Перейти к основному содержанию

Террористическая угроза в степях Украины. Часть II

Полезные идиоты Кремля. Как иностранные журналисты распространяют фейки о связях Украины и ИГИЛ.

В апреле 2017 года на российском сайте Islam-today появилась информация о функционировании тренировочных лагерей ИГИЛ. Кроме того, сообщалось, что «буквально на днях через Украину хотела пройти группа из 15 боевиков ИГИЛ, планировавших теракты в европейских странах». Через четыре месяца на британском телеканале Sky News московский корреспондент Джон Спаркс (John Sparks) уже утверждает о тех же «тренировочных центрах» для боевиков. Также он называет ту же цифру, которую позже (перед финалом Лиги чемпионов) укажет таблоид The Sun — 500 джихадистов.

Совершенно очевидно, что, распространяя дезинформацию, цель которой — навязать мнение о том, что Украина имеет отношение к поддержке международного терроризма, российская сторона в первую очередь ориентируется на западную целевую аудиторию. Главный месседж, который остаётся за кадром и звучит рефреном — «отмените уже ваши санкции и дайте нам самим разобраться с Украиной... Вы же видите, что это то же самое, что и ИГИЛ...».

26 февраля 2015 года в американском издании The Intercept появляется публикация польского журналиста и режиссёра Марцина Мамона «В разгар войны. Украина становится воротами джихада». Ссылаясь на вымышленного героя статьи — Халида, который называет себя предводителем группы боевиков ИГИЛ, автор рассказывает о группировке «Братья», боевики которой также действуют и в Украине. А один из них якобы является бойцом батальона Джохара Дудаева, который воюет на Донбассе на стороне украинских сил. Упомянута в статье и лёгкий способ легализации на территории Украины — якобы новый паспорт, позволяющий путешествовать в Европу, стоит всего 15 тысяч долларов.

4 сентября 2015 года российская «оппозиционная» журналистка Анна Немцова в американском издании The Daily Beast опубликовала статью о том, что на стороне ВСУ воюют чеченцы, которые раньше тренировались вместе с ИГИЛ в Сирии. Опять же, не утруждая себя поиском реальных доказательств, Немцова цитирует слова одного из «бойцов», которого называет просто — Муслим (распространённое на Кавказе имя). В её тексте также говорится о батальоне Джохара Дудаева, где «Муслим» рассказывает, как он незаконно пересёк границу под огнём украинских пограничников.

Видимо, тот же самый «Муслим» двумя месяцами ранее рассказывает другому журналисту, корреспонденту московской (кто бы мог подумать?) редакции The New York Times Эндрю Крамеру «сказочку о сером бычке», который воевал в Чечне, потом — в «Исламском государстве», ну а затем уже, конечно — на Донбассе.

Интересно, что за 2–3 месяца до распространения информации такого рода в международных изданиях (ещё в мае 2015-го), сведения об «игиловских и чеченских террористах», воюющих на стороне Украины, звучали из уст дээнэровских и элэнэровских «говорящих голов». Так, представитель боевиков Эдуард Басурин отмечал, что «на территории психиатрической больницы в Яснобродовке обнаружены добровольцы из арабских стран. Не исключено, что это подразделение имеет непосредственное отношение к террористической организации "Исламское государство"».

Таким образом, схема становится понятной. Российские спецслужбы вбрасывают в информационное пространство чушь, которая, конечно, имеет определённые признаки достоверности, через реальных людей или полностью подконтрольных им спикеров. Эта чушь с помощью возможностей российской пропагандистской машины откладывается в подсознании, кто существует в основном в русскоязычном информационном пространстве и потребляет российские источники информации. В том числе «псевдолиберальные», которые уже неоднократно попадались на поддержке нарративов Кремля.

По тупому правилу западной журналистики «а правда где-то посередине» эти люди начинают играть «полезных идиотов Кремля», создавая и распространяя очень «интересные» и кликабельные заголовки, которые должны привести на сайты их медиа много читателей. После этого басурины и другие кукольные пропагандисты потрясают в воздухе распечатками статей международных медиа: «Мы же говорили, что там исламские террористы!». Круг замкнулся...

7 мая 2017 года тот же Эдуард Басурин, ссылаясь на данные «разведки» так называемой «ДНР», заявил, что представители украинского батальона «Азов», находясь в состоянии алкогольного опьянения, развязали конфликт с представителями батальона имени Джохара Дудаева, в результате которого бойцы «перестреляли друг друга». Пытаясь объяснить свои слова, Басурин добавил, что бойцам «Азова» изначально было некомфортно рядом с мусульманами на Донбассе. На следующий день представители батальона имени Джохара Дудаева сообщили, что подразделение «никогда не имело конфликтов с представителями батальона Азов».

28 сентября 2017 года издание Syria Today на своей странице в Twitter публикует информацию, предоставленную Свободной сирийской армией (SAA). В сообщении говорится, что при осмотре одного из зданий, в котором ранее находились боевики ИГИЛ, якобы нашли «флаг Украины, оружие, пачку сигарет российского производства и журнал с кроссвордами». Эту информацию сразу использовало для распространения информации российское интернет-издание Lenta.Ru.

С лёгкой руки того же Басурина в российских медиа распространился и миф об «идентичном стиле войны», который ведут бойцы ВСУ и террористы из ИГИЛ. Со всех пропагандистских сайтов, страниц в соцсетях и Telegram-каналов длительное время звучали формулировки типа «Вооружённые силы Украины использовали те же тактические приёмы, что ИГИЛ и "Аль-Каида"». Это не мешает российской стороне путаться в своих свидетельствах. С одной стороны, боеприпасы и оружие украинского производства якобы применяется в Сирии. А уже на следующий день российские журналисты сообщают, что якобы «бойцы "Правого сектора" используют дроны ИГИЛ для атаки на позиции боевиков». Конечно, не совсем понятно, как именно выглядят «дроны ИГИЛ». Однако для того чтобы достичь эффекта, достаточно упомянуть в тексте слова «ИГИЛ», «Украина», «Правый сектор».

