткосрочную агрессию украинцев, чтобы оставить её без дальнейшего рассмотрения. Где-то я это уже видел.

Введение формулы «Роттердам+» весной 2016 года сопровождалось истерией по поводу роста цен на электроэнергию, первыми комментариями про «зубожіння». Спустя три с половиной года, в конце августа 2019 года, в Офисе президента Украины состоялось совещание по теме подготовки к зиме. Оказывается, дела обстоят совсем тревожно — ровно год назад на складах было накоплено почти вдвое больше угля. И вот когда чиновники стали смотреть, как выгоднее всего купить недостающий ресурс, оказалось … да, вы уже догадались — самая низкая цена угля доступна лишь в том случае, если покупать его по формуле. И кто бы мог подумать? На этом моменте внимательный читатель спросит: а причём тут «Роттердам+», если это формула ценообразования электроэнергии, а не импорта угля? Ответ прост как угол дома. Р+ давал возможность рассчитать цену закупки угля на 12 месяцев, то есть прогнозировать цену на э/э и закладывать нужные средства на закупку угля. С вводом свободного рынка э/э исчезла такая прогнозируемость (как минимум на начальном этапе работы энергорынка, пока игроки обкатывают годовой цикл производства электроэнергии).

СМИ немало писали о том, что Ахметов получал миллиардные сверхприбыли от «Роттердам+». Но как быть с новой «интересной схемой», которую мы сейчас опишем. Государственная генерирующая компания «Центрэнерго» де-факто перешла под контроль Коломойского. И сменила чистую прибыль за первое полугодие 2018 года в сумме 440 млн грн на неслабые такие убытки в 1,2 млрд. грн.

А с недавних пор «Центрэнерго» начало закупать по завышенной цене (индикатив API2 убран и закладывать цену можно теперь любую) российский уголь через компанию-прокладку, прямо аффилированную с группой «Приват». И теперь заключает невыгодные для госкомпании «Центрэнерго» договора с ферросплавными и горно-металлургическими предприятиями группы «Приват» — им электроэнергия продаётся по цене ниже себестоимости.

Прекрасная ведь схема получается. Госкомпания «Центрэнерго» получает убытки дважды: на закупке угля по завышенной цене и на продаже электроэнергии по заниженной цене. Соответственно, предприятия Коломойского получают прибыль «в два ручья», как на продаже угля по завышенной цене, так и на покупке электроэнергии по цене заниженной. Господин Герус молчит. СМИ молчат. Телеканалы показывают «Сватов». Нет команды? Конец эпохи бедности? Бедности конкретного человека? Впрочем, это уже совсем другая история.

Продолжение следует.

Рекомендуемые публикации

Выступление Михаила Саакашвили на заседании Государственной авиационной службы Украины открыло новый раунд противостояния Президента с Игорем Коломойским. Противостояния, которое многие называют ключевым в современной украинской политике.

С выбором украинских избирателей пора смириться, инаугурация прошла успешно. А Дмитрий Подтуркин размышляет, чем Зеленский займётся в ближайшее время.
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...