Перейти к основному содержанию

Спасибо, пани Христя!

Христю Фриланд повысили, но не туда

Неоднозначная новость поступила из Канады. Как известно, на выборах, которые состоялись недавно, опять победили либералы, и вчера премьер-министр Джастин Трюдо представил свой новый кабинет. По впечатлениям аналитиков, Трюдо сделал так, что самые яркие личности, которые могли бы составить ему конкуренцию в борьбе за пост лидера партии, были лишены ключевых должностей, а взамен переведены на такие должности, где они ему меньше помешают. Одной из потерь — не только для Канады, но и для Украины — можно считать то, что министр иностранных дел Канады Христя Фриланд, которая занимала эту должность последние два года, переходит на формально более высокий пост вице-премьера, на котором будет отвечать за отношения с провинциальными правительствами, в большинстве настроенными к Трюдо не слишком дружелюбно.

За те недолгие два года, что она занимала должность, Христя успела сделать очень много. Украинская тема оставалась в приоритетах канадской политики — а это много значит, поверьте, потому что на свете есть много стран с населением и территорией куда больше, чем в Украине, но которые, тем не менее, остаются без внимания мировых новостей. Она активно добивалась введения санкций против российских чиновников и магнатов, была одним из координаторов помощи со стороны Канады, в том числе военной. Те, кто «в теме», знают, например, какие сложности стоят на пути принятия решения на высшем уровне об экспорте оружия в Украине — и Христя была активным лоббистом этого решения.

В её лице Украина имела не просто верного друга, но активного и настырного; она проводила свою точку зрения через сопротивление «прагматичной» части канадской элиты, которая была готова закрыть глаза на российскую агрессию, если это обещало определённые кратковременные экономические выгоды.

Это, безусловно, не конец её карьеры — я практически уверен, что и в канадских, и в мировых новостях мы ещё услышим о ней много. Но, безусловно, это означает определённые изменения в канадской внешней политике, в том числе и в отношении Украины.

Давайте же вспомним Христю добрым словом.

Христя родилась в живописной, но довольно суровой части Канады — в Северной Альберте, где много земель, много нефти и очень резкий, переменчивый климат. Отец её, адвокат Дональд Фриланд, имел англо-шотландские корни; мать Галина Хомяк родилась в лагере перемещённых лиц в Европе — её отец, редактор газеты «Краковские вести», был вынужден покинуть родину перед наступлением советских войск. Брак Дональда с Галиной был своего рода историческим примирением: отец Дональда воевал в рядах канадских войск против немцев, тогда как газета «Краковские вести», где работал отец Галины, находилась на оккупированной территории. Так как много украинских мигрантов послевоенного времени в Канаде имели за плечами «пункт» о жизни на оккупированной территории, канадцы сначала относились к ним с подозрением, как к недавним «врагам». Но с течением времени приходило понимание того, что украинцы были затянуты в тиски двух одинаково жестоких режимов, причём нацистский был разгромлен, а вот советский — продолжал существовать и угрожать Западу. Через осознание этого факта «вторая волна» эмигрантов нашла своё место в Канаде. Интересно, что родная тётя Христи Фриланд, сестра её матери Галины, вышла замуж за историка-марксиста Джона Пола Химку, который занимает достаточно критическую позицию к украинскому национальному движению времён Второй мировой.

Примерно три недели назад Христя открывала Конгресс украинцев Канады (КУК) в Оттаве, который проходит раз в три года. Во вступительной речи она, между прочим, вспомнила, как ей трудно было изучать украинский язык (чего от неё хотела мать), ей было трудно понять, какая от того языка в Канаде будет польза. И, несмотря на это, язык она выучила, принимала активное участие в жизни местной украинской общины. Насколько хорошо она говорит по-украински, вы можете услышать на этом видео, снятом в 2014-м, за три года до её вступления в должность министра.

Как можно судить по видео (и комментариям к нему), ещё за три года до занятия министерской должности она была человеком, известным в Украине, к мнению которого прислушивались политики и бизнес. Как так случилось?

