Перейти к основному содержанию

«Томос раздора» и государственная безопасность Украины. Часть 2

Любимые постулаты российской пропаганды касательно автокефалии украинского православия: ожидание и реальность
Источник

В первой части этой статьи мы рассмотрели основные причины, по которым Украина активно стремится сократить присутствие и влияние организации, которая называет себя Русская православная церковь (РПЦ). В этой части мы попытаемся опровергнуть некоторые любимые тезисы российской пропаганды, сопровождающие процесс воссоединения украинского православия и предоставления ему автокефалии.

Главные действующие лица:

  • Русская православная церковь (РПЦ);
  • Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП);
  • Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП);
  • Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ);
  • Православная церковь Украины (ПЦУ).

Исследуя материалы для этой статьи, автор не мог не удивляться профессиональному качеству и почти пугающей эффективности пропаганды в российских государственных СМИ. Они очень последовательны в выборе терминологии. На RT Православная церковь Украины всегда «раскольническая» — либо в заголовке, либо в тексте. Текст обычно содержит цитату от «эксперта», то есть священнослужителя РПЦ или дружественной поместной церкви, например болгарской или сербской. ТАСС всегда уполномочен заявлять о ПЦУ как о «так называемой» или «организации под названием Православная церковь Украины». Оба издания пишут по-западному профессиональные репортажи о событиях, в которые затем добавляют несколько резких, эмоционально окрашенных цитат. Получается очень контрастно, живо и убедительно. Вот пример репортажа RT:

Варфоломей объявил о своём решении удовлетворить просьбу Украины о создании собственной православной церкви, независимой от Москвы, в октябре прошлого года. Русская православная церковь отреагировала на этот спорный шаг, разорвав все связи с Вселенским патриархатом в Константинополе. Предоставление самоуправления новой Украинской Церкви было «неканоническим и незаконным… Такие деяния спровоцируют только беды, разделения и грех», — заявил РИА-Новости представитель Украинской православной церкви Московского патриархата Василий Анисимов. Раскол в православном мире, вызванный решением Варфоломея, может длиться «десятилетиями или даже столетиями», заявил представитель Московского Патриархата митрополит Иларион.

Или, например, этот заголовок ТАСС: Российский патриарх предупреждает: раскольники приведут Украину к духовной смерти.

Гениально, не правда ли?

Итак, давайте рассмотрим суть некоторых пропагандистских посылов.

«Украинское политическое руководство вмешивается в церковные дела»

Согласно православному канону, правитель государства имеет право просить об автокефалии для церкви в своей державе. Именно это и произошло при обращении президента Порошенко о предоставлении независимости ПЦУ от РПЦ. Он также выступил посредником в переговорах об объединении между УПЦ МП, УПЦ КП и УАПЦ.

Президент Порошенко при этом руководствовался очень вескими соображениями государственной безопасности, которые мы рассмотрели в предыдущей части. Мы также проиллюстрировали, как выглядит настоящее вмешательство в церковные дела, когда ФСБ и Администрация президента РФ фактически контролируют иерархию РПЦ и проводят в Украине негласные операции через УПЦ МП.

Теперь, согласно принятому закону, УПЦ МП обязана переименоваться в «Русскую православную церковь в Украине», и это требование российские СМИ называют грубым вмешательством в дела церкви. Деятельность церкви обычно регулируется государством, и Украина в этом не исключение. После основания единой признанной ПЦУ наша страна имеет полное каноническое и юридическое право требовать переименования церкви, находящейся в подчинении РПЦ. С другой стороны, если Россия — «дружественная страна», а русские — «братский народ», то название «Русская православная церковь в Украине» не должно создавать для УПЦ МП никаких неудобств. Или всё-таки российские СМИ и РПЦ что-то недоговаривают о реальном положении дел с «братской любовью»?

«УПЦ МП является самоуправляемой и в значительной степени независимой от Москвы, в то время как Константинополь будет иметь большее влияние на управление ПЦУ. Автокефалия не настоящая, поскольку во главе ПЦУ не будет стоять патриарх»

Действительно, РПЦ предоставляет УПЦ МП довольно широкую автономию во внутренних делах, но в уставе этой церкви также есть правила, которые делают её зависимой от РПЦ, а именно: предстоятель УПЦ МП утверждается или благословляется патриархом РПЦ; решения местного и архиерейского соборов РПЦ обязательны для УПЦ МП; высшим церковным судом для УПЦ МП является суд архиерейского собора РПЦ; УПЦ МП общается с другими поместными церквями только через РПЦ.

