Перейти к основному содержанию

По минному полю аки посуху

Кое-кто может сказать, что теперь-то точно Владимиру Владимировичу надо сдаваться, но Путин не из тех, кто умеет проигрывать и пойдет на капитуляцию.

В статье «Минное поле» и в статье «Минное поле-2» редакция обрисовала долгосрочный план Запада по стреноживанию России. Суть была в том, что РФ вынуждали подписывать бумажки, которые, по мнению Кремля, ничего не значили. Изображая из себя миротворца, переговорщика и серого кардинала, Владимир Владимирович внезапно понял, что оказался посреди дипломатического минного поля.

Суть обоих статей была в том, что Владимир Владимирович стоит на этом самом минном поле и истекает золотовалютными резервами. И ему куда ни пойди – будет только хуже. По идее, владыке Кремля надо задирать грабли вверх и требовать капитуляции, попутно назначая виновных в «перегибах на местах» и обустраивая в их черепушках не предусмотренные природой отверстия. Вот, смотрите - это Малофеев, Медведчук и Сурков – это всё они, я не уследил, вот смотрите, как хорошо, что они уже мертвы и больше не натворят никаких дел. А вот исполнители, тоже погибли, в Д/ЛНР климат плохой – вот Стрелков, он меня ругал за миролюбие, вот Захарченко и Плотницкий, а вот и все прочие рангом поменьше.

Но Владимиру Владимировичу  любые намеки на капитуляцию попахивают родным лубянским подвалом, скорым судом и пулей в затылок. Потому что пацаны не поймут, если он сдаст назад,  ну как тот фраер из их любимой песни.

И потому в Кремле решили, что надо как-то действовать. Так как Вова чекист и все его советники чекисты от макушки и до ногтя большого пальца ноги, то решено было ситуацию покачать. Это вообще единственная тактика чекистов - качать, смотреть и делать выводы. А по результатам - или давить, или менять фигуранта.

Общая суть в том, что на этом поле мины срабатывают с задержкой. И если Путин со всеми башнями Кремля в руках будет бодро шевелиться и перемещаться нелинейно и нелогично, то появляется шанс проскочить.

И тут мальчишей-плохишей из питерских подворотен ждал сюрприз. И не один.

Оказалось, что теперь можно сделать немного шагов еще вглубь поля, но хаотично перемещаться уже нельзя. Мина активируется за твоей спиной, отрезая пути к отступлению.

Вот как это было в реальности.

Ребята из соответствующей башни Кремля попробовали покачать чисто военный сценарий, а заодно разведку провести, если сценарий не качнется. Орды пошли штурмовать Марьинку, выступая в роли ростовых мишеней, а парни из РФ включили секундомеры, чтобы посмотреть, как кто будет реагировать. И самый большой и главный секундомер включили в Кремле. И секундомер большой не потому, что в Кремле сидят люди пафосные. Секундомер большой, потому что ему предстояло отсчитать очень много секунд. Эти секунды должны были сложиться в минуты, минуты в часы, часы в сутки, сутки в месяцы, а месяцы - при хорошем раскладе - в годы.

Но принципиальное решение о выработке новых санкций в отношении РФ было принято лидерами ведущих стран Запада примерно в тот момент, когда Саша-танкист накатил соточку стекломоя, прочистив ствол на своем «72-ом Тэ», откатившемся от Марьинки. Саше-танкисту было похер, и он завалился спать, а в Кремле начали срочно думу думать.

Логика Кремля была простой. Они не только засекали время реакции ВСУ на попытку прорыва, но и смотрели, как будет реагировать Запад. Потому что в Кремле привыкли, что сначала они делают гадости, а потом европейцы точно убеждаются, что Кремль делает гадость, а потом все ждут новой недели и решают, что будут встречаться  еще через неделю. А потом совмещаются графики и происходит встреча, на которой решают, что таки надо что-то делать, и еще через неделю они соберутся и решат, что именно делать. А потом начинают друг друга уговаривать, а Греция против, Чехия против, немецкие промышленники против, в Италии тоже не все просто. В общем, Кремль думал, что месяца три есть. А могут и вообще схавать, как схавали штурм Дебальцево. Нет, ну пожурили, конечно, и совсем нерукопожатным сделали, но рублем-то не наказали. И то хлеб.

