Перейти к основному содержанию

Берег сирийский

Примечание редакции. Для того, чтобы у вас, дорогие читатели, сложилась более полная картина происходящего в Сирии, рекомендует также ознакомится со вступительными статьями из серии «Мифы современного мира».

Примечание редакции. Для того, чтобы у вас, дорогие читатели, сложилась более полная картина происходящего на Ближнем Востоке (в частности в Сирии), рекомендуем также ознакомиться со вступительными статьями из серии «Мифы современного мира» («Заводной механизм. Базовый миф», «Илон Маск и исламисты», «Нефтянные насосы Саддама»).

Сирия вторглась и в новостные ленты, и в труды школьников-аналитиков, добавляя новые акценты в события российско-украинской войны. Ну, или добавляя новые акценты в войну РФ против всего мира и здравого смысла в частности.

Глядя в разбитое современными халдеями зеркало Сирии, каждый, как и тысячи лет назад, видит то, что хочет видеть.

Упоротая часть фанатов Кремля традиционно полна желания согреть очередного обиженного мировым порядком щедрым костром из своих сограждан. Мы слышим их голоса, мы слышим их гул. Они требуют больше огня, и самые безбашенные уже камлают с мерцающих экранов миллионов мониторов о том, что за ценой в очередной раз не постоят. Камлают, уже забыв, как год назад обещали брать Варшаву.

Прокремлёвские аналитики ожидаемо говорят, что «всё хорошо. Хлеба, вина — и жизнь полна. Спите спокойно, дорогие сограждане, но не забудьте заснуть с открытыми глазами, чтобы увидеть, как разворачивается очередная кремлёвская многоножка-многоходовочка. Чтобы увидеть, как очередной хитрый план Путина перемелет ваши планы в труху. Но на этом фланге усиленно намекают, что США получат под дых».

Адепты зрады, завернувшись в простыни и не прекращая ползти в направлении кладбища, обречённо замечают, что Обама в очередной раз слил и обменял Сирию на Украину.

Адепты перемоги говорят, что вот Кремль ввязался в войну на два фронта и теперь-то точно и быстро расшибёт себе лоб о бетонную стену, и вообще лишится права вето в Совбезе ООН.

Много мнений и конспирологии, ведь пионерский слёт в ООН — на подходе. Но мало фактов и мало анализа событий.

Попробуем взглянуть на ситуацию непредвзято.

Ходячий мертвец

Это про Асада, если что. Это понимают в Москве, это понимают в Вашингтоне, это понимают в Дамаске, это понимают миллионы беженцев, ломанувшихся из Сирии в сытую Европу. Тысячи и тысячи чиновников Асада понимают это и покупают (или сами выправляют) себе поддельные документы, и бегут от справедливого возмездия туда, где хотят начать новую жизнь.

Экономики в стране нет. Сирия, всегда славившаяся своей способностью весьма быстро восстанавливать и латать экономику после кровопролитных войн, в этот раз оказалась в ситуации, когда не то, что быстро, хоть как-то восстановить невозможно никак.

Вся логистика, которая может обеспечивать нормальное функционирование промышленности, нарушена. В Сирии, как и во всякой нормальной гражданской войне с этнической (или религиозной) составляющей при распределённом проживании этноса (или представителей определённой религии), боевые действия почти не локализованы в одном месте (в отличие от интервенции, прикидывающейся этническим конфликтом, когда есть чёткая линия разграничения). Попробуйте наладить промышленные цепочки, когда Волновахи и Пески у вас везде, а не сосредоточены в одном регионе.

Последнее месторождение нефти, в котором добычу вели в промышленном объёме, было захвачено повстанцами (или боевиками ИГИЛ) в этом месяце. Оно было весьма важным как для Асада, так и для его противников. Бои были жуткими. Сирийские власти поспешили заявить, что, несмотря на потери, всё-таки выбили нападавших из месторождения. Даже если это правда, то, судя по всему, противники Башара просто рассеялись по высотам вокруг месторождения и всё равно не дадут Асаду наладить поставки нефти. Вряд ли ему не будет хватать соляры для заправки танков или авиационного керосина для заправки истребителей, но способов беспроблемно достать живых денег у его режима всё меньше и меньше.

Армия деморализована. Как и положено, основным признаком гражданской войны является неминуемая деградация войск, связанная с необходимостью проводить реальные зачистки, карательные акции, террористические обстрелы, контрпартизанские действия, расстреливать мирных жителей, брать заложников и т.д. и т.п.

