Перейти к основному содержанию

Украинские юбилеи: осмысление. Часть 2

«Мы имеем шанс построить новую, честную и справедливую Украину. Но мы не должны навязывать дончанам или крымчанам галицкий образ жизни… " - писал Шухевич.

Твой мир никогда не будет прежним…

Часть 1.

После того, как Евромайдан в Киеве добился своего, в Крыму и конкретно в Севастополе все начало развиваться также очень даже правильно.

Да-да, я неполиткорректно имею ввиду начавшиеся тогда митинги, спровоцированные первым и, безспорно, самым «гениальным» решением обновленной Рады: отменой закона о региональных языках. Очевидно, более важных и срочных дел, чем уничтожение закона (который, по словам его противников, никогда толком и не работал!) не нашлось. Было бы странно и глупо, если б русская община на это не обратила внимание, то есть, просто утерлась.

И надо сказать, что реакция не украинской власти, но украинского общества на первые выступления в Крыму и на Донбассе оказалась также весьма здравой. В первую очередь, пожалуй, стоит вспомнить знаменитое «Письмо львовской интеллигенции», под которым первой стоит подпись легендарного Юрия Шухевича. Некоторые слова из этого документа нелишне вспомнить и сейчас:

«Мы имеем шанс построить новую, честную и справедливую Украину и сохранить ее территориальную целостность. Но мы не должны навязывать дончанам или крымчанам галицкий образ жизни… Мы должны уважать культурные и языковые потребности жителей востока и юга, чтобы они не чувствовали себя чужими в Украине. Мы должны продемонстрировать принципиально новое качество Украины, которая не будет искусственно делить своих граждан на разные «сорта».

Получалось хорошо: сначала украинцы показали, что «они могут». Потом русские показали, что, они, в общем, тоже вполне себе. Украинцы, в лице того же Шухевича (фигура, вполне достойная того, чтобы претендовать на роль совести нации) ответили: да, видим, понимаем, уважаем. Это давало твердую надежду на то, что Украина избежит некоторых неприятных крайностей, и будет для русских людей местом относительно комфортным. По крайней мере, более свободным, чем РФ.

Что, опять же, вполне соответствовало русским национальным интересам.

А потом в дело вмешался Кремль.

Русская ирредента или неосоветское безумие?

Аннексия Крыма вызвала не только в России в целом, но и среди значительной части русских националистов восторг, переходящий в эйфорию. «Крым приплыл в родную гавань», русская ирредента, ну и прочее в этом роде.

Однако, как и в случае с Евромайданом, при отделении эмоциональной пены от фактов и связующей их логики, выходило нечто совсем грустное, а главное – противоположное по сути той картинке, которую рисовали официальные и неофициальные пропагандисты.

Первое, оно же главное. Одним из базовых принципов русского национализма в РФ был тезис, что главным врагом русского народа является существующий путинский режим, а государственное образование «Российская Федерация» суть структура, русским чуждая, враждебная и даже, в отношении русского народа, геноцидная. Что, само собой, означает, что своего национального государства у русских сегодня нет.

Соответственно, все разговоры об ирредентизме становятся бессмыслицей, по той простой причине, что главный действующий субъект всякой ирреденты – базовая национальная государственность – отсутствует. В этой ситуации, приветствовать воссоединение русских Крыма и русских РФ – это, приблизительно, тоже самое, что в XIII в. радоваться объединению русских земель в рамках Золотой Орды. В нынешних условиях, в частности, это означало, что в Крым придут политические репрессии (они и пришли), этнические мафии (конкретно, чеченская кадыровская), разгром мелкого и среднего бизнеса (опять же, по факту уже сделано) и прочие прелести россиянской «многонационалочки». То, что в случае присоединения к РФ будет реализован именно этот сценарий, было очевидно еще год назад. Он и был реализован.

Второй важный аспект заключался в том, что территориальная целостность Украины была гарантирована не только РФ, но и США и Великобританией. По факту, аннексия Крыма означала начало конфронтации РФ с НАТО и Евросоюзом, конфронтации, с учетом разницы военного и экономического потенциала, заведомо проигрышной. (Именно по этой причине я, например, до самого последнего момента не верил, что Путин пойдет на официальное включение Крыма в состав России). Чем эта конфронтация обернулась для России на практике? Во-первых, падением уровня и доходов и уровня жизни в целом. Тут беда не в том, что «креативный класс» в «Жан-Жаке» лишнюю чашку кофе не выпьет. Тут беда в том, что врачи и учителя в российской провинции снова будут без зарплат сидеть, а старухи-пенсионерки будут помирать с голоду или от отсутствия лекарств. Собственно, процесс уже пошел. Во-вторых, жизнь в режиме военного лагеря по определению предполагает закручивание гаек. А в случае РФ, речь идет уж о прямом копировании тоталитарных образцов. И сегодня усиление политических репрессий в РФ также налицо. А в-третьих (и это самое главное) все жертвы будут напрасны, если вся история с аннексией и последующим вставанием с колен закончится провалом. С учетом разницы потенциалов задействованных сторон, именно так для РФ все это и закончится.

