Перейти к основному содержанию

Три задачи: чего хочет вооружённый россиянин на Донбассе и в Крыму

Безопасность, гуманитарный интерес и... что?

Российско-украинское вооружённое противостояние на Востоке Украины длится уже седьмой год. За это время война перемолола тысячи жизней как россиян, так и украинцев. Уже не осталось адекватного человека, который будет утверждать, что «россиян на Донбассе нет и не было». Дискуссия теперь идёт о количестве и статусе вооружённых россиян на территории Украины. А если так, тогда ради чего же российские граждане рискуют своими жизнями в соседней, но уже недружественной им стране? И как это соответствует государственным интересам Российской Федерации?

Задача первая — безопасность

«…Вам ракеты средней дальности не надо в Германии, Польше и Румынии размещать сейчас. Вы ведь можете договориться сейчас с Украиной — агрессор же напал. И нам будет очень жарко, и России тоже будет очень жарко», — именно так рассказал о части своей беседы с главой внешнеполитического ведомства США президент Республики Беларусь Александр Лукашенко в недавнем интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону.

В 2014 году геополитическое положение России действительно резко ухудшилось. Но случилось это не во время бегства коррумпированного Виктора Януковича и «победы Майдана», а с моментальным отторжением от украинского общества 2 миллионов лояльных России крымчан, а затем — 3 миллионов жителей Донбасса. Украинское общество стало более однородным, чем когда бы то ни было со времён обретения формальной независимости. Подняв в Крыму триколор, Кремль подарил украинским прозападным силам столь необходимый образ общего внешнего врага. Именно агрессивные действия Владимира Путина позволили вновь быстро объединить украинцев с противоположными политическими позициями. И уже в течение нескольких месяцев бойцы спецподразделения «Беркут», которых активно поддерживали российские СМИ во время их противостояния с митингующими в Киеве, начали убивать российских же вооружённых граждан под Дебальцево и Углегорском. Российская Федерация потеряла не только поддержку дружественного ей режима Януковича, но и всего украинского общества. Оставшиеся пророссийские силы оказались не способны в полной мере лоббировать интересы Москвы в силу своей малочисленности.

 

Сотни километров буферной зоны на западе от промышленного и демографического «ядра» своего государства четыре века обеспечивали Москве выживание. Во время Второй мировой войны именно наличие обширных заселённых территорий на юго-западе позволило СССР эвакуировать свои ключевые предприятия и выиграть время для накопления необходимых для сопротивления сил и ресурсов. Необходимость сохранения этого «пространства для манёвра» исторически диктовала Кремлю линию поведения относительно Украины, а сейчас влияет на взаимоотношения с Беларусью. Под внутренним лозунгом реализации задачи по обеспечению безопасности Кремль и отторгнул от Украины Крым.

Реальный результат такой «ястребиной» политики прекрасно артикулировал идеальный «советский патриот» Александр Лукашенко: «Мы им дали цветущую, прекрасную, добрую нашу Украину, откуда сегодня можем получить в любой момент залп ракеты. В любой».

После 2 августа 2019 года, когда договор времён холодной войны о сокращении ракет малой и средней дальности приказал долго жить, такой залп стал возможен не только с ракетоносителей в портах Мариуполя или Бердянска (куда многополярное, дружественное к России и разделённое в себе украинское общество их попросту не допустило бы), но и из-под линии Шостка – Ромны – Сумы – Харьков. Теперь (не)реализация такого сценария в большей мере зависит от желания и политической воли в Вашингтоне. Украинское общество любит простые решения! А ведь принять «ракетный зонтик» в мире территориальной целостности, резкой политической поляризации и без войны было бы и невозможно, и неуместно.

Как итог, задача обезопасить Россию при помощи вооружённого противостояния полностью провалена.

 

Задача вторая — гуманитарная

В 2014 году российские пропагандисты призывали своих пассионариев защитить русскоязычных граждан Украины от истребления со стороны украинских радикалов. Крымчан запугивали «поездами дружбы» с боевиками «Правого сектора». А жители Донбасса опустошали прилавки с питьевой водой, ведь в городском сообществе во «ВКонтакте» аккаунты с георгиевской лентой сообщили: по приказу Турчинова водопроводную воду отравили!

Огромные слои граждан Украины в нескольких регионах этой страны поверили — если не принять защиту российского оружия, их ждёт истребление. Именно идея выживания и бытового благополучия стала ключевым двигателем антиправительственного протеста на Востоке Украины и в Крыму. И какой же результат? С 2014 года постмайданное правительство Украины исправно поставляет по каналам Днепр – Донбасс и Северский Донец – Донбасс воду в неподконтрольные ей территории на Востоке, где от этого зависит выживание местных жителей. Теперь безопасность воды в водопроводе Горловки и Енакиево как-то непринято обсуждать.