Из-за деградации, постоянных переходов подразделений на сторону врага, из-за недоверия к частям, командирам и к местному населению сирийская армия существенно ограничена в проведении общевойсковых операций и вынуждена страдать натуральной хернёй. Когда повстанцы начали захватывать пригороды Дамаска, Асаду пришлось положиться на традиционно лояльную алавитам авиацию и начать бомбить пути наступления повстанцев. Наступающую лёгкую пехоту в жилой застройке пришлось останавливать ковровыми авиационными бомбардировками. Понятно, что бомбёжками Воронежа тираны лишь показывают свою силу, но Дамаск — это всё-таки столица. Последний оплот.

Примирение между сторонами конфликта невозможно, и уже давно. Асад занимается прямым геноцидом своего народа, подтверждением чего может служить не только применение химического оружия в недавнем прошлом. Массированные бомбардировки жилой застройки (мирных жителей) стали основным фактором сдерживания наступления отрядов оппозиции. Основу оппозиционных сил (как при любой гражданской войне) составляют представители местного населения (родоплеменная структура общества). Их родственники живут в ближайших населённых пунктах, поэтому массовые бомбардировки жилых кварталов становятся реальным фактором сдерживания наступательного порыва и стимулом к заключению локальных перемирий. Именно локальные перемирия очень важны для правительственных войск, учитывая специфику зоны боевых действий. Война идёт по всей стране, вдоль путей сообщения, а стремительно деградирующая армия всё меньше и меньше способна вести активные действия на нескольких фронтах одновременно. Ради возможности собирать силы в кулак и получать хоть какое-то преимущество перед противниками Асад и готов идти на обострение, наплевав на то, что такая тактика в длительной перспективе приводит к тому, что примирение становится невозможным.

Реально же Асад делает то, о чём верещат пророссийские СМИ на Донбассе, и то, что стремятся смоделировать боевики «Д/ЛНР» или ХАМАС — спровоцировать бомбёжки и обстрелы мирного населения, чтобы породить ненависть у противоборствующих сторон. Кремлю прекрасно известно, что зашкаливающий уровень ненависти обозначает самоподдерживающийся конфликт, с которым (например, Кремлю в Сирии) справиться не удалось. Режим Асада в реальности ежедневно и буднично совершает то, в чём с экрана телевизора Кремль обвиняет «киевскую хунту». Есть предположение, что агитаторы Кремля все свои заготовки по Украине просто срисовали из Сирии, что, учитывая сирийский опыт кремлёвских СМИ, ANNA-news, многих блогеров от володинско-сурковской сохи и курировавших их чекистов, было бы ничуть не удивительно.

В реальности всё это означает, что в Сирии будет война «до победного конца» — до смерти Асада и предания забвению представителей его династии.

Из предыдущего вывода проистекает следующий. Асад ведёт войну «один против всех», все остальные (и даже ИГИЛ) воюют в первую очередь с Асадом и уже во вторую — между собой. За Асада — Иран (вполне договороспособный ввиду близкого снятия санкций и имеющий прямой интерес в постасадовском переделе Сирии) и «Хизболла». Но об этом скажем позднее. Даже союзного (или как минимум симпатизирующего) Асаду премьера Ирака Нури Аль-Малики сместили.

Аналогичная ситуация — и на внешнеполитических фронтах.

Асад имеет нулевую международную поддержку, все сильные мировые и региональные игроки заявили о необходимости его ухода. Чего стоит только заявление министра иностранных дел Саудовской Аравии, который так прямо и сказал: «Асад уйдёт, вопрос решённый». В общем Асад — такой себе региональный «миниПутин», не рукопожатый нигде или даже хуже. Путина из-за былого геополитического веса СССР хоть в ООН приглашают (всё-таки учредители и имеют право вето), а Асада — только в Москву.

Именно критическое состояние режима Асада, а не какие-то геополитические расклады и «многоходовочки» нажали на спусковой крючок, который отправил российские войска в Сирию. Просто отступать было уже некуда, промедление в этом вопросе грозило полным и безоговорочным провалом и потерей влияния на всём Ближнем Востоке. А потому Сирия — это игра Кремля практически на грани фола и реальная авантюра с огромными рисками.

У редакции давно было сомнение, что цель российской авантюры в Сирии состоит в том, чтобы воевать за Асада, имея в планах удержание им власти. Асад — это ходячий мертвец, и в Кремле это понимают лучше многих.