В этой ситуации, аннексия Крыма очевидно противоречила русским национальным интересам. И потому поддерживать ее было, для русского националиста, недопустимо, ибо мы имели дело не с русской ирредентой, а с откровенным неосоветским безумием.

Особо следует сказать о третьем, так сказать, компромиссном, варианте между изначальным статус-кво и присоединением к РФ: о том, чтобы бы сделать Крым независимым государством.

Что ж, для какой-то стороны, может, так было бы и лучше. Например, для Путина и его окружения это однозначно был бы идеальный вариант. Но не для русского (да и нерусского) населения Крыма. Ведь независимое крымское государство, по всем показателям – начиная с экономики и заканчивая внешнеполитическими отношениями – было бы классическим failed state. Даже так называемая «республика Косова», признанная большинством стран Евросоюза и рядом других ведущих государств, получающая мощнейшую помощь от ЕС, остается в экономическом отношении черной дырой, выживающей за счет денежных переводов от уехавших на заработки косоваров. А ведь это – еще сравнительно успешный проект. В Крыму бы дела обстояли куда хуже. И вместо «независимой республики» появился бы очередной криминальный анклав под патронажем кураторов из ФСБ, сидящий на подсосе из российского бюджета (см. Абхазию и Южную Осетию).

В итоге, методом исключения, у нас остается лишь один вариант, который для русского националиста в данном вопросе является приемлемым: нахождение Крыма, на правах широкой автономии, в составе Украины.

Получилось, как известно, ровно наоборот. Что уже было огромной проблемой. Но была еще одна угроза, последствия которой для русского народа не могли не быть катастрофическими: угроза войны.

«Новороссийская» катастрофа

Несколько лет назад, когда не только о Крымнаше, но и о протестах в РФ 2011-13 гг, ничего слышно не было, в Санкт-Петербург приезжала группа московских гостей как бы правого направления – пообщаться и подискутировать. И был среди этой группы некий политолог Павел Святенков, который, когда речь зашла за Украину, сказал: для того, чтобы окончательно оторвать украинцев от русских, самым лучшим средством были бы затяжные русско-украинские войны. И что, по его мнению, в стратегической перспективе некие враждебные силы вполне могут к этому средству прибегнуть.

И, надо сказать, что данное конкретное высказывание П. Святенкова было вполне логично. Действительно, Украину и РФ соединяло множество связей – начиная с экономических и культурных и заканчивая родственными. Не только среди российского населения, но и среди значительной части жителей Украины было распространено мнение, что мы или один народ, или два разных, но все же братских и очень близких народа. Как разорвать эту сцепку?

По большому счету, раздробить ее можно было только войной. Причем не кратковременной, а полноценной, по-настоящему кровопролитной.

Именно по этой причине для всякого русского националиста, заинтересованного, в стратегической перспективе, в укреплении связей со славянскими странами и, в первую очередь, с Украиной и Белоруссией, российско-украинская война была абсолютным табу. Вещью, недопустимой в принципе.

И именно это табу и было нарушено, когда, с подачи Путина (и при очевидном участии его агентуры) на Юго-Востоке Украины начали реализовывать «крымский сценарий». И точкой разрыва стало провозглашение независимости ДНР и ЛНР. Это уже был спуск лавины, которую остановить без крови невозможно. Ибо любое государство, даже самое демократическое, одностороннее объявление независимости одним из своих регионов будет расценивать, как мятеж. То есть, объявление войны. Особенно, если учесть, что в данном случае независимость провозглашали не законно избранные власти, а местные имбецильные активисты-кургиняновцы, за спиной которых развернули вполне себе полноценную партизанщину гиркинские кондотьеры…

В этой ситуации, русским националистам следовало сделать все, чтобы этого не допустить. Или, как минимум, занять открытую и однозначную антивоенную позицию. Но, вместо этого, значительная часть «движа», наоборот, встала под знамена путинской агрессии.

И это стало, похоже, самым большим поражением русских националистов в России за последние, по меньшей мере, двадцать лет.

Часть 3.

Димитрий Саввин

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...