В этот раз все по-другому. Когда я пишу этот текст, список санкций уже утвержден, и он будет принят в работу, как только Саша-танкист накатит полтинник перед боем и захлопнет крышку люка, собираясь штурмовать Мариуполь. Две недели, всего две недели - и после такого плевого по меркам случая, как налет мэдмаксов на Марьинку. Колоссальная скорость для европейской бюрократии, даже если учесть, что их подгоняла американская.

Ничего так, покачали ситуацию. И тут питерскую команду ждал второй сюрприз, куда более болезненный. Денежный. ЮКОС на горе свистнул.

Они же как в Кремле думали: европейские суды - это дело такое, это же не Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР, когда приговоренного расстреливают в подвале в тот же момент, когда тремя этажами выше зачитывают решение суда. А апелляцию можно уже у апостола Петра запрашивать, но он у большевиков апелляций не принимает.

Почти десять лет продолжалась тяжба по делам ЮКОСа, и какой результат? Штраф? Так этот штраф дает право обратиться по случаю непосредственной попытки ареста какого-либо российского имущества в еще один суд. И по каждому отдельному случаю ареста имущества - свои суды. А еще ж надо как-то доказать, что арестованная собственность с государством Российским аффилирована. Это не десять, это двадцать лет можно судиться и без всяких перспектив.

Так что Владимир Владимирович мог с паскудной улыбочкой сказать свое коронное «Если вам что-то не нравится – идите в суд» прямо со сцены Петербургского форума. А своим сторонникам просемафорить, что не надо ссать, всё будет пучком, вон для вас даже статью в «Коммерсанте» сделали о том, как никому ни копья не выплатим. И предполагалось, что будут европейцы по судам бегать вечность. Опять-таки, думали в Кремле, что они быстрее всех, хотели показать всему миру, как надо плыть по минному полю аки посуху. Но опять толпа европейских ботанов-очкариков крутанула через пенис кодлу питерских хулиганов-плохишей.

Европа начала арестовывать имущество в обеспечение исков по делам ЮКОСа. Теперь можно судиться хоть десять лет, хоть двадцать, да хоть пятьсот лет. Всё это время имущество и счета будут под арестом. Причем арестовывать начали с солидным запасом по долевому участию, и теперь уже россиянам надо бегать и доказывать, что их имущество не имеет отношения к Российской Федерации, а сами они вообще отдельные от Кремля и независимые.

Бельгия, Франция, теперь Австрия – и много кто еще решит продолжить. Европа активно сигнализирует, что слово Кремля более ничего не стоит - там, где нет танка с бурятским танкистом. Истечение золотовалютных резевров пойдет еще быстрее из-за бегства капитала.

Кое-кто может сказать, что теперь-то точно Владимиру Владимировичу надо сдаваться, но Путин не из тех, кто умеет проигрывать и пойдет на капитуляцию. Европа отчаялась донести до Кремля свою позицию более-менее мягкими методами и теперь начала давить из Кремля сок изо всех сил. Да, в Европе по-прежнему хватает друзей Кремля, но их голос не является более значимым.

Теперь Европа намерена действовать быстро. Когда вы будете читать эту статью, в Люксембурге Совет ЕС по экономическим и финансовым вопросам продлит действия санкций в отношении Крыма без обсуждения.

Что это значит для Украины? Это значит, что пока украинская власть занята отчаянной грызней между собой в лучших традициях 2005-06 годов, всю работу за украинский дипломатический корпус делают западные элиты. Именно западные элиты душат кремлевских лоббистов, гоняют тряпками европейских коррупционеров, разжиревших на нефтегазовых откатах, и ломают через колено собственных промышленников и зубров евроВПК.

От всего украинского народа, борющегося с российским вторжением и на фронте, и в тылу - низкий поклон всем тем людям, которые в Европе решают наши (пусть и в будущем - свои) проблемы, наступая самим себе на горло.

Спасибо вам, бейте их там, а мы остановим их тут.

Дмитрий Подтуркин

 

Антон Швец

 

''отсканируй
и помоги редакции