Перейти к основному содержанию

Си против Джо: Китай старается заключить сделку с Евросоюзом

Цель — успеть до Нового года
Источник

На этой неделе китайская делегация удивила своих коллег из Европейского Союза, вдруг пойдя на значительные уступки по рыночному доступу — и это после долгих месяцев непримиримости. Это позволит сторонам достичь компромисса по инвестиционной сделке (исторического масштаба) ещё до конца года.

Хоть представители Евросоюза ещё не раскрыли подробностей, один высокопоставленный дипломат заявил: это выходит за рамки любых договорённостей, которые Пекин ранее предлагал любому иностранному партнёру. Как в рыночных вопросах, так и в юридических гарантиях.

Евросоюз не наивен в отношении временных рамок или политического значения сделки. Процесс сдвинулся с места, после того как в начале ноября американский народ избрал Джо Байдена президентом — то есть поддержал его кампанию, обещающую сплотить союзников в Европе и Азии ради совместной работе по противодействию несправедливой практике авторитарной политики Китая.

Китай захотел ускорить закрытие сделки, что произошло сразу после озвученных 2 декабря предложения Еврокомиссии к Байдену по поводу «новой трансатлантической программы глобальных изменений». В основе стратегии лежит не что иное, как идея по максимуму синхронизировать Европу с Соединёнными Штатами. Государства здесь подаются как глобальный альянс, основанный на общих ценностях и истории.

Чиновники ЕС, с которыми я недавно встречался, сомневаются. Они разрываются между шансом подписать одно из лучших инвестиционных соглашений, когда-либо предлагаемых Китаем, и желанием воспользоваться первыми днями новой американской администрации для улучшения трансатлантических отношений. Если Евросоюз таки закроет сделку с Пекином — вероятно, он заявит команде Байдена, что уступки точно так же могут применяться к будущим соглашениям США и Китая.

Тем не менее, основной посыл Си Цзиньпина, перефразируя сингл Rolling Stones, звучит как «Время никого не ждёт». Пекин не хочет выжидать паузу, чтобы предоставить Байдену время и пространство. Ведь их американцы используют для того, чтобы собрать команду, связаться с союзниками и сформулировать стратегию.

Си не будет поступать так с торговлей и инвестициями. Он довольно быстро продвигается к разработке ключевых технологий, особенно новых полупроводников. И потому воспрепятствует любым усилиям, которые могут помешать амбициям Поднебесной. Например, успеть присоединить Тайвань ещё во время его руководства.

 

Совершенно очевидно, что Си считает 2021 год — столетний юбилей коммунистической партии Китая  — едва ли не самым важным периодом со времени его прихода к власти в 2013 году. Он воспринимает следующее десятилетие как решающий момент. А ещё ничто не могло прояснить личные амбиции авторитарного лидера лучше, чем Пятый пленум Центрального китайского комитета. Он как раз завершился 29 октября, всего за пять дней до выборов в США.

«Судя по итогам пленума, желание Си сохранить власть на следующие 15 лет выглядит всё реальнее и реальнее», — заявил Кевин Радд, бывший премьер-министр Австралии. Он считает новое десятилетие «решающим рывком для мощи Китая и Америки».

Стремление оформить инвестиционную сделку с ЕС — лишь один из векторов китайской стратегии. Пекин развивает упреждающий подход к США в целом и президенту в частности. Это накладывается на остальные элементы. Они варьируются от торговых инициатив, продвигаемых по всему миру, до эскалации насилия против активистов в Гонконге или собственных диссидентов.

С наиболее снисходительной точки зрения, Си надеется подтолкнуть Байдена к более тесному сотрудничеству в переговорах с Пекином. До того как диалог с Трампом привёл к упадку отношений, Китай постепенно шёл к своей цели — двустороннему инвестиционному договору. Документу, напоминающему то, что сейчас лежит на столе у европейских чиновников.

Если выражаться прямолинейнее, Китай вступает в схватку с американской администрацией — и нарочно делает это задолго до инаугурации нового президента (20 января). Так он надёжно привязывает своих демократических союзников к инвестиционным и торговым соглашениям, участником которых Вашингтон не является. Что же касается вопросов прав человека, Пекин ясно даёт понять, что будет сопротивляться желанию Байдена поднимать эти вопросы.

Теперь Китай не только использует коммерческую привлекательность почти 1,4 млрд своих потребителей. Он извлекает прямую выгоду из успеха в борьбе с COVID-19. А уже это позволит азиатскому гиганту стать единственной крупной экономикой мира, показавшей рост. Примерно 1,5–2%, ещё и с шансом на двузначный рост в следующем году.

Разговоры из Брюсселя последовали вслед за такими же новостями на востоке. 15 членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии и региональные партнёры, включая Китай — но не США — подписали Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП). Это также одно из крупнейших в истории соглашений о свободной торговле. К тому же, впервые Пекин заключил подобный договор с прямыми союзниками США — Южной Кореей и Японией.

 

Помимо этого Си заинтересован в ещё одном векторе: как можно скорее присоединиться к Всеобъемлющему и прогрессивному соглашению о Транстихоокеанском партнёрстве. Соглашение было согласовано с США времён Обамы, но затем к власти пришел Трамп — и отказался от переговоров задолго до их запланированного завершения в 2018 году. Причём сделал это едва ли не в первую очередь. Байден же, при всей своей решимости усилить отношения с союзниками, всё же не считал торговые соглашения приоритетом.

Как всегда, было бы ошибкой недооценивать проблемы Китая. А ведь их более чем хватает. Взять хотя бы сомнения насчёт китайской экономической модели. Особенно в связи с усилением контроля Си над частным сектором, включая недавнюю блокировку первичного публичного размещения акций ANT. Вернувшийся экономический рост был, в основном, обусловлен самим государством.

Появляется всё больше признаков того, что самая амбициозная идея Китая потерпела крах. Речь о проекте «Один пояс, один путь». Китайские чиновники спокойно управляют своими амбициями, но сталкиваются с давлением. Сроки приходится переносить, долги со стороны более бедных партнёров — списывать.

Также непонятно, закроют ли государственные усилия оставшиеся технологические пробелы. За последнее время администрация Трампа дополнительно усилила напряжённость: отправила крупнейших китайских производителей микросхем и дронов в чёрный список для экспорта.

Но какими бы проблемами ни атаковали Си, он явно завершит 2020 год более сильным, чем кто-либо ожидал. И вполне возможно, что в первый год президентства Байдена стоит больше всего наблюдать именно за действиями Китая.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!