Прочитав редакции унылые оправдания Кремля о самолётах в Сирии, Дмитрий Подтуркин потянулся в кресле и спокойно вынес вердикт: «Сдал Кремль Асада. Сдал с потрохами. И солдатиков своих опять продал».

Как вы понимаете, Россия имела все поводы и причины официально и полномасштабно помочь Асаду. «Законный монарх правитель», «гражданская война», ИГИЛ, «разрушения», «мирные жертвы», «беженцы», «по праву, данному мне российским народом», «я, Владимир Путин, протягиваю руку помощи российского народа женщинам и детям братского сирийского народа», «предотвратить кровопролитие», «способствовать установлению во имя мира в регионе и счастья во всем мире»... Не встал, не сказал, не заявил, руку помощи официально не протянул. И не заявит даже на сессии ООН, которая будет идти тогда, когда вы уже будете читать эту статью. (упд. Когда мы готовили статью к выпуску, он опять сказал, что «ихтамнет».)

И не потому не заявил, что боится испортить международные отношения и позицию. Как уже было сказано, маленькая шалость в Сирии уже не способна ничего испортить в реноме для Путина.

А почему же?

Потому же, почему и Янукович выступал из Ростова, а не из Кремля. Официально встать на сторону того, у кого шансов мало, — это принять на себя удар в случае его поражения. В случае его неизбежного поражения делать это никто не захочет.

Кремль списал Асада.

И солдатиков своих продал с самолётиками. Их там нет, их можно бомбить, их можно сбивать, их можно атаковать и штурмовать кому угодно, когда угодно и сколько угодно.

Почему Россия не воюет за Асада и его режим? Потому что это практически бесполезно. Ну протянет он ещё полгода, ну с массированной поддержкой ВС РФ — ещё год. Всё равно его карта бита, а битые карты не поддерживают. Тем более, что пара (да хоть десять) тысяч солдат в Сирии погоды не сделают. Для того, чтобы удержать режим и реально бороться с ИГИЛ и с оппозицией, нужно намного больше (помним о распылённом театре военных действий и необходимости охраны коммуникаций). Максимум, что могут это силы, – контролировать локальную территорию и обеспечивать устойчивость союзных соединений из числа местных в пределах нескольких сотен квадратных километров. Всё.

Однако, если РФ отказывается поддерживать Асада эффективно и официально (что говорит о том, что она готова к его уходу/смерти/бегству), то в чём же цель посещения сирийского берега?

Удержание территорий в треугольнике Латакия-Хомс-Тартус и базы ВМС — действительно слишком маленькая политическая цель для такой операции, с учётом реальных минусов в случае, если российские «ихтамнеты» начнут давать не совсем добровольные интервью ИГИЛ с их немного предсказуемым концом.

Более того, это невозможная операция. Удерживать базу, и тем более окружающую территорию, в полной осаде долгое время — невозможно в принципе. И это вдвойне актуально для России, которая то и флота нормального не имеет. Аэродром отлично накрывается мобильной группой из миномёта, которая уходит в ближайшее село. Турция может заблокировать по техническим причинам на недельку проход БДК РФ или произойдёт их неожиданная поломка (это, кстати, возможно и само по себе). А в то же время некоторое количество совсем никому не подконтрольных «гибридных воинов Аллаха» пойдут воевать против того самого третьего Рима, который ещё не падоша. Ненависти к Асаду и его союзникам в сирийскую землю посеяно без меры, и эти «зубы дракона» взойдут и снесут всё на своём пути – дайте только время.

Очевидно, что «сирийский десант» Кремля преследует другие цели, но, чтобы лучше их понять, следует сначала понять цели международной коалиции и стран Запада.

Что будет с Сирией после Асада?

Реально сложилась такая ситуация, что Асад (вернее, его уход) может являться «золотым ключиком», открывающим дверь в коморке Папы Карло – в новый «чистый и светлый» ближневосточный расклад, в новую конфигурацию сил, которая реально сможет прекратить 70-летний кровавый водевиль на Ближнем Востоке.

И это не потому, что Асад (и его режим) такой замечательный и сильный. Он просто последний динозавр эпохи 70–80-х годов ХХ века. Динозавр из эры СССР.

