Перейти к основному содержанию

Системный кризис уже рядом. Поворотный момент для рынка

Сантандер солидарен с британцами
Источник

Примечание редакции. Коронавирус закончится, а мировая экономика будет кашлять ещё долго. Когда врач не лечит вас от наиболее опасной болезни, а помогает мазать сбитую коленку мазями и растворами — лучше к нему не обращаться. Жаль, что банки давно подсели на фуфломицин и годами наращивали объёмы мёртвых кредитов. Собственно, прошлая часть завершилась напоминанием о происшествиях 23 марта — тогда рухнули котировки акций и золота, а соотношение серебра к последнему рвануло вверх. Но потом ФРС сделала одно важное заявление — и тут-то мы передаём слово автору.

Это стало поворотным моментом для всех финансовых рынков: взвешенный индекс доллара достиг своего пика и начал падать. Индекс S&P-500 рос и совсем недавно вернулся к новым максимумам. На Comex появилась надбавка к спотовой цене на золото, соотношение золото/серебро принялось стремительно падать, а цена на медь наоборот — резко выросла. Нефть также приподняла свои котировки, хотя ещё в апреле она временно обвалилась из-за технических факторов.

Общим фактором было падение курса американской валюты, отражающее переход от дефляционных опасений к ожиданиям денежной инфляции. Доллар быстро утратил статус «убежища от дефляции» и даже свалился за другие валюты — особенно это было заметно на фоне евро. В то же время каждый хеджированый доллар, от акций до товаров и даже биткоинов, начал расти.

В финансовом смысле ситуация изменилась именно тогда. И если бы банки оказались прочнее при первой же проверке кризисом, цены на их акции должны были взлететь. Не сами по себе, получилось бы присоединение к некой восходящей тенденции. Следовательно, всё, что нам нужно сделать, — посмотреть на те финансовые учреждения, которые пытаются выйти из своих минимумов. На тех, кто до сих пор пытается идти в ногу с G-SIB, которые, скорее всего, попадут в настоящие проблемы.

Однако новости не спешат радовать. В еврозоне двумя безоговорочными лидерами являются Société Générale и Banco Santander. Их графики весьма изменились 23 марта — в тот день, когда фондовые рынки резко взлетели. Ведь ещё 17 февраля Société Générale достиг отметки в 31,93 евро, а 15 мая опустился до 11,77 евро. Будто боксёр свалился с ног, а теперь пытается подняться.

Добавьте сюда ошеломляющее соотношение активов к рыночной капитализации в 118,8 раза — теперь вы и сами понимаете, что способность банка выдержать малейший удар сомнительна. В этом анализе мы ограничиваем свои комментарии банками, которые после мартовской бури ведут себя словно собаки. Но это не обязательно означает, что другие банки оказались в относительной безопасности.

Deutsche Bank, например, торговался по цене менее 5 евро в марте — и вырос до 8,25 евро, теоретически идя в рост вместе с рынками акций. Но уже 14 февраля котировки упали с отметки в 10,19 евро более чем вдвое. Кроме того, беда не приходит одна: до кризиса стоимость акций Leman составляла 91625 евро.

 

Commerzbank, которого даже нет в списке G-SIB, также пострадал. Казалось бы, всё обстоит иначе: он восстановился с минимума в 3,05 евро (19 марта) до 4,873 евро (в настоящее время). Однако картинка обманчива. Цена акций в марте 2007 года превышала 300 евро, а отношение активов к рыночной капитализации в 76 раз аналогично показателю Deutsche Bank.

Эта парочка крупных частных финучреждений находится в бессознательном состоянии. Так или иначе, риск велик: они могут обрушиться при слабейшем толчке. А ведь ещё есть два британских банка с похожими показателями, чересчур приближающимися к годовым минимумам. К примеру, в 63,8 раза у Barclays — это наивысшее соотношение активов баланса к рыночной капитализации.

Но даже с такими результатами он не входит в этот расстрельный список. Британские банки, наиболее пострадавшие на рынках с 23 марта, — это Standard Chartered и HSBC. Там дела идут ещё хуже. HSBC достиг своего пика на отметке 791,70 пенса в январе 2018 года. Уже 9 февраля (следующего года, Капитан Очевидность — прим. пер.) он снизил свои результаты до 584,50 пенса.

При балансовой стоимости 51% банк по-прежнему оценивается на рынке лучше, чем многие другие G-SIB. Очевидной проблемой HSBC являются связи с Китаем, а вместе с ними санкции из-за Гонконга. То, что ранее было привычной деталью и не приносило проблем, само стало огромной проблемой.

Как результат — общее соотношение активов к балансовому капиталу в 14,8 раза. Формально HSBC находится на одном уровне с Standard Chartered. У этих ребят такой же показатель замер на уровне 14,3. Но цены последних для учёта на уровне 23,9%, а HSBC не опускается ниже 51,1%. Так что первый банк кажется более уязвимым, а геополитика даёт дополнительные риски второму.

Это подводит нас к последней категории — Поднебесной. Курсы акций всех четырёх китайских G-SIB рухнули, сначала обнадёжив ростом (как вы уже догадались, после 23 марта). И стоит отметить, что именно в тот день индекс Shanghai Composite вырос с 2660 до 3320. Соответственно, крупным банкам, которые напрямую контролирует правительство, следовало поддержать рост рынка и не снижаться. Все они находятся на минимальном уровне риска или около него.

И эти банки, безусловно, самые безопасные в Китае, при этом фактически являются частью государства.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!