Перейти к основному содержанию

Валарморгулис. Что мёртво, «жити по-новому» не может

Добрый вечер, люби друзи. Как вам, возможно, известно, последние полгода я занят тем, что в рамках команды Юры Бирюкова вернулся в родной Николаев, в котором и «живу по-новому» в рамках обещанной президентом программы стремительных, как понос, реформ.

Добрый вечер, люби друзи. Как вам, возможно, известно, последние полгода я занят тем, что в рамках команды Юры Бирюкова вернулся в родной Николаев, в котором и «живу по-новому» в рамках обещанной президентом программы стремительных, как понос, реформ.

Я, разумеется, не расскажу даже десятой доли из того, что мне тут довелось узнать и чему научиться. Сохраню это знание для мемуаров, детали и конкретные схемы в целом-то и неважны. Все примерно понимают, что на местах происходит традиционный неистовый дерибан, и классы чиновников и депутатов занимаются взаимопроникновением друг в друга и в бюджет с целью безостановочного личного обогащения. А какими конкретно схемами это происходит – какая вам, в общем-то, разница. Как колбаса – зачем вам знать, как она делается.

Я хотел бы сказать об общих принципах. И проиллюстрировать эти общие принципы ситуацией, которая сложилась в последнее время в Николаевской области.

Итак, смотрите. Николаевская область – не та область, которую до последнего времени потрясали коррупционные скандалы, верно? Если не считать последний месяц, когда вы последний раз слышали о Николаевской области? Смею предположить, ровно три года назад, когда в области случилась Врадиевская хода. Врадиевская хода, кстати, к коррупции отношения не имеет, кто не помнит, это про конфликт с милиционерами.

Тем не менее, нельзя сказать, что у нас в области всё хорошо. У нас не всё хорошо. У нас всё тихо. Всё кулуарно. Одни уважаемые пацаны решают с другими уважаемыми пацанами под столом. А кто не в доле – тот в гробу.

И не сказать, чтобы с этим можно было что-то поделать. Я очень целеустремлённый и зловредный парень, но вот вам одна простая цифра. За полгода нашего присутствия в Николаевской области при нашей опосредованной поддержке было внедрено шесть электронных админуслуг. Шесть. Это из Киева приехал лично советник президента, это из АП сто тысяч раз связались с губернатором и всеми его замами и прямо недвусмысленно им сказали, что только максимальное сотрудничество может быть залогом счастливой старости. Это мы на месте взяли команду разработчиков, которые эти электронные админуслуги разрабатывают для всей, собственно, Украины, и начали их неистово внедрять через облгосадминистрацию. Прошло полгода. Внедрено шесть услуг. В Днепре, говорят, уже сто двадцать девять. А в Николаеве – шесть. И это было нелегко. То же примерно самое и по всем остальным проектам.

В общем, мы потратили довольно много времени на попытки конструктивного взаимодействия. Нельзя сказать, что мы не старались со всеми подружиться. Но в какой-то момент мы перестали стараться, и началось.

Как вы, возможно, помните, сначала СБУ задержала заместителя губернатора Романчука на взятке в 80 тысяч долларов за попытку решения вопроса с дозволом на добычу известняка. Громкая была история, не столько из-за того, что кто-то взял взятку за решение вопроса, сколько из-за того, что у Романчука в его доме в Балабановке обнаружились подземные туннели, нацистские награды и портрет Эрнста Рема.

По тому впровадженню, которое было открыто на Романчука, проходят ещё два человека: замглавы областного совета, он же глава областной парторганизации «Батькивщины» Михаил «Бригадир» Соколов, а также помощник Соколова Геннадий «Итальянец» Левченко. Однако, несмотря на то, что впровадження на троих, в СИЗО попал один только Романчук.

16-53c65b3adbfd4.

Слева направо – Залдостанов, Соколов, Вилкул

Михаил же Соколов в день задержания Романчука ловко покинул пределы области, но уже через два дня вернулся на рабочее место (где я был крайне поражён его встретить) и начал готовить сессию областного совета, как ни в чём ни бывало.

Откуда такое бесстрашие? Известно откуда – «очень деньги нужны». Сессия областного совета была нужна для голосования двух вопросов: выдачи разрешения на добычу песка из месторождения «Вознесенское-1» и для создания специального отмывочного КП под названием «Агентство развития Николаевщины».

По имеющимся свидетельствам главы облсовета, подтверждённым из других источников, песчаный карьер – вопрос из сферы интересов криминального авторитета Михаила «Мультика» Титова и главы николаевского «Оппоблока» Игоря Дятлова, а «Агентство развития» – интерес депутата от БПП Фёдора Барны и, собственно, самого Михаила Соколова. Задача «Агентства» не в том, чтобы что-то развивать, а в том, чтобы перевести на него активы мёртвого николаевского аэропорта и там уже их неторопливо распилить.