Асад — последний официальный союзник России во всём регионе. Остальные «уже далече» (Каддафи, Хусейн, Арафат и др). Из других российских симпатиков остались разве что йеменские повстанцы и палестинские террористы, но они бандиты, а РФ для международной игры нужен союзник, имеющий официально признанное государство.

Почему? Потому что союзное государство — это международно признанная территория (на ней можно строить свои базы и размещать базы «неофициальных союзников» — типа «Хизболлы»). Государство — это возможность по официальным международным договорам официально поставлять оружие (как для союзника, так и неофициальным транзитом на весь регион), не опасаясь конфискации груза представителями третьих стран (международной коалиции). В общем, официальное союзное государство — это для Кремля гарантированный вариант сохранения напряжённости в регионе его расположения, при этом с сохранением видимости нейтральности Кремля и возможностью вести переговорный процесс в качестве третьего лица. Если официального союзника нет, создавать напряжение будет или намного сложнее, или намного сложнее будет делать при этом каменное лицо. Вот так сделать каменное лицо не получилось у Путина с «Д/ЛНР», как там под столом Шойгу не старался.

А пока именно режим Асада не даёт возможности решить ливанскую проблему (именно Сирия окончательно обрушила относительно светский и почти демократический Ливан в непрекращающеюся пучину «гражданской войны»), является существенным тормозом палестинского урегулирования и тд. и т.п. Сирийская, ливийская, иранская и иракская армии долгое время были как очагами расползания оружия, так и источниками непредсказуемости в регионе.

В общем, если Асад не золотой ключик, то огромное бревно на пути прогресса. По крайней мере, мировые лидеры и ведущие региональные страны так считают. Поскольку полагают, что намечается конец кровавого ближневосточного водевиля длинной в 70 лет – от становления государства Израиль до нынешних времён.

Структура кровавой карусели и её миф тщательно культивировался СССР/Россией в течение десятилетий. Униженные и оскорблённые, нещадно эксплуатируемые арабы – с одной стороны и против них мировой капитализм (США) и его верный агент Израиль (еврейский сионизм) – с другой. Схема работала успешно, что и позволило СССР очень эффектно выйти на мировой рынок нефти и газа на волне арабо-израильских войн и связанного с ними мирового энергетического кризиса 1970-х.

Выбор явно неудачного ближневосточного партнёра в виде Израиля со стороны Европы и США понятен и был описан в заметках, предваряющих эту статью. Реально «дикие», только одной ногой слезшие с верблюдов, арабы были явно, с точки зрения Запада, не готовы на равноправное партнёрство. Демократический Израиль же, построенный европейцами и европейскими политиками, в 50–70-х годах прошлого века смотрелся гораздо привлекательнее и понятнее в качестве союзника. Кроме того, еврейское лобби в Европе и США, а также чувство вины перед евреями после Холокоста всё равно заставили бы как-то поддерживать Израиль в его противостоянии с арабами. В общем, ближневосточный узел завязался из-за самой конфигурации мира, и (со всеми его противоречиями, сдержками и противовесами) активно то тлел, то разгорался с новой силой на протяжении десятилетий, когда — на благо СССР, когда — Японии, когда — США, когда — отдельным странам Европы, но никогда — ЕС как единому проекту.

«Эй, эй! Почему Японии?» – скажете вы. Закрытие Суэцкого канала стало отправной точкой бума на супертанкеры, а это, вместе с энергетическим кризисом (и как следствие колоссальной потребности в энергосберегающих технологиях), стало одной из основ японского экономического чуда.

В конце ХХ и начале XXI века позиция СССР/России в регионе только ухудшалась, а позиция США колебалась в разные стороны, но влияние потихоньку росло. Советский Союз ввязался в войну в Афганистане, Россия поддержала Сербию в балканских конфликтах, практически открыто сливала Хусейна, ожидая повышения цен на нефть, и воевала в Чечне.

США с течением времени позволили арабам интегрироваться в западный мир, существенно уменьшили поддержку Израиля и начали на него давить, поддержали мусульман в балканских конфликтах. Да, они воевали против Хуссейна в 2003-м и в Афганистане в 2001-м, но они же воевали в Афганистане в 1980-х и против Хуссейна в 1991-м на стороне мусульман.

Не так важно усиление влияния США в регионе, как то, что в условно однополярном мире в XXI веке постоянно тлеющий Ближний Восток начал крупный капитал. Бизнес оказалось спокойнее делать «в тишине», да и арабы, не профукав свои нефтедоллары, а вложив их в развитие своих государств и в ведущие мировые банки, стали желанными цивилизованными партнёрами как для транснационального бизнеса, так и для развитых стран.