Кроме того, епископы УПЦ МП принимают участие в архиерейских соборах РПЦ, то есть являются частью иерархии РПЦ. Это имеет непосредственное отношение к закону, который обязывает УПЦ МП сменить название на «РПЦ в Украине».

С другой стороны, текст томоса об автокефалии для ПЦУ не содержит каких-либо ограничений её автономии или права общаться напрямую с другими поместными церквями. В нём есть рекомендация обращаться за разрешением сложных церковных споров во Вселенский Патриархат.

Предстоятель ПЦУ действительно будет иметь статус митрополита, и это нормально для новой автокефальной поместной церкви. Статус патриархата может быть получен позднее, при соблюдении определённых требований. Единственным исключением из этого правила была Грузинская православная церковь, которая получила статус патриархата вместе с томосом об автокефалии как одна из старейших поместных христианских церквей в мире.

«Запад вмешивается в украинский политический процесс, связанный с автокефалией»

Давайте рассмотрим два примера «западного вмешательства».

Госдеп США поддержал стремление украинского православия к независимости от России. В конце сентября 2018 года представитель Госдепартамента Хизер Науерт заявила:

«Соединённые Штаты решительно поддерживают свободу вероисповедания, в том числе свободу для участников различных групп определять свою религию в соответствии со своими убеждениями и свободно исповедовать свою веру без вмешательства государства. Соединённые Штаты уважают право религиозных лидеров и последователей православной веры Украины добиваться автокефалии в соответствии со своими убеждениями».

Также 21 декабря 2018 года новоизбранный предстоятель ПЦУ провёл телефонный разговор с Майком Помпео. По итогам беседы Госдеп выпустил официальное заявление для СМИ. Помпео призвал Епифания уважать право украинцев на вероисповедание по собственному усмотрению. По случаю этой беседы ТАСС опубликовал статью под заголовком «Кремль резко раскритиковал «беспрецедентное» вмешательство США в религиозные дела»

Но описанные два случая — это примерно и всё «западное вмешательство». Причём эти действия были публичными и открытыми.

С другой стороны, Россия показала, как выглядит реальное вмешательство в церковные дела: РПЦ фактически является подразделением ФСБ, а УПЦ МП — широкой и практически не поддающейся контролю агентурной сетью, а также платформой для подрывной российской пропаганды в Украине. Среди «креативных» попыток вмешательства в украинскую политику было даже прощупывание возможностей повлиять на президента Януковича через его духовника, священника УПЦ МП.

«Процесс предоставления автокефалии обусловлен чисто политическими мотивами»

Отчасти это так. В новейшей украинской истории вопрос об автокефалии остро встал в начале девяностых, сразу после распада Советского Союза и обретения Украиной независимости. В 1992 году УПЦ КП отделилась от УПЦ (которая впоследствии стала называться УПЦ MП во избежание путаницы).

До начала российской агрессии против Украины в 2014 году существовал некий статус-кво: в стране параллельно действовали три православные церкви. Это худо-бедно устраивало всех православных Украины. УПЦ КП и УАПЦ были сильнее в центре и на западе страны, УПЦ МП имела устойчивое положение на востоке и юге, а для национально-ориентированной части верующих в этих областях существовали немногочисленные приходы УПЦ КП.

Но именно политика — политика России с её вооружённой агрессией против Украины кардинально изменила положение вещей. Резкое недовольство поведением УПЦ МП, её открытой пророссийской пропагандой, её укрыванием боевиков и оружия, её ролью в одесской трагедии, её отказами отпевать павших украинских солдат — все эти и многие другие факты повлияли на настроения среди православных мирян и в обществе в целом, значительно усилив поддержку независимости украинского православия от РПЦ.

Православные «активисты» блокируют прохождение колонны украинской армии на Донбассе в 2014 году. Обратите внимание на крепких мужчин на полях фотографии, которые «помогают» хрупким пожилым «активистам»

Согласно опросу Центра Разумкова, в августе 2018 года доля украинцев, поддерживающих создание единой поместной автокефальной православной церкви в Украине, достигла 35%, что является самым высоким показателем за всю историю независимости Украины. Другие опросы дали ещё более высокие показатели — 37 или 39%.

