Перейти к основному содержанию

Уличная преступность. Часть 2. Определить... и уничтожить

Если наказание не наступает моментально, оно ослабевает
Источник

Перевод: Иван Емец

Совершенно очевидно, что за последние десятилетия правительство в США утратило рассудок. Оно существовало в то же время, когда уличным преступникам с высокими привилегированными предпочтениями всё чаще разрешалось устраивать беспорядки. Американское общество всё глубже погружают в криминальную анархию, которую ни один либертарианец или «анархо-капиталист» не вытерпел бы ни минуты. Так что же нам можно сделать?

Первым шагом к решению является определение проблемы. Корень зла кроется не в бедности, безработице, дискриминации или отсутствии игровых площадок для молодёжи. Нет, настоящая проблема заключается в распространении преступного класса людей, который Бэнфилд условно назвал «низшим классом». Это не претензии к расе, а настоящий класс людей, отмеченных следами, сосредоточенными вокруг давних предпочтений и предпочтению настоящего времени вместо будущего.

Всё это ведёт к массовым нарушениям закона. Хорошо известно, что огромную часть уличных преступлений совершают мужчины в возрасте до 20 лет. Таким образом, проблема не может заключаться в бедности или дискриминации: пока что женщины (в среднем) беднее мужчин и уж точно не меньше страдают от дискриминации. Тем не менее, картинка именно такова. На самом деле полиции полезно лишь внимательно следить за группами, потенциально способными стать катализатором уличных преступлений.

Несколько лет назад мы с женой приобрели подержанную полицейскую машину — с мощным двигателем, о которых часто мечтают подростки. И тут-то мы стали привлекать внимание полиции, хоть всегда катались на разрешённой скорости. Полицейский направил свой фонарик в салон, увидел довольно спокойных людей среднего возраста и запнулся какой-то выдумкой о сломанной фаре. Да, это было не очень приятно. Но в тот момент мы с женой не думали о том, чтобы подать в суд на полицию за преследование: как раз для них было уместно следить за водителями-подростками.

Критикуя нынешнее обращение с преступностью, консерваторы осудили лёгкие приговоры, условно-досрочное освобождение и роскошные комнаты в тюрьмах. Всё это хорошо, но так люди упускают из виду центральную проблему. Она заключается не столько в том, что возмездие или наказание должно быть серьёзным, сколько в том, что ему следует выглядеть быстрым и немедленным.

''

 

Главная загвоздка заключается в отсрочке наказания. Весь «процесс», любимый либералами и ACLU, обвинения, освобождения под залог, предъявление обвинения, длительные судебные процедуры и апелляции. Ошибка кроется здесь. Сам процесс задерживает наказание и оттягивает его к тому, что преступник считает отдалённым будущим.

Читайте также:

Murray N. Rothbard. Уличная преступность. Часть 1. Ошибка экономистов

Если не считать неприемлемой идею заключить всех мужчин с самого начала полового созревания в превентивное заключение, единственное решение проблемы уличной преступности — обеспечить встречу преступника с молниеносной силой как со стороны своей жертвы, так и со стороны полиции. Это решение состоит из двух ключевых частей.

Во-первых, поощряйте гражданина быть вооружённым до зубов, чтобы он защищал себя с максимальной силой. Прямо сейчас в американских городах многие жертвы оказались предварительно разоружёнными. Чрезмерный контроль лишил рядового гражданина права на адекватную самооборону. В Нью-Йорке, счастливом месте охоты на уличную преступность, люди не только лишены оружия: местным женщинам не разрешено носить для самообороны даже булавки.

Более того, законы запрещают людям использовать более чем минимальную силу в целях самообороны. У каждого есть глупое, но законное обязательство бежать. И лишь когда нападавшие загонят жертву в угол, а её спина буквально приклеится к стене — тогда-то ей позволено применить силу ради защиты от преступников. Всё это следует изменять.

Преступник должен чётко знать главное правило. С кем-то свяжется — лишь повысит свои шансы быть заколоченным собственной жертвой. Даже профессор Бэнфилд, не являющийся другом аппалачской культуры, признаёт: хоть местные жители слишком ориентированы на настоящее время, уровень их преступности крайне низок. Ибо в обществе, культура которого ориентирована на настоящее, знание того, что другие столь же вспыльчивы, как и он сам, может создать эффективный социальный контроль». «В такой культуре, — добавляет Бэнфилд, — люди, вероятно, пойдут на многое, чтобы избежать случайного оскорбления других. Прежде всего, из-за страха спровоцировать быстрые репрессии».

Ситуацию хорошо иллюстрируют рассказы Микки Спиллейна. Его персонаж Майк Хаммер, услышав шум внизу, достаёт пистолет и тихо спускается по ступенькам. Там он видит, как незваный гость пытается вскрыть его сейф. Майк сразу же принимается за голову злоумышленника. Никаких «Что ты там делаешь?» или «Поднимите руки, или я буду стрелять!».

Не надо держать преступника, рискуя при звонке полиции. Нужно мгновенное и максимальное противодействие при самозащите. Голливуд ошибался, дикий Запад не был беззаконным обществом; напротив, все были очень осторожны, чтобы быть вежливыми.

Примечание редакции. Со следующим абзацем не согласны вообще. Ещё полицейского государства не хватало, чтобы из крайности в крайность.

Наряду со смягчением или отменой контроля над оружием, важным шагом остаётся более раскованная деятельность полиции. Возможно, поощрение её к немедленному наказанию уличных преступников. Преступники, живущие одним днём, поймут лишь мгновенное наказание. В 1930-х годах Нью-Йорк, несмотря на бедность и безработицу в период депрессии, был практически свободен от уличной преступности. Зачем? Потому что полиция мгновенно блокировала и применяла к преступникам силу. И, что ещё важнее, все это знали.

Примечание редакции. Всё, дальше снова нормально — зато теперь нас не будут терроризировать скриншотами.

Сторонники левых взглядов будут в ужасе от этих предложений. А как же «процессуальные права» предполагаемых преступников? Но никто не получит от Джона Локка освобождение под залог или отсрочку наказания на три месяца. Процедуры уголовного права могут быть определены лишь на основе полезности и эффективности.

И все мы видели: нет никакого смысла в процедурах, задерживающих быстрое и немедленное наказание. Как-то неправильно беспокоиться о «правах» грабителей, когда люди ежедневно подвергаются риску из-за растущей преступности. Нынешние процедуры уголовного права словно специально были созданы для поощрения незаконных проделок и максимально ослабленного наказания.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...