В XXI веке арабы и их шейхи, пройдя эволюцию от комедийных голливудских персонажей до признанных бизнесменов, банкиров и политиков, «оцивилизировались» до такой степени, что практически доказали свои возможности по самостоятельному управлению регионом, даже практически сформировали свою региональную сверхдержаву, на соискание роли которой не безуспешно претендует Саудовская Аравия.

В рамках этой стратегии США сближаются с мусульманским миром, снижают уровень поддержки Израиля. Их главным региональным союзником становится, предположительно, Саудовская Аравия. Постепенно искореняются откровенно сумасбродные диктаторские режимы (хотя наладить на их месте что-то нормальное удаётся крайне редко), налаживаются отношения с Ираном и т.д.

Всё описанное выше уже практически произошло.

В данный момент формируется расклад без религиозного иудейско-мусульманского конфликта, без внешнего управления силами «неверных». Расклад, который в перспективе может обеспечить спокойствие на Ближнем Востоке и стабильность на рынке нефти (и как следствие — на рынке газа), вплоть до полного прекращения нефтяного доминирования в мировой экономике и самой возможности использования нефти как экономического оружия и объекта финансовых манипуляций.

Что (в рамках реализации такой стратегии) хотели бы США, ЕС, их ближневосточные союзники и даже Израиль, да и практически можно говорить – весь цивилизованный мир?

Нового баланса — самоуправления арабского мира под патронатом новой региональной сверхдержавы (судя по всему, Саудовской Аравии). Саудиты своим немалым авторитетом и большой династией (шутка ли, 8 тысяч принцев-бездельников, на которых просто не хватает должностей) могли бы поспособствовать спокойной развязке основных Гордиевых узлов в регионе (ливанского, палестинского, сирийского, иракского, курдского и других). Израиль мог бы получить от Саудитов гарантии признания «права Израиля на существование» со стороны арабского мира, а, значит, и относительно долговременный и спокойный мир в обмен на территории буферного пояса.

Кто против? Традиционная Баба-Яга — Кремль, Асад, Каддафи, Хуссейн и исламские радикалы всех мастей и в разных странах. Позицию Ирана сложно выяснить, пока он показывает свою договороспособность и может вписаться в этот новый порядок «без внешнего вмешательства». Однако КСИР могуч и богат, а система селекции аятолл непрозрачна, непонятна, и кого вынесет наверх в будущем — сейчас сказать нельзя совсем. Кроме того, вероятно, против такого расклада Турция, поскольку тоже хочет быть региональной сверхдержавой и уже, по сути, ею и является, да ещё и практически демократической. Однако и иранцы, и турки не являются арабами. Кроме всего прочего, режим в Иране шиитский. По-видимому, предполагается, что и Иран, и Турция будут балансировать региональную гегемонию Саудов.

Что этому может помешать? Миллион причин, и одна из основных — имеющее место немалое разочарование самих Саудов в США, Белом доме и лично в Бараке Обаме. Слишком мягкая позиция относительно Ирана, до становления ИГИЛ и начала решительных действий США выработала у Саудов мнение в преступной мягкотелости Вашингтона, что привело к сильному охлаждению отношений несколько лет назад. Однако сейчас у Саудов — новый король и новая геополитическая реальность, а в самих США — выборы на носу.

Существует ли описанный выше план в виде глобального проекта США? Сомнительно. Однако вариант подобного развития, наверняка, проговорен соответствующими контактными лицами и при достижении определённых точек развития он будет реализовываться. Аналогично сами позиции этого плана будут защищать огромные толпы саудовских лоббистов в США в случае, если кто-то попытается их форсированно срывать.

Каков план «коалиции» по Сирии в свете уже указанных оптимальных стратегий?

Понятно, что в существующей ситуации даже при падении режима Асада мирно передать власть оппозиции и провести свободные выборы просто невозможно. Племенная раздробленность, градус взаимной ненависти, экономические и социальные последствия гражданской войны и необходимость борьбы с ИГИЛ делают простую передачу власти представителям оппозиции просто невозможной.