Подробный аналитический обзор религиозного и духовного самоопределения украинцев, составленный Центром Разумкова, демонстрирует интересные тенденции. С 2014 по 2016 год неуклонно снижается поддержка идеи о том, что православие в Украине должно быть частью РПЦ (с 22 до 9%). Общее доверие к лидеру РПЦ патриарху Кириллу (Гундяеву) за десятилетие упало с 44,4 до 15,3%, в то время как недоверие к нему возросло с 21,6 до 44,6% . Совпадение?

Доверие граждан Украины к патриарху Кириллу (Гундяеву), ответы в порядке объяснения диаграммы: «Доверяю», «Не доверяю», «Не знаю такого», «Сложно ответить»

Мы можем сделать вывод, что процесс автокефалии обусловлен, среди прочего, поддержкой населения, но основная причиной такой поддержки действительно политическая — война. Война, которую Россия развязала против Украины, используя церковь как один из видов гибридного оружия.

«Верующим и духовенству не нужна автокефалия»

В уже упомянутом аналитическом обзоре Центра Разумкова (стр. 16) показано, что в течение уже более десяти лет верующие от УПЦ МП переходят в УПЦ КП: доля УПЦ МП среди православных верующих в Украине снизилась с 34,5 до 19,1%, тогда как доля УПЦ КП выросла с 22,1 до 42,6%. Верующие годами голосовали ногами против украинского филиала РПЦ.

Самоидентификация православных верующих по церквям в Украине с 2000 по 2018 год, слева направо: УПЦ КП, УПЦ МП, УАПЦ, «Просто православные», «Не знаю»

Ещё одна интересная тенденция 2017-2018 гг. — поддержка идеи единой православной церкви, независимой от РПЦ: даже среди приверженцев УПЦ МП она выросла с 15 до 25 %.

Усилия по объединению украинского православия и обретению им независимости были предприняты совместно президентом Украины и иерархами двух из трёх православных церквей: УПЦ КП и УАПЦ. Со священниками и мирянами проводились консультации об объединении и автокефалии, в итоге десять епископов УПЦ МП выразили готовность присутствовать на Объединительном соборе. Но в назначенный день в Софийский собор смогли прийти только двое. Один из двоих, митрополит Симеон (Шостацкий), впоследствии рассказывал о беспрецедентном давлении и личных угрозах в связи с участием в Соборе.

Ещё одним показателем готовности церковных общин оставаться под властью РПЦ является эта карта, на которой показаны переходы приходских церквей и соборов в ПЦУ. По состоянию на 29 декабря в ПЦУ перешли 22 прихода, 2 января 2019 года на карте был 31 приход и 2 собора, 15 января — уже 69 приходов и 2 собора.

«Предоставление автокефалии ПЦУ углубляет раскол в Украине и ведёт к расколу в мире православия»

Российские государственные СМИ, как обычно, работают по методичкам Геббельса, обвиняя другую сторону в том, что делает сама Россия. На самом деле в центре процесса предоставления автокефалии с самого начала было именно объединение трёх православных церквей в Украине. Это даже вписано в обращение к Вселенскому Патриархату, так как автокефалия запрашивалась для ПЦУ, единой поместной православной церкви, которую ещё предстояло создать.

До создания объединённой ПЦУ в Украине параллельно действовали три православные церкви: УПЦ МП, УПЦ КП и УАПЦ. УПЦ МП, будучи «самоуправляемой» частью РПЦ, вела агрессивную пропаганду против двух других церквей, клеймя их как «раскольничьи», «безблагодатные» и недостойные диалога. Митрополит Симеон (Шостацкий), бывший епископ Винницкий и Барский в УПЦ МП, сказал в недавнем интервью, что «они зомбировали людей» в смысле отношения к двум другим церквям и что он сожалеет об этом. РПЦ также использовала своё огромное влияние на Вселенский Патриархат, чтобы поддерживать отлучение УПЦ КП и УАПЦ и объявление анафемы их иерархам.

Короче говоря, УПЦ МП делала всё, что было в её силах, чтобы искоренить любое православное церковное движение, которое не было ориентировано на Россию, не заботясь о духовном спасении огромного числа мирян, которые относили себя к «безблагодатным» и «раскольничьим» УПЦ КП и УАПЦ.