На сессии облсовета произошло смешное событие. Фёдор Барна вступил в переписку в вайбере с «Мультиком», а журналист из интернет-издания «Преступности.нет» всю эту переписку сфотографировал и сделал достоянием общественности.

В общем, смотрите, какая картина. Первого заместителя губернатора, Героя Украины Николая Романчука, берут с поличным. Скандал на всю страну. Казалось бы, это довольно яркий и поучительный кейс, и, если у тебя есть хотя бы капля инстинкта самосохранения, ты должен понять, что месяц-другой лучше не воровать. На всякий случай.

Но нет. Всё равно в течение недели после задержания депутаты бесстрашно проводят сессию, на которой голосуют два договорняковых вопроса, один из который лоббирует известный криминальный авторитет.

Чему нас учит эта история? Лично меня она учит тому, что разговоры про «життя по-новому» – разговоры в пользу бедных. У меня два года кряду была в голове логика. Она заключалась в том, что, окей, на всё, что было до Майдана, можно, с определёнными оговорками, закрыть глаза в том случае, если человек действительно поймёт, что теперь мы всё забыли и строим на этом месте новую страну. Живём по-новому, пытаемся воспользоваться таким последним шансом.

Почему я верил в такую логику? Потому что за время занятий волонтёрством я увидел несколько предпосылок к этому. Я увидел старых закоренелых коррупционеров времён ещё Кучмы, которые всё бросили и начали распродавать наворованное для того, чтобы снабжать нашу армию. Это для меня был очень важный позитивный сигнал. Я поверил, что человек не бывает окончательным говном, что в критической ситуации в каждом из нас может проснуться герой и что эта критическая ситуация для многих из нас наступила.

Так вот. Я был неправ. Такая критическая ситуация наступила не для многих из нас, а для единиц. Для всех остальных не изменилось ровным счётом ничего. Они продолжают врать и воровать и совершенно ничего не боятся. Насколько ничего не боятся – вот вам простое свидетельство.

Хорошо грозить коррупции, попивая смуззи в своём лофте. Хорошо бороться за новые принципы построения государства, находясь в киевском коворкинге (в здании Григоришина), в комьюнити таких же прогрессивных борцов. И совершенно другое дело – бороться с коррупцией в среде людей, для которых «Мультик», «Наум» и Богомаз – просто «бизнесмены с сомнительным прошлым», а ты – чужеродный временный пришлый элемент.

Но в целом я бы даже не эту историю хотел рассказать. Это я всё предпосылки к истории освещал. Хвастался, так сказать. Это было очень затянутое предисловие, а сейчас я очень коротко, экстрактно, расскажу, к чему эта история привела на данном этапе.

14 июня 2016 года президент Порошенко, восхищённый событиями, развернувшимися в Николаевской области после нашего приезда, встретился с губернатором Николаевской области Вадимом Ивановичем Мериковым. Во время этой встречи Вадим Иванович Мериков написал заявление об уходе с должности по собственному желанию.

15 июня 2016 года президент Порошенко посетил Николаевскую область. Во время визита на первый объект – новый портовый терминал «Бунге Украина» – президент вместо того, чтобы говорить взагали про достижения украинской экономики, объявил о том, что рекомендует покинуть свои посты прокурору области Кривовязу и начальнику областного УВД Гончарову. Следует заметить, для Кривовяза такое решение стало абсолютной неожиданностью. Скажем, не такого он ожидал, посещая открытие портового терминала.

16 июня Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко потребовал от Кривовяза в течение суток написать заявление об уходе.

20 июня прокурор области Кривовяз заявил, что никуда он не уйдёт, и выставил условие, согласно которому он уйдёт только в том случае, если ему предоставят аналогичную должность в структуре прокуратуры.

21 июня в Николаев приехала специальная комиссия сотрудников центрального аппарата прокуратуры с задачей провести проверку деятельности Николаевской прокуратуры за время, пока ею руководил Кривовяз.

29 июня приказом генпрокурора Кривовяз был отстранён от должности. «Причиной принятия такого решения стало заявление о преступлении и открытое уголовное производство в отношении него».

30 июня появилась информация о том, что новым прокурором области станет Роман Забарчук. Из хорошего о Романе Забарчуке известно немало, в частности, что он добровольцем отслужил в АТО. Из плохого – что его родной дядя Евгений Забарчук ранее был заместителем Генпрокурора Российской Федерации, а сейчас – замначальника Аппарата правительства РФ.

1 июля в Николаев приехал генпрокурор Луценко и представил нового прокурора области. Им стал никакой не Забарчук, а Тарас Дунас.

При этом надо заметить, что Луценко был крайне агрессивен в риторике, что в принципе непривычно и для Украины вообще, и для Николаева в частности. «Законности и порядка в Николаевской области сегодня нет, – заявил Луценко во время представления. – Даже если бы не было президентского землетрясения, прокурор Кривовяз всё равно был бы уволен, потому что областью управляет теневая власть. Срок наведения порядка для нового прокурора – 3-4 месяца. К бывшему прокурору и его заместителям у меня очень много вопросов». То есть теоретически всё-таки речь идёт не о бизнесменах с сомнительным прошлым, а о бизнесменах с сомнительным будущим.