Выборы провести нельзя. Да и какие выборы?! Алавитов просто вырежут и перевешают, а потом примутся за шиитов. Да и другие межплеменные конфликты без сильного общепризнанного лидера будут постоянно разгораться. В такой ситуации сценарий раздела Сирии на отдельные племенные территории, которым и папа Асада, и он сам пугали Запад десятилетиями, становится объективной реальностью, доступной в ощущениях любому, кто решит посетить окрестности нефтяного месторождения Джазаль.

Однако деградация административного устройства Сирии до родоплеменного уровня категорически не устраивает никого из коалиции. Турции не нужна курдская автономия в Сирии, США и ЕС — просто за сохранность границ и стабильное центральное правительство, с которым проще вести дела, чем с десятком племенных лидеров, Саудитам и Иордании не хочется расширения ИГИЛ и т.д. Даже Ирану нужна единая Сирия, пусть и суннитская, но об этом в конце статьи.

Поэтому понятно, что оптимальным для коалиции после свержения Асада будет установление некоего варианта внешнего протектората над Сирией («ведущая арабская держава» с «золотой акцией», США, ЕС, Турция). Далее должно последовать финальное отделение грешников от праведников в Сирии и Ираке с организацией совместной военной операции (эдакой «Бури в пустыне–3».) против грешников из официально утверждённого и согласованного варианта ИГИЛ.

А уже после установления порядка, после победы над ИГИЛ и после переходного периода, когда Сауды включат всех местных лидеров в свои финансовые потоки (несогласных запишут в ИГИЛ на предыдущем этапе), можно будет говорить о свободных выборах и решении других региональных проблем: ливанской, палестино-израильской и т.д.

Даже Китай радостно будет тереть руки в случае реализации такого плана, поскольку Израиль уже сейчас (наблюдая за дружбой США с Саудами и мягкой позицией Белого дома касательно Ирана) активно наращивает сотрудничество с ним. А уж после окончательного оформления сделки (даже подготовку к которой в Израиле десятки правых политиков и миллионы простых граждан зовут откровенным предательством) так вообще…

Вот такой нехитрый и весьма гипотетический план. Кого он не устраивает? Ну, понятно, того, кого в этих раскладах нет – Кремль.

Россия — за бортом. Россия лишается единственного официального союзника, о важности которого мы писали выше.

Даже гипотетическая возможность реализации этого плана для России, которая в XXI веке живёт стандартами и политикой XX, а то и XIX века, кажется ужасом. И Кремль хочет воспрепятствовать надвигающемуся (и всё ещё весьма гипотетическому) ужасу своей стратегией, главная цель которой — обеспечить своё региональное присутствие и заявить право на участие в разделе сирийского наследства.

Путин действует так, как Ельцин пытался действовать в Косово во время «марш-броска на Приштину».

Вот такая «малая проекция силы» и демонстрация присутствия в абсолютно обоснованной надежде на то, что прямого конфликта никто из западных участников коалиции не допустит (как не допустили в Слатине). Предполагается, что с занятых рубежей никто выбивать не будет. В общем, ждёт Владимир Владимирович сакраментальной фразы «Я не собираюсь ради вас устраивать Третью мировую войну» относительно треугольника Тартус-Латакия-Хомс. Ждёт «статус-кво».

А после установления такого «статус-кво», как Кремлю кажется, уже будет можно и торговаться за место при разделе Сирии. При этом Россию, в отличие от стран антиасадовской коалиции, вполне даже устраивает раздел Сирии, как минимум, на локальные зоны влияния, а максимум (или в исторической перспективе) — и на автономные квазигосударственные образования. Потому Кремлю понятно, что мандата РФ на решение всей сирийской проблемы не дадут. Чай не Сауды, и не члены НАТО, как Турция. Значит, надо Сирию пилить на куски и требовать своего. В общем, своим «сирийским десантом» Россия хочет создать в Сирии ближневосточный аналог Лугандона, при помощи которого будет требовать от имени сирийского народа не вступать в ЕС, а вступать в Таможенный союз. Кремлёвские стратеги повторяются since 1939, о чём свидетельствуют протоколы заседаний Лиги Наций по советско-финской войне.

Кстати, относительно «повторяемости» — разворачивание сил в Сирии похоже не только на «бросок на Приштину», но и очень напоминает захват Крыма. Россия сама очень боится прямого конфликта со странами коалиции, поэтому есть активное прощупывание почвы с её стороны и нет официального приглашения российских войск со стороны Асада. Путин намного трусливее Ельцина, хотя гораздо амбициознее. В случае чего Кремль всегда оставляет возможность заявить, что «да нас там и не было», «мы самолёты перегоняли/обслуживали в соответствии с межправительственными соглашениями».