Однако само существование УПЦ КП (основана в 1991 г.) и УАПЦ (основана в 1990 г.) является убедительным доказательством стремления значительной части украинского духовенства и мирян к независимости от РПЦ, главным образом — по причинам, рассмотренным в первой части этого цикла.

РПЦ, будучи орудием Российской Федерации, более 26 лет не сделала ничего для преодоления раскола в украинском православии. Ситуация постепенно достигла точки, когда более половины православных в Украине посещали или поддерживали «раскольнические» церкви. Эта ситуация требовала разрешения, и президент Порошенко вмешался в неё, выступая в процессе объединения как посредник между Вселенским Патриархатом, УПЦ КП, УАПЦ и, конечно же, УПЦ МП.

При этом у УПЦ МП был шанс сыграть важную роль в объединённой поместной православной церкви, их епископ вполне мог бы стать её предстоятелем, однако иерархи РПЦ и УПЦ МП яростно отвергли призыв к единению православных христиан в Украине. Напрашивается искреннее удивлённое «почему?!» Единственное разумное объяснение состоит в том, что РПЦ не верила, что УПЦ МП сохранит достаточно влияния внутри ПЦУ, поэтому выбрала открытую церковную войну и подход «разделяй и властвуй» по отношению как к Украине, так и к мировому православию.

РПЦ разорвала все связи со Вселенским Патриархатом и яростно лоббировала в других автокефальных церквях, чтобы те не поддерживали автокефалию для Украины, — и действительно, несколько поместных церквей в разных странах в различной степени поддержали РПЦ. РПЦ также предприняла агрессивные шаги, создав экзархаты в Западной Европе и Юго-Восточной Азии. Основные западные СМИ назвали раскол из-за Украины самым большим расколом в христианстве со времени Великого разделения католической и православной церквей в 1054 году.

«Украина является канонической территорией РПЦ. Автокефалия ПЦУ неканоническая. УПЦ МП — единственная каноническая православная церковь в Украине»

Корни понятия «каноническая территория» лежат глубоко в каноническом праве. Каноны писались с незапамятных времён, сначала в форме Правил святых апостолов (с I века нашей эры). В IV веке нашей эры уже существовал первый свод канонов — Апостольские постановления. Первые 5-6 веков существования христианской церкви стали периодом активного законотворчества. Участники первых епископских соборов активно создавали принципы управления, церковной и территориальной иерархии и прочие канонические нормы во многих случаях как ответ на гонения и политические потрясения. Более позднее каноническое законотворчество тяготело к «традициям» (т.е. прецедентам), но также учитывало существующие правовые, политические и даже геополитические реалии различных стран и империй.

Концепция православного канонического права более или менее сформировалась к концу XVIII века, после Французской революции. Короче говоря, православные каноны и каноническое право — это одна из наиболее сложных и противоречивых правовых систем; это смесь нормативного и прецедентного права с религиозными текстами, поэтому отделить каноническое от неканонического — задача нетривиальная. В отсутствие понтифика и чёткого юридического подхода, характерного для римско-католической церкви, в православной церкви сложилась такая структура, когда Вселенский Патриарх как «первый среди равных» является своего рода третейским судьей высшей инстанции в канонических спорах.

В споре о церковной юрисдикции над Украиной и у РПЦ, и у Вселенского Патриархата были веские аргументы. Фанар действовал на пределе своих полномочий и влияния, но его мотивы и аргументация выглядели сильнее как с этической, так и с канонической точки зрения. В то же время безрассудная агрессия РПЦ подорвала установившийся в мировом православии порядок.

Чтобы с полным правом утверждать, что её дочерняя структура, УПЦ МП, является «единственной канонической» церковью в Украине, РПЦ должна быть непогрешимой в моральном, историческом и каноническом плане, но это, безусловно, не соответствует действительности. Каноническое положение самой РПЦ и её автокефалия глубоко сомнительны.

