Перейти к основному содержанию

Упадок стран третьего мира

Наиболее болезненный текст недели
Источник

Перевод: Дорогая редакция

Примечание редакции. Мы продолжаем отстаивать западный вектор движения Украины, не смешивая европейские и американские преимущества. Но фактически Украина — страна третьего мира, если противопоставить её тем же западным государствам. Признаем мы это или нет, наш народ всё ещё располагает ровно тем же набором карго-культов, что и условные нации Азии или Африки.

Потому говорить об этом следует вслух, да погромче. В таких условиях операцию пациенту может сделать лишь сам пациент. Если вам стало обидно, захотелось спорить — мы вас понимаем, но большая часть населения современной Украины точно подходит под столь нелицеприятное описание. Но мы обязательно вырвемся из замкнутого круга.

Неспособность интегрировать ценности

Единственный регион в мире, который активно пытался включить западную культуру в свои общества — это Восточная Азия. Сингапур, Япония, Гонконг, Южная Корея и Тайвань. Китай, ранее бывший угнетённой страной третьего мира, не так давно люто пытался копировать Запад. И это несмотря на нынешнюю борьбу.

Западную культуру, органически развиваемую в течение минимум двух с половиной тысячелетий (начиная с греко-римских философов), не так уж легко воспроизвести. Эта культура требует бережливости и честности. Определённого трудолюбия. А ещё свободы, индивидуальности, бесстрастного разума, объективной справедливости. Требует верности, чести, стоицизма, стремления подняться над собой… Да и многих других факторов.

Все они должны быть подсознательно поглощёнными на всех уровнях взаимодействий — весьма сложных. Такие черты отражаются в социальных, религиозных и политических структурах Запада. В трёх независимых ветвях власти, верховенстве закона, сострадании к другим, благотворительности, даже семейной жизни.

Западная и Восточная Азия, включая Китай, составляют всего 2,5 миллиарда человек. «Остальные», страны третьего мира, составляют 5 миллиардов из 7,5 миллиарда людей на планете. Культурные факторы, лежащие в основе Запада, поначалу звучат как готовые клише. Это происходит до тех пор, пока тот, кто жертвует политкорректностью в пользу истины, не узрит очевидное. То, что страны третьего мира, несмотря на многовековое взаимодействие с Западом, просто не могут понять эти ценности.

Третий мир абсолютно слеп к тому, что делает Запад с настоящей цивилизацией. Как будто отсталая страна не может подняться над животными инстинктами — жаждой пищи, власти над другими, сексом

 

Третий мир абсолютно слеп к тому, что делает Запад с настоящей цивилизацией. Как будто отсталая страна не может подняться над животными инстинктами — жаждой пищи, власти над другими, сексом. Ведь за несколько веков колонизации и миссионерской деятельности была предпринята попытка вселить западные культурные факторы в будущие страны третьего мира. Людей ждал лишь незначительный успех. Но с тех пор, как страны третьего мира достигли политической независимости и зажили без постоянного участия Запада, всё было потеряно. Христианство стало своеобразным культом вуду, а политическая система превратилась в орудие племени и тирании.

Сосредоточиться на материализме

Третий мир соблазняется лишь физическими продуктами западного общества. Большая часть таких стран ориентирована исключительно на удовольствие. Когда эти люди смотрят на Запад, всё, что они видят — это развлечение, спокойный образ жизни, свобода от ответственности. Их манят либеральные правительства и бесплатное здравоохранение. Привлекает защита прав потребителей. Подкупает социальное обеспечение и хорошие зарплаты.

В такие моменты жители стран третьего мира хотят уехать на Запад в роли экономических мигрантов. Или же копируют западный образ жизни — и делают это без малейшего представления о том, как население должно генерировать богатство. О том, что в основе западной культуры есть что-то материальное.

Ещё в странах третьего мира практически нет привычки читать. Если кто-то обходится тем, что читает Айн Рэнд, всё, что он видит в этом — сплошная драма. Население стран третьего мира не чувствует в книге неколлективистской философии, так как не знает её. А когда такие зрители добираются до фильмов вроде «Матрицы», максимум их впечатлений — «Ух ты, это явно научно-фантастический фильм!». Люди не выдвигают никаких предположений.

То, что они видят в культуре Запада под углом своего узкого мировоззрения — прежде всего культура его низшего класса и индустрия развлечений. Так что европейская колонизация и технологии принесли некое облегчение для стран третьего мира, но сами по себе были лишь временным явлением. Ведь местные жители никогда не изучали и даже не видели принципов, которые сделали возможным такое процветание.

Стремление третьего мира к чему-то материальному, но не связанному с моралью или разумом, приводит лишь к бедности и угнетению на пороге мальтузианского кризиса

Все преимущества (вместе с рациональным мышлением) были уничтожены в результате войн, чрезмерного потребления, неправильного инвестирования, неконтролируемого увеличения численности населения. Стремление третьего мира к чему-то материальному, но не связанному с моралью или разумом, приводит лишь к бедности и угнетению на пороге мальтузианского кризиса.

Примечание переводчика. Речь о тенденции, позволяющей росту населения обогнать увеличение производства продуктов питания. Потом случается крах: или война, или голод, или всё вместе.

 

Устойчивостью не выделяются ни капитал, ни институты. Все излишки расходуются или разрушаются. Потом требуется более высокий призыв инвестировать и сохранять излишки. Так что все финалы приближаются к распаду, распаду и деградации.