То есть итоги подведём. Два всеукраинских коррупционных скандала за 8 дней, огромных, как любовь Михайла Поплавского к Украине. Не один. Два. Байкеры Залдостанова, подземные хранилища нацистских орденов, криминальные авторитеты, известняковые карьеры, песчаные карьеры, пацанячьи поступки. Одним словом, фильм Роберта Родригеса «Однажды в Николаеве», в главных ролях Антонио Бандерас и Джонни Депп, а не сессионная неделя.

И всё равно, со всем этим багажом треша и угара, прокурор области идёт против однозначно артикулированного требования президента и генпрокурора и отказывается покидать свой пост. И процедура затягивается ещё на две недели, требует усилий прокурорской спецгруппы на тридцать человек и открытия уголовного дела. И всё это после двух всеукраинских скандалов. Двух.

О каком «жити по-новому» может идти речь, Господи? Кому тут «жити по-новому»? Эти достойнейшие люди, они не понимают ни по-хорошему, ни по-плохому, ни по какому. Все анекдоты про них. Как определить, что чиновник врёт – когда он врёт, у него губы шевелятся. Если чиновнику отрубить голову, он ещё шесть дней может воровать, а потом умирает от обезвоживания. Это всё не анекдоты. Это документальная проза жизни.

И если вам кажется, что эта документальная проза жизни – она происходит в одной, отдельно взятой Николаевской области, потому что одна, отдельная Николаевская область вот так вот невероятно прогнила, а все остальные области у нас совсем не такие – у меня для вас очень плохие новости, друзья. Просто в других областях не всплыло, а в этой всплыло.

И если вам кажется, что работа нашей команды здесь в Николаеве – это что-то хорошее и перспективное, у меня для вас снова очень плохие новости, друзья. Мы никого не победили. Мы ничего не разрушили. Мы ни с чем не справились. Все решительные изменения, которых мы добились, зарастут в течение одного-двух месяцев. Потому что эта система обладает запредельными способностями к регенерации и развивается быстрее рака. Президент во время своей речи в Николаеве несколько раз назвал коррупцию раком? Совершенно верно сделал. Так у рака есть одно важное свойство – если опухоль удалить не всю, она мгновенно регенерирует и будет жрать здоровые клетки дальше, как ни в чём не бывало. И если кому-то кажется, что коррупционная опухоль в Николаеве состоит из трёх человек, и всех их президент торжественно удалил своей решительной рукою, напоминаю, у меня для вас всё ещё очень плохие новости.

А теперь о хорошем. Чему всё же хорошему нас учит эта история?

Тому, что на самом-пресамом верху, где-то там, в небесах, где курлычут орлы и раздумывает о перспективах украинской демократии президент Порошенко, есть возможность. Возможность того, что если коррупционный скандал раздуется в медийном поле до неимоверных масштабов, то к вам в область приедет лично президент и генпрокурор и отгрызут кому-нибудь башку.

На этом хорошие новости заканчиваются.

Ни президент, ни генпрокурор не могут победить коррупцию. Они могут поговорить о коррупции. Они могут дать решительный приказ или даже несколько. Но, как мы видим, даже их прямые подчинённые могут в любой момент сломаться и заявить о том, что приказ они выполнять отказываются. И вместо борьбы с коррупцией придётся воевать с подчинёнными, которые должны воевать с коррупцией. И всё это под крики возбуждённой общественности: «да кто так играет, да я бы уже сто раз их всех уволил, расстрелял и демократию внедрил».

Дорогие друзья. Хер бы вы что внедрили. Я попробовал, у меня не получилось. А Соколов и Барна вам всё внедрили. И песчаный карьер, и известняковый. И ничего вы им за это не сделаете, плевать они на вас хотели. Ни я не сделаю, ни вы. Кривовяз на президента плевать хотел, что уж о нас с вами говорить. В результате такого огромного давления удалось добиться такого небольшого точечного результата.

Не ждите, что президент, премьер-министр, генпрокурор и Папа Римский слезут с трона, приедут к вам в сельсовет и запретят секретарю сельрады воровать на строительстве курятника. Пока это будет курятник президента, Папы Римского, генпрокурора, или, хуже того, мисцевой громады, не будет никакого курятника, а будет в селе трёхэтажный дом с пятиэтажными подвалами, красивый, но не ваш, а секретаря сельрады. И виноват в том, что секретарь сельрады не начал «жити по-новому», конечно же, будет президент, генпрокурор и Папа Римский, а никак не вы. Вы же всё сделали для борьбы с коррупцией, что от вас требуется – и возмущённый лайк, и репост.

Продолжайте в том же духе. Вы уже делаете гораздо больше, чем президент. Он-то меня никогда не лайкает и не репостит, а вы – регулярно.

Александр Нойнец

''отсканируй
и помоги редакции