Создание Русской церкви в её современном понимании и Московского патриархата было преисполнено канонически противоречивых шагов, самопровозглашений, политического давления и вмешательства со стороны государства. Москва получила свою автокефалию в конце XVI века от Вселенского Патриарха Иеремии, который посетил Москву, чтобы просить экономической помощи, но был подвергнут Борисом Годуновым длительному домашнему аресту и грубому принуждению. Сам титул «патриарха Московского и всея Руси» отбирали и даровали по собственному желанию такие авторитарные правители, как Пётр I и Сталин. На протяжении ХХ века РПЦ фактически стала орудием советского государства. По всей видимости, значительный контроль над иерархией РПЦ негласно перешёл от КГБ СССР к ФСБ Российской Федерации.

«Автокефалия приведёт к насилию, и вина будет лежать на «раскольниках» и украинском государстве; УПЦ МП будет ограблена, будут силовые захваты церквей пользу ПЦУ»

В доказательство этого RT и ТАСС приводят высказывания ультраправых или ультранационалистических маргинальных украинских политиков с одной стороны и напуганных священников УПЦ МП — с другой.

При подготовке статьи автор беседовал с несколькими представителями мирян и духовенства в Харьковской области. Страхи по поводу возможного «грабежа» активно подогреваются среди духовенства УПЦ МП. Некоторые по-настоящему напуганные священники выносят из своих церквей ценности, в том числе старые иконы, опасаясь «силового захвата» приходов.

При этом президент Порошенко озвучил официальную позицию украинского государства: никто никоим образом не будет подталкивать православные общины ко вступлению в ПЦУ. Со своей стороны, МВД Украины неоднократно доказывало свою приверженность цивилизованному религиозному процессу в Украине, предоставляя тысячи полицейских для обеспечения безопасности разного рода крестных ходов и других публичных акций, организуемых УПЦ МП.

С другой стороны, СБУ предотвратила кровавую провокацию в Киеве, запланированную на 13-14 декабря, накануне заседания Объединительного собора. Согласно официальному заявлению СБУ, митрополит УПЦ МП и настоятель Киево-Печерской лавры о. Павел (Лебедь) должен был координировать протесты против автокефалии ПЦУ в Киеве и других городах Украины (о. Павел — красочный персонаж, также известный как Паша Мерседес за дорожное хамство, любовь к роскоши и быстрым машинам). Террористическая операция провалилась, потому что гражданин Украины, завербованный россиянами в качестве связного, перешёл на сторону СБУ. Оперативную разработку пришлось прекратить и обнародовать предварительные результаты, чтобы не подвергать риску жизни мирян, которые должны были участвовать в акциях протеста, а также не ставить под угрозу проведение Объединительного собора.

RT в одной из своих статей по теме риторически вопрошает: «Будет ли кровь?» Судя по роли о. Павла, российские спецслужбы об этом позаботятся.

О. Павел (Лебедь) и Сергей Кришталь, российский «казачий генерал», во время тура с иконой царя Николая II в Украине. Культ убитого царя и его семьи стал имперским пропагандистским инструментом для православных верующих в Украине

По словам главы Русской церкви, «глобальный заговор» подрывает православный мир

Этот тезис особенно понравился автору. В своём материале RT приводит высказывание патриарха Кирилла о заговоре против «единой мощной православной силы в мире». Если организация становится мишенью «глобальных заговоров», то, вероятно, пришло время переосмыслить свои действия.

На видео священник УПЦ МП благословляет боевиков российской гибридной армии перед боем

Вывод

Несмотря на многочисленные заявления российской пропаганды, именно РПЦ является истинным источником раздора в украинском и мировом православии. В заключение хочется привести цитату российского историка Евгения Понасенкова, который удачно подытожил реакцию РПЦ на автокефалию ПЦУ: «Не сработали ни «возлюби ближнего», ни «подставь другую щеку». Не сработали добродетели, которыми так гордятся православные христиане, а сработали гордыня, жажда власти, жажда наживы, и, безусловно, всё это приведёт к самым печальным последствиям…»

Патриарх Кирилл (Гундяев) и многие иерархи РПЦ являются последователями ирредентистской и имперской идеологии «русского мира». РПЦ повторяет или, скорее, зеркально отражает имперскую политику Кремля, где Украина имеет право на существование только как сателлит России, неважно — будучи единой или разделённой. Поэтому чёткое разграничение украинской и российской церквей, а также ограничение влияния РПЦ на территории Украины имеют огромное значение с точки зрения нашей государственной безопасности.

''отсканируй
и помоги редакции