Кроме того, как мы уже заявляли, участие в вопросе на уровне «ниже радаров» подтверждает план участия в разделе Сирии «без Асада». Если бы войска зашли официально по его приглашению, то становились бы участниками внутрисирийского конфликта, причём на проигравшей стороне. И как следствие не могли бы быть участниками раздела. А сейчас «мы боремся с ИГИЛ», хотя и бомбим конкретно сирийскую оппозицию. Кстати, ещё одна параллель с российской политикой в Украине.

Понятное дело, что у Кремля — много вариантов, и все реализуются одновременно. Наверняка, кроме описанного (так сказать, варианта «оптимум»), кто-то сейчас проталкивает мертворождённый «максимум» (под предлогом совместного уничтожения ИГИЛ впихнуть Асада в «широкую коалицию», управляющую Сирией после установления коалиционного протектората). Это практически невозможно, учитывая ненависть к Асаду и полное отсутствие у него международной поддержки, даже при сохранении за ним номинального поста (аналогичное пытались провернуть с Януковичем, как вы помните). Однако реализация подобного плана «максимум» может, с точки зрения Кремля, иметь пользу. Это позволяет шантажировать коалицию перманентным участием в военных действиях на стороне Асада. Всё-таки это замедлит падение его режима, приведёт к дополнительным потерям людей и ресурсов со стороны антиасадовской коалиции и повышает дальнейшую цену войны с ИГИЛ.

Ну и, естественно, есть у Кремля вариант «минимум» — простое закрепление себя любимых как участника международной коалиции по сирийскому протекторату, даже без локализации подконтрольных территорий. В надежде на следующем историческом этапе, проводя собственную политику по протекционизму отдельных племён, выделить из Сирии лояльные квазигосударства (опять переход к ближневосточной Лугандонии) и через них мешать планам международной коалиции по ближневосточному урегулированию.

За это Россия готова воевать с ИГИЛ, утилизируя при растопке ближневосточного котла людские ресурсы собственных и лугандоновских патриотов и т.д. и т.п.

Вот так на Ближнем Востоке схлестнулись политические стратегии XXI века и постиндустриальная экономика и российские политические рудименты XIX–XX веков (конфликтное противостояние и система международных блоков) и остатки индустриальной экономики, ориентированной в своей основе на природные ресурсы и контроль над ними.

Так что весь «сирийский десант» Путина — это не хитрый план перед Генассамблеей ООН, и не «удар под дых» США (как заявляют российские СМИ), и не переключение внимания с Украины на Сирию, и даже не план по дальнейшей утилизации много о себе думающей «боевой ваты». И даже не спасение своего давнего союзника по этическим соображениям – типа мы друзей не бросаем. Просто в рамках своей политики международного гопника Путин вынужден был сделать этот шаг именно в это время, как гопник, бьющий бутылку на «розочку» и кидающийся на полицейского.

Регион уходит из-под контроля, и, кроме чисто политических рисков, это несёт в себе ещё и финансовые.

Да, кроме политических аспектов «сирийских десантов», у Путина есть аспекты и чисто финансово-логистические. Трубопровод Катар – ЕС (со себестоимостью газа намного ниже российского) должен проходить через территории Сирии. В случае, если США, ЕС и Саудам удастся сохранить единую Сирию, этот трубопровод будет построен, а Европа получит возможность добиваться от РФ существенных скидок в газовых поставках. Кроме того, постройка газопровода Катар – ЕС позволит Евросоюзу существенно усилить политическое давление на Кремль, поскольку развернёт «трубопроводные войска» в обратную сторону. Имея резервный трубопроводный источник газа, ЕС сможет грозить объявить полное эмбарго Кремлю без риска замерзнуть зимой. Если к голубому топливу из Катара присоединится ресурс из Ирана, перспективы у «Газпрома» вообще печальные.

С одной стороны, рывок Путина в Сирию неизбежен; с другой стороны, является заведомо проигрышным. Ну, почти, как с Украиной.

Ловушка это для Путина или нет – посмотрим. Но играет он уже за гранью фола. Почему?

Дело даже не в том, что сценарий негативного развития превалирует. Хотя и тут хватает неприятных моментов.