В колледже, а позже в Гарвардском университете она изучала русскую историю и литературу, а в Оксфорде защитила магистратуру. С середины 1990-х работала независимым журналистом в Украине и Восточной Европе для ряда известных мировых газет. Иначе говоря, никто ей не приносил новости «на блюде» — ей, не имея сначала связей в Украине, приходилось устанавливать контакты, находить людей, находить информацию собственными силами. И она смогла это сделать.

В начале 2000-х Христя работала директором The Financial Times в США, а затем — в агентстве новостей Thomson Reuters. Во время журналистской карьеры она познакомилась со своим будущим мужем, корреспондентом The New York Times Грэмом Боули.

Пожалуй, надо сказать несколько слов, чего именно касались её журналистские расследования, по которым она достигла таких значительных должностей. Христя исследовала происхождение капиталов «новых богачей» России, Украины и Восточной Европы. В Канаде таких людей иронично называют «слониками» (из пословицы «Слон в комнате, которого никто не видит») за то, что они влияют на многие вещи, но их имена лишний раз вспоминать не принято. На Западе, если не докажешь, что ты говоришь правду о «слонике» — придётся идти в суд за распространение клеветы, а адвокаты у «слоников» сильные и влиятельные. Ну, а если дело происходит не в Северной Америке, а в Восточной Европе, то до суда дело может и не дойти — возможны другие, так сказать, интересные варианты. Впрочем, Христя не только выжила в этой агрессивной среде, но и опубликовала несколько книг-исследований: «Продажа века» (2000 год, о происхождении российских олигархов) и «Плутократы. Эпоха новых богатых и упадок старой системы» (2012 год, а эта, позже переведена на украинский язык, уже рассказывает о мировых олигархах, хотя часть книги посвящена и украинским влиятельным лицам).

Такая позиция, логично, привела Христю в ряды активистов Либеральной партии Канады. Либералы — это политическая сила центра, которая, с одной стороны, придерживается достаточно сдержанной политики в государственных расходах на социальные средства, а с другой — также считает, что надо в определённой степени ограничивать деятельность крупного бизнеса, чтобы из него не выросли подобные «слоники» (и за это оппоненты-консерваторы обвиняют либералов чуть ли не в «социализме»). Впрочем, всё в политике относительно — достаточно недавно либерального премьер-министра Трюдо раз поймали на связях с одним из «слоников» (компанией SNC Lavalin), но в должности ему удалось удержаться.

Кажется, это становится неприятной чертой нашего времени, когда на политику негде клейма ставить, но из-за «политической целесообразности» скандал не имеет последствий. Многие ли верят, например, что импичмент Трампа будет доведён до конца? Пока что республиканцы по отношению к любой критике занимают позицию «вы всё врёте».

С 2013 года Фриланд — депутат канадского парламента от Либеральной партии.

В 2015 году политсила победила на выборах, и Христа вновь была избрана депутатом. Что характерно, во время предвыборной кампании она говорила не только о внутренних канадские вопросы, но и о внешней политике, хотя это и вызвало раздражение достаточно многочисленной в Торонто (где он живёт и где избиралась) группы сторонников «русского мира». Я цитирую дальше с Википедии, это то, что она говорила в 2015-м, и повторила почти дословно в 2019-м на Конгрессе украинцев Канады вскоре до того, как оставила должность министра:

«В частности, позиция либералов в отношении Украины заключается в том, что Канада должна проявить больше лидерства на международной арене с тем, чтобы защитить выбор Украины, выбор демократического пути и западных ценностей, от посягательств России. В частности, Либеральная партия в лице своих украинских депутатов будет инициировать предоставление Украине летального оборонительного оружия, даже если США со своей стороны такого оружия не предоставят; прекращение работы международной платёжной системы «Свифт» на территории России, особенно учитывая клептократический характер российской властной верхушки; недопущение никаких исключений из санкционных списков (имеются в виду персональные санкции в отношении Сечина, Якунина и Чемезова, для которых консервативное правительство Харпера сделало исключение), признание ʺДНР и ЛНРʺ террористическими организациями, а также продолжение тренировки украинских военных и финансовую и экспертную поддержку реформ в Украине».

В правительстве 2015 году её назначили на должность министра международной торговли. На этой должности она проявила себя упрямым и уверенным в себе бойцом с такими «монстрами», как Соединённые Штаты и Китай (ещё не было президента Трампа, но эпоха глобальных торговых войн уже началась).