Тем не менее, боевые действия, опасность их возобновления, разрушенные войной экономические цепи и невозможность осуществления полноценной профсоюзной деятельности в занятых пророссийскими силами районах Донбасса обрушили уровень благосостояния в регионе. Трудоспособные русскоязычные граждане Украины мигрируют с Донбасса и ассимилируются на новом месте — как в Москве, так и в Киеве. Русскоязычное население подконтрольных прозападному правительству Украины регионов имеет доступ к банковской системе, способно вести предпринимательскую и политическую деятельность, а также, что важно, активно вовлечено в избирательный процесс. Но теперь им не хватает политического веса, чтобы отстаивать свои интересы законодательно, ведь сила российского оружия исключила и продолжает удерживать от участия в избирательном процессе их соседей по региону и единомышленников с Крыма. Как итог — украинизация медиа и сферы образования по всей территории Украины. Украинским политикам попросту невыгодно опираться на пророссийские слои — место в Раде займёшь, но на общих выборах победить не сможешь.

Зато на занятой пророссийскими силами на Востоке Украины территории проводится выгодная Кремлю культурная и общественная политика. Тут появляется вопрос — зачем? Чтобы потом «внедрить» демографически и экономически обедневший регион обратно в Украину в рамках Минского процесса? То есть российские граждане и сочувствующие им украинцы воюют, рискуют жизнью и умирают с целью проиграть?! Ведь единственный способ выиграть стратегически — отдать «своих». Так чего же ради были смерти?

Задача третья — демографическая

Кажется, что это однозначная победа российского руководства. Только в 2014 году население Российской Федерации пополнили 2 миллиона новых славянских граждан с Крыма и почти полмиллиона беженцев с Донбасса. Но какой ценой?

«В 2014-м мы переехали в Крым. Через пару месяцев пребывания нам ʺнамекнулиʺ, что именно в Крыму мы не нужны. Мужу за это время не удалось закрепиться в Москве. По российской государственной программе для беженцев с Украины крымские чиновники определили для нас новое место жительства — село в Абатском районе Тюменской области. Полная глухомань! По прибытию туда уже местный сельсовет выделил нам сельский дом без удобств и с печным отоплением. Я с малолетним ребёнком на руках рубила дрова для печи и носила воду с колодца. Муж в это время работал на вахте. Через два года обострилась проблема школы для дочери — более-менее вменяемое учебное заведение было только в Абатском, куда ещё нужно было доехать. Сейчас мы, наконец-то, переехали на съёмную квартиру в Подмосковье и получили российское гражданство, но ещё не имеем права покидать территорию России. В Рубежном у нас осталась двухкомнатная квартира и родители», — про такой типичный путь пророссийского переселенца рассказала бывшая жительница Рубежного Луганской области Елена. Весной 2014 года она вместе с мужем поддалась панике, вызванной российскими масс-медиа, бросила свою прежнюю жизнь и отправилась «в никуда» — спасаться от репрессий, которые так и не наступили.

 

Боевые действия на территории Украины действительно пополнили демографическую «копилку» Российской Федерации. Но неспособность чиновников грамотно интегрировать новоприбывших, неразвитость российских регионов, международные ограничения и коррумпированность на местах не позволили в полной мере реализовать процесс с прибытием мигрантов. Выходцы с Донбасса меняли места проживания, не стали «свежей кровью» на Дальнем Востоке и Сибири, зато «присели» на временные пособия и составили конкуренцию в качестве дешёвой рабочей силы для коренных россиян. Как итог — дотационный Крым стал ещё одним камнем на шее у российского налогоплательщика, а вместо того, чтобы улучшить жизнь на занятых территориях Донбасса, российские кураторы пытаются самоустраниться от ответственности за социально-экономическое положение его населения и стимулируют вымирание региона.

За годы войны солдат с российским паспортом сделал опаснее жизнь своих близких, потерял тысячу километров буферной территории и подорвал доверие соседей — наследников людей, которые не раз спасали его предков и не позволяли войне прийти именно в их дома. Он разрушил тысячи жизней и сделал нищими тех, кто уповал на его защиту. Он не смог защитить русский язык в украинских школах и сделал Украину более национально ориентированной. Он превратил промышленный русскоязычный Донбасс в вымирающий регион войны. Это уже сделано. А для чего же дальше он продолжает свою войну?

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

Рано или поздно рванёт. Но когда?

Семантика, вона така багатогранна

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!