Европейская колонизация обеспечила хотя бы рациональную систему для будущих стран третьего мира. Христианские миссионеры пытались вселить разум в местных жителей. В отчаянии они иногда даже забирали детей из семей. Вот только все эти попытки обеспечили лишь незначительную разницу.

Уходя, европейские колонизаторы не забрали с собой западные инструменты — технологии, учреждения и другие элементы своей цивилизации. Этот щедрый подарок был передан демократически избранным органам власти, возглавившим страны третьего мира.

Результат не порадовал. Чаще всего полученные инструменты извращали и использовали в собственных целях. Более того, в этих широтах демократия позволила самым нерациональным элементам прийти к власти. А лёгкость путешествий окончательно усугубила ситуацию, сделав возможной эмиграцию лучших людей из стран третьего мира.

Постколониальная регрессия

Со времени отъезда европейских колонизаторов, третий мир культурно и институционально регрессировал до своих «доевропейских» тёмных веков. Ни одно из оставленных обществ не стало на 100% нормальным, стабильным или устойчивым. Работает разве что страх перед США, заставляющий местных тиранов вести себя лучше, чем они могли бы.

Несмотря на этот культурный и институциональный регресс, свободный дар западных технологий и зелёной революции более-менее способствовал экономическому росту. Увы, это лишь позволило накопить побольше культурных проблем до наступления мальтузианского равновесия.

Томас Мальтус опасался из-за неустойчивого роста населения, и его мысли оказались ошибочными перед западной капиталистической рыночной экономикой. Но он не учёл человеческую изобретательность, возможности решения проблем и накопление капитала. Тем не менее, его опасения станут действительными в стагнирующей или регрессирующей экономике.

Как раз марксистская и кейнсианская экономика имеют опору в третьем мире не потому, что эти работы их испортили. Дело в том, что эти псевдоэкономики соответствуют ожиданиям людей насчёт «бесплатных» вещей. Каждый крупный лидер третьего мира, учившийся в Великобритании во время британской колонизации, стал социалистом. Социализм — это всё, что такие деятели повидали за свою жизнь на Туманном Альбионе.

Вклад, который Запад сделал в Африку — в будущие страны, которые даже не знали письменности, — огромен. Здесь и технологии ведения сельского хозяйства, и орудия труда. Но, к моему глубокому сожалению, эти подарки в основном остались неиспользованными.

В странах третьего мира девочки в школьной форме носят на головах вёдра с водой. Несмотря на концепцию колеса, принесённого им на блюдечке, эти люди не выяснили его использование. Их учили английскому языку веками, но бессмысленно — у людей же есть пиджин. Простой, без особых изысков и не имеющий грамматики язык. Это затруднительное положение должно было случиться.

Ведь сложный язык может сохраниться лишь в обществе, идеи и проблемы которого выходят за рамки насущных потребностей. Для большинства в третьем мире слово «завтра» — нечто далеко в будущем. Коммуникационные потребности людей ограничены. Дразниться, обсуждать потребление, рассказывать о жизни знаменитостей.

Христианство было распространено в третьем мире. В итоге оно стало вуду, сильно смешанным с суевериями. Формальное образование, рассматриваемое как волшебная палочка и ключ к хорошей жизни, в лучшем случае превратилось в вызубривание материала назубок. Вся его цель — получить сертификат в конце обучения.

Примечание переводчика. Сейчас стало больно, да?

 

Образование без основных западных ценностей не усвоится в суеверных умах. Оно лишь увеличит уровень стресса. В свою очередь, это приведёт к распространению ритуальной, суеверной и материалистической религии. Ведь инструменты западной технологии были испорчены для племенных целей — в Африке сталь вместо строительства мостов и фабрик чаще всего использовали для изготовления мачете.

Образование без основных западных ценностей не усвоится в суеверных умах. Оно лишь увеличит уровень стресса

Ожидалось, что Интернет быстро распространит правду, знания и пробудит самых бедных в третьем мире. Этого не произошло. Теперь, если жители третьего мира не смотрят в сети порнографию, они вычитывают там суеверия и слухи о политической активности.

Отсутствие рациональности

Западные инструменты для развития и роста потерпели неудачу в третьем мире. Более того, они часто несли прямо противоположные последствия. Вопрос в другом: почему же страны третьего мира не смогли поглотить или хотя бы заметить культурные качества Запада? Что же пошло не так? Почему в третьем мире не удалось сохранить предлагаемые преимущества, уже готовые к употреблению?

Основная проблема третьего мира заключается в том, что понятие разума заметно по его отсутствию. Без «причины» интеллектуальный и финансовый капитал не накапливается. Операционная система в сознании местных жителей — это чаще всего трайбализм, суеверие, магическое мышление и иррациональность.

Основная проблема третьего мира заключается в том, что понятие разума заметно по его отсутствию. Без «причины» интеллектуальный и финансовый капитал не накапливается

Такая операционная система делает их непроницаемыми для поглощения западного интеллектуального капитала. Ведь без рациональности цивилизация невозможна. Иррациональные общества вынуждены колебаться между догмой, гедонизмом и дикостью, никогда не натыкаясь на другое измерение — ту самую рациональность.

Можно увидеть целые общества, созданные людьми без рационализма и логики. Особенно это становится заметно в демократической системе, где наименее компетентные 50% людей решают, кто правит. В конечном итоге такие общества часто распадаются на племенные единицы, которые затем вступят в бесконечные войны.

Это то, что произойдёт с 5 миллиардами человек, живущими в странах третьего мира. Гуманитарная катастрофа, никогда не встречавшаяся раньше. Сотни миллионов, возможно, даже миллиарды погибнут, когда их проблемы станут слишком большими для Запада.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!