Максимальный сценарий просто невозможен: Асада или его ставленника у власти никто не потерпит. Оптимальный сценарий не получился и в Косово: российских десантников тогда просто заблокировали и не давали снабжения до тех пор, пока не договорились о «правилах совместной игры», в результате чего России не дали собственной зоны контроля. А без локализации влияния и создания в этой локации «карманного» государства вся балканская затея оказалась пустышкой. Так и сейчас никто России зоны контроля давать не будет.

Что даже важнее — российский контингент в Сирии можно уничтожить/вытеснить, даже в случае его официального признания РФ и без прямого военного конфликта с войсками антиасадовской коалиции. Как было сказано, гибридно-неучтённых военизированных образований в Сирии — великое множество, включая и так не любящую Россию чеченскую диаспору в составе ИГИЛ. Так что желающих провести операцию по устранению ВС РФ таким «гибридным» способом будет более чем достаточно, особенно при финансовой поддержке и гарантиях невмешательства от других сторон конфликта.

Снабжать такой удалённый локальный контингент, как мы уже выше обосновали, весьма не просто. Этого Россия не потянет ни технически, ни финансово.

Как-то так. Нельзя лезть с политическими идеологемами XIX века и индустриальной экономикой XX века (впрочем, плавно деградирующей до феодальной) в современный постиндустриальный мир XXI века с его саудовскими инвестициями в высокие и «зелёные» технологии.

Кстати, о Саудах и о главном негативе для России, который она уже получила независимо от дальнейшего развития событий. Кремлю кровь из носа нужно обеспечить отскок цен на нефть до того момента, как из-за санкций уровень добычи в РФ начнёт серьёзно падать. Конечно, Сауды могут влиять на нефтяные котировки в весьма чётком диапазоне, и не заинтересованы в критически низкой стоимости нефти, но существенно продлить продолжительность периода невысоких и регулярно срывающихся в низкие цен на неё они могут.

Мы уже сейчас видим, что действия РФ в Сирии пробивают даже показной аристократизм Саудов. Выключить Россию за вмешательство в решение сирийского вопроса, одновременно понизив агрессивность и повысив сговорчивость петрократий региона, где Сауды хотят быть центральным арбитром, на время, пока Сауды этим арбитром не станут — вполне обоснованное и разумное решение.

Как дедушка Пу собирается поднимать цены на нефть и диктовать там свои условия — теперь уже точно непонятно.

Несложно представить, как Путину дорог Асад, сирийский берег и последняя возможность мирового гопничества в ближневосточном регионе.

Какой из всего этого вывод для нас?

Потираете ладошки? Не спешите радоваться, вывод очень плохой.

Рассматривая сирийскую проблему под таким углом, становится понятно, что в деле борьбы с РФ и решения мировых проблем Украина не основной фронт. И не планировалась как фронт. Путин нас сам сделал своим фронтом тогда, когда на Ближнем Востоке процесс ликвидации наследства СССР (или как вариант наследства борьбы с СССР) шёл полтора десятка лет с переменным успехом и с разными тактиками.

На Западе люди мыслят на десятилетия и работают над созданием, нейтрализацией и разрушением макроструктур таким образом, чтобы потери для основных союзников были на том уровне, который позволяет дальше быть союзниками с возрастающей выгодой.

Построить газопровод Катар – ЕС и завести туда трубу из Ирана для США намного выгоднее в плане долгосрочных отношений с Евросоюзом, чем принудить ЕС отказаться от торговли с РФ вообще или ввести эмбарго для российских нефти и газа. Конечно, это тоже очень непросто. Ну, значит, США пока будут строить LNG-терминалы в Европе (тоже лишними не будут). И будут создавать зону свободной торговли с Евросоюзом, чтобы ему всегда было куда перекинуть излишки, освободившиеся от поставок в РФ (заодно вытесняя нахватавшихся технологий китайцев из сегмента товаров с высоким уровнем интеллектуальной составляющей в цене). Макроструктуру отношений ЕС (ФРГ, Франция, Голландия, Бельгия) – РФ (СССР) на протяжении более полувека мы, кстати, рассмотрим отдельно в ближайших редакционных статьях, а сейчас — короткий вывод для нас.

Time is running out! Часики тикают, и времени осталось не так много.

Мы — на второстепенном направлении.

Наши выбрыки, наших высокопоставленных коррупционеров, нашу промышленность каменного века и наше ленивое народонаселение (которому даже лень разобраться в биографиях депутатов или самому себя защитить) долго терпеть не будут.

Антон Швец

Дмитрий Подтуркин

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...