Чтобы не придумывать ничего кардинально нового, российские спецслужбы продвигают в западных медиа уже традиционный миф о том, что Украина — безответственный поставщик оружия и товаров военного назначения. Однако чтобы связать Украину с ИГИЛ, они пытаются добавить, что реципиент вооружений — это исламские террористы или страны, неофициально поддерживающие террористическую деятельность.

'"

Так, ещё в январе 2013 года, чтобы отвести от себя подозрения в поддержке применения Асадом химического оружия против мирного населения, российские спецслужбы подделали электронную переписку руководства частной британской компании Britam Defence, которая на тот момент охраняла нефтяные скважины на юге Ирака, и в составе которой было много украинцев.

Согласно распространённой информации, представители Катара якобы предложили Britam Defence задействовать «украинских наёмников» для доставки химического оружия из Ливии в Сирию, чтобы использовать его для организации провокаций. Фейковой переписке придали достоверный вид путём добавления копий украденных внутренних документов компании и паспортов украинцев. Через четыре года США получили подтверждение причастности официального Дамаска к химической атаке и атаковали сирийские объекты ракетами класса Tomahawk.

После атак российские журналисты сфотографировали предметы, которые похожи на советские контейнеры для химического оружия на авиабазе Шайрат, что подтверждало наличие химических боеприпасов на территории Сирии. Тогда группа расследователей Conflict Intelligence Team тщательно описывала имеющиеся доказательства, указывающие на то, как войска режима Башара Асада могли нанести удар по городу Хан-Шейхун в Сирии. Волонтёры из группы InformNapalm тогда же отмечали, что именно такое оружие в 2013–2014 годах, согласно датировке публикаций в СМИ, якобы уничтожали в Российской Федерации.

20 июня 2015 года на англоязычном сайте South Front, имеющем российские корни, анонимный автор разместил материал о том, что в период с 22 по 25 мая 2015 года украинские компании поставили 15 тыс. единиц стрелкового оружия (АК-74) саудовской фирме TMAS Marketing на основе поддельного кувейтского сертификата конечного пользователя. В статье отмечалось, что оружие передали в лагеря по подготовке боевиков ИГИЛ.

Тогда же посол РФ в Кувейте Алексей Саламатин посетил МИД принимающей страны, чтобы убедить кувейтскую власть в факте поставок Украиной через Саудовскую Аравию тонн оружия и боеприпасов для ИГИЛ. Однако впоследствии даже представители Кувейта согласились, что в качестве доказательств Саламатин принёс переводы с источника, подконтрольного российским спецслужбам.

В 2016 году ведущие российские медиа распространили информацию о том, что «Министерство обороны Катара занимается организацией поставок украинских систем ПВО террористическим группировкам, расположенным на территории Сирии, через Болгарию и Турцию при одобрении официальных представителей США в Катаре».

Фейковые сообщения, посвящённые дискредитации Украины, даже пытались привязать к авиакатастрофе российского гражданский самолёта Airbus A321 над Синайским полуостровом, намекая, что ПЗРК могли быть использованы для атаки на него.

Основным мотивом такой масштабной деятельности было желание российской стороны использовать сочетание медиатрендов о симпатии катарской столицы к отдельным группировкам боевиков и историй о сотрудничестве Дохи и Киева.

Бесспорно, одной из ключевых информационных спецопераций Кремля в ближневосточном регионе, призванных связать Украину с ИГИЛ, была публикация авторитетных информационных агентств Agency France Presse и Associated Press от 19 ноября 2016 года о том, что Украина поставляла пусковые зенитно-ракетные комплексы китайского производства FN-6 боевикам ИГИЛ. Позже AFP удалило эти материалы со всех своих ресурсов. По крайней мере, найти в Google эти публикации на их источниках сейчас невозможно. Однако информация продолжает гулять по онлайн-пространству.

Как оказалось, она была распространена со ссылкой на МВД Кувейта, которое накануне задержало группу лиц разных национальностей, подозреваемых в работе на ИГИЛ. Именно эти задержанные, как сообщалось, на допросах признали, что переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК FN-6) китайского производства они якобы получали от Украины контрабандой через Турцию и передавали их боевикам.

Китайские FN-6 стали очень популярной темой в регионе ещё задолго до этих событий, поскольку в интернете было размещено несколько ярких видео, где боевики на камеру сбивали российские Ми-8.

Концерн «Укроборонпром» тогда дал пояснения, что никакие поставки из Украины переносных зенитно-ракетных комплексов или другой техники «Исламскому государству» просто невозможны. А китайских ПЗРК FN-6 вообще в Украине не было. Соответствующее заявление сделало также Министерство обороны Украины. Интересен тот факт, что задержанный член группировки, гражданин Ливана, мог только сказать, что вооружение могло поступить «где-то» с территории Украины. Однако тот факт, что часть территории Украины оккупирована Российской Федерацией, крайне важен для установления истины в этом деле. Ведь комплекты подобных ПЗРК могли сначала попасть на оккупированную территорию Украины в грузе так называемых российских «гуманитарных» конвоев, которые, в нарушение международных норм, пересекали украинскую границу со стороны РФ.

Как и другие виды вооружений, в отношении которых установлены факты передачи в ближневосточные регионы, они могли быть направлены в Кувейт или Сирию.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!