Перейти к основному содержанию

Сделка между Китаем и Ираном. Много шума из ничего

Ничего непонятно, но все очень радуются
Источник

27 марта свершилось: Иран и Китай подписали долгосрочное соглашение о стратегическом сотрудничестве в ближайшие 25 лет. Оно направлено на решение экономических вопросов — и всё это на фоне жёстких американских санкций против Тегерана.

Соглашение, которое называют «Всеобъемлющим стратегическим партнёрством», охватывает различные виды экономической деятельности. Начиная с нефти и добычи полезных ископаемых и заканчивая содействием промышленной деятельности в Иране. Кроме того, учитывается сотрудничество в области транспорта и сельского хозяйства. Сделка даже туризм и культурные обмены поощряет.

И всё это приурочено к 50-летию установления дипломатических отношений между двумя странами. Жаль, что никаких дополнительных деталей соглашения обе стороны не разглашают. Лишь глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф и его китайский коллега Ван И приняли участие в официальной церемонии.

К слову, Ван появился в Тегеране, двигаясь в рамках обширного турне по шести странам Ближнего Востока. Кроме иранской встречи, он ездил (или лишь планировал посетить) в Бахрейн, Оман, Турцию, ОАЭ и Садовскую Аравию.

Нынешний компромисс стал первым по долгосрочности соглашением, которое Иран рискнул подписать с крупной мировой державой. В 2001 году он уже заключал сделку с Россией сроком на десять лет. Тогда речь шла, в основном, о ядерной отрасли. Документ дважды пролонгировали, так и получилось 20 лет партнёрства.

Примечание переводчика. Простите автора, но из песни слов не выкинешь. Всё-таки в те времена и РФ чуть иначе со стороны воспринималась.

Перед нынешней церемонией Ван встретился с президентом Ирана Хасаном Рухани и специальным посланником Ирана, ответственным за сделку, Али Лариджани. Китаец передал: независимо от того, как изменится мировая ситуация, готовность Пекина развивать отношения с Ираном не изменится.

Ожидалось, что подписанный план сотрудничества станет одной из ступенек всеобъемлющей дружбы между странами. Также Ван резко прокомментировал «необоснованные односторонние санкции, введённые против Ирана» и «пагубные последствия внешнего вмешательства для региональной ситуации». Явная отсылка к политике США в отношении Тегерана.

Впервые сделка обсуждалась ещё в 2016 году. Тогда детали появились во время визита Си Цзиньпина в Тегеран. Гость встретился с верховным лидером Ирана Али Хаменеи, но планируемое соглашение подверглось тщательной проверке лишь прошлым летом. Именно в то время просочился предполагаемый проект сделки.

В документах утверждалось, что Китай готов инвестировать в Иран по-крупному. Для начала речь шла о 400 миллионах долларов на 25-летнюю сделку. В обмен следовало предоставить «инвесторам» беспрецедентный доступ к портам и островам. Это, в свою очередь, вызвало опасения потерять поддержку среди иранцев — для них китайские инвестиции являются очень деликатным вопросом.

Как вы считаете, откуда взялась заявленная цифра в 400 миллионов долларов? Если что, она не была представлена в официальных документах. Более того, сумма появилась лишь в сообщениях зарубежных СМИ. А когда от пресс-секретаря МИД Китая (Чжао Лицзянь) потребовали назвать общую сумму инвестиций, он просто отказался отвечать .

Зато Чжао ответил на вопрос по-другому. «План направлен на раскрытие потенциала экономического и культурного сотрудничества и определение курса для долгосрочного сотрудничества». Вдруг выяснилось, что на самом деле документ не включает в себя конкретные контракты. Да и цели вообще.

Что будет обеспечивать соглашение, так это общие рамки для сотрудничества Китая и Ирана в будущем. Вот только никаких чётких рамок здесь не видно. Другими словами, в широко разрекламированном документе может оказаться гораздо меньше данных, чем кажется на первый взгляд. По крайней мере, в нынешней форме документа.

Исследователь Билл Фигероа, специализирующийся на китайско-иранских отношениях, уже заявил, что соглашение «не имеет большого значения». Напротив, это лишь «вдохновляющий документ», который «не предлагает методов обеспечения соблюдения, измеримых целей или конкретных программ».

Китайские финансовые вливания в Иран говорят о том же. По данным China Global Investment Tracker, с 2010 по 2020 год инвестиции Пекина в эту страну составили 18,2 млрд долларов. За тот же период Китай инвестировал 30,6 млрд долларов в Саудовскую Аравию. Ещё 29,5 млрд долларов — в ОАЭ.

Конечно, прямо сейчас Пекин и Тегеран держат в уме политическую выгоду от рекламы своих отношений. Но фактические результаты этого сотрудничества порядком отстают от ожидаемых. Ведь гораздо активнее китайцы работают в Персидском заливе, прямо поддерживая соперников Ирана.

Дьявол, как всегда, кроется в деталях. Их, по всей видимости, ещё предстоит уладить — к примеру, оформить в виде конкретных контрактов и планов сотрудничества. Несмотря на грянувшие фанфары вокруг соглашения, что-то по-прежнему сдерживает китайско-иранские отношения.

Сложно ответить, что именно влияет на ситуацию. Может, нежелание Китая связываться с экономикой под санкциями. Или, с другой стороны, опасения самого Ирана утратить контроль над собственной территорией. Или, может, сложность геополитики на Ближнем Востоке. Или сочетание всех этих факторов вместе.

За последнее время Иран и Китай накрутили торговый оборот примерно на 20 млрд долларов в год. Это меньше, чем в 2014 году — тогда получилось почти 52 миллиарда. На данные повлияло, прежде всего, падение цен на нефть. А ещё американские санкции, введённые в 2018 году — тогда Дональд Трамп в одностороннем порядке вывел США из ядерной сделки.

Судя по всему, теперь Тегерану хочется создать новые экономические стимулы. Лишь они способны компенсировать американское давление.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!