Министерство иностранных дел тогда возглавил Стефан Дион, ветеран канадской политики с весьма неоднозначной репутацией. Человек интеллигентный и с достаточно широкими взглядами, он одновременно за долгие годы заработал себе репутацию политика, как бы так помягче сказать, чрезмерно способного к компромиссам — даже в ситуациях, где он мог бы продавить ситуацию. Видимо, поэтому он запомнился как один из тех членов канадского правительства, кто выступал за компромиссы с «неприятными» режимами, если они предлагали выгодные условия, в том числе и с путинской Россией. Такая его позиция вызвала много вопросов относительно его политической компетенции и способности защищать интересы Канады, и он покинул пост министра досрочно.

Новым министром стала пани Христя. И одним из признаков её эффективности в должности было то, что она вызвала стойкое раздражение Дональда Трампа — неприятного, но важного торгового партнера Канады, который любил тактику грубого давления, в том числе и на старых друзей и союзников. Многих Трамп смог взять на испуг, но с Христей этот номер не удался, о чём писали с восторгом её сторонники и с большим раздражением — противники.

Фактически раздражённый комментарий Трампа о ней был предвестником заключения договора на выгодных для Канады условиях.

Что Христя успела сделать для Украины за два года? Уже 6 марта 2017-го она объявила, что канадская военная миссия в Украине, состоящая из 200 военных, будет продлена до 2019 года. На всех международных встречах, как только речь заходила об Украине, России или Восточной Европе в целом, Христя проводила точку зрения, что санкции против агрессора нельзя ослаблять, их надо усиливать — и за оккупацию Крыма, и за вооружённую агрессию, и за внутренние преступления в России — такие, как «дело Магницкого».

Такую же принципиальную позицию она занимала против других режимов, имеющих большие деньги, но не имеющих совести. Она открыто критиковала преступления китайских властей против уйгуров и в Гонконге, саудовских властей — против собственных диссидентов, турецкой — против курдов. Аргумент «а мы вам за это контрактов не дадим, куда вы денетесь» на неё не действовал — она сама, изучив сферу олигархии, прекрасно понимала, за какие слабые места их можно держать.

В то же время Христя поддерживала активные контакты украинской общины в Канаде с Украиной, и через эту линию было реализовано много программ — через совместную поддержку со стороны её министерства, а также послов Ващука и Шевченко.

К сожалению, новый министр иностранных дел Франсуа-Филипп Шампань, который приходит на смену Христе, скорее всего, смягчит линию внешней политики Канады в сторону «большего прагматизма». Новый министр считается человеком бывшего премьера Кретьена, который — представьте себе — с момента своей отставки в 2003 году является активным лоббистом интересов коммунистического Китая, и много времени проводит именно в этой неоднозначной стране. Поэтому есть вероятность, что новый министр будет «проявлять прагматизм» и в украинском вопросе.

Но, к счастью, Канада — это не страна «вертикали власти», не страна «одиноких героев» и «великих вождей». Помимо смены фигур в политике, есть ещё гражданское общество, которое активно влияет на политиков, а в чём-то и дополняет их.

Христя очень много сделала для Украины, но на Конгрессе украинцев Канады (КУК), который она открывала 3 недели назад, её окружали сотни единомышленников, многие из которых отправляли деньги украинским добровольцам или на благотворительные программы в Украине, а кто-то принимал и ещё более активное участие. И президент КУК Александра Хычий, и президент Всемирного конгресса украинцев Павел Грод — люди такие же энергичные, как Христя; пан Грод, к тому же, постоянно ездит в Украину, встречается со многими общественными активистами и бизнесменами, и вообще, «держит руку на пульсе».

Мы должны поблагодарить госпожу Христю за то, что она сделала. Но одновременно должны радоваться за то, что кроме неё, в Канаде есть активная и пробивная украинская община, которая ни на минуту не забывает об исторической родине. Поэтому связи будут крепнуть, а когда-нибудь, возможно, украинцы смогут ездить в Канаду без виз — так же, как сейчас в Европу. Поживём — увидим.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...