Перейти к основному содержанию

Вопрос о беспилотниках: как США вернуть утраченное лидерство

Угадайте, кто пытался отыграть устаревшие ограничения
Источник

Продолжение. Начало тут

Для сравнения, экспортная политика США образца 2015 года выглядит совершенно иначе. От желающих приобрести беспилотные устройства требовали использовать эти системы в соответствии с международным правом, в том числе с соблюдением прав человека и международного гуманитарного права. Грубо говоря, покупая американский дрон, вы сразу же лишаетесь права использовать его для незаконного наблюдения. И не можете применять данную технику против своего населения.

Примечание переводчика. Мы и сами не хотим, чтобы против протестующих украинцев гоняли беспилотники. Скорее, речь о том, что желающий всегда найдёт продавца — и потому вместо строгих США страны третьего мира частенько склонялись в сторону Китая. Меньше вопросов, оружие дали, и вперёд.

Даже Франция, близкий союзник Соединённых Штатов, в какой-то момент нуждалась в разрешении американского правительства для развёртывания беспилотников MQ-9 Reaper. Вашингтон всё ещё сохраняет рычаги воздействия на страны, не соблюдающие его правила. Шаг влево, шаг вправо — и поставщик, к примеру, прекращает поставки запасных частей. Или замораживает отправку боеприпасов.

По этим причинам беспилотные летательные аппараты активно распространялись, но в гораздо большем количестве следовали из Китая, чем из США. Увы, однобокость этой экономической модели имела свои последствия. Американские ограничения на экспорт дронов вообще никак не помешали распространению оружия. Скорее, они ставили демократических союзников США в невыгодное положение по сравнению с другими странами, как только дело доходило до покупки беспилотников.

Тем временем оживился Китай. Он точно не сидел сложа руки, постепенно захватывая освободившийся рынок. Теперь он вовсю использует экспорт беспилотников для построения оборонных отношений со странами по всему миру. В том числе — и с партнёрами США. Например, недавно американцы отклонили запросы на вооруженные дроны. Тогда к ним напрямую обращались Иордания, Ирак, ОАЭ и Саудовская Аравия. Что же случилось в итоге? Заинтересованные страны всё равно закупили боевые беспилотники. Только уже китайские.

''

''

Реагируя на столь неблагоприятную динамику, администрация Дональда Трампа сделала шаг к изменениям лишь в июле 2020 года. Тогда она решила переосмыслить экспортные ограничения 1987 года. Дроны, которые движутся со скоростью менее 800 километров в час (Predator и Reaper от General Atomics), теперь классифицируются как системы категории II, что существенно упростит их экспорт.

После успешного внесения корректив администрация официально уведомила Конгресс о том, что уже одобрила продажу вооружённых дронов. Они предназначались для Тайваня и ОАЭ. В свою очередь, свою лепту внесли госсекретарь Майк Помпео и министр обороны Марк Эспер — они надавили на Индию, чтобы в этот раз она приобрела вооружённые беспилотники именно у Соединённых Штатов.

Готовность Вашингтона наладить экспорт собственных боевых дронов подорвёт устоявшееся преимущество недемократических стран над демократическими. Пусть для начала это произойдёт хотя бы на рынке беспилотников. Ведь общие темпы распространения, вероятно, будут лишь расти. Другие поставщики, та же Турция, за последние годы синхронно увеличили продажи дронов: они точно будут способствовать их более широкому распространению.

Азербайджан в этом году уже использовал импортные беспилотники, чтобы наносить авиаудары по армянским военным. Вероятность того, что частота атак дронов неумолимо вырастет в обозримом будущем, остаётся довольно высокой. Это произойдёт по мере того, как всё больше желающих — и стран, и негосударственных субъектов — приобретёт беспилотники для личного использования. Но пока что общая серьёзность угрозы, которую они представляют, остаётся относительно низкой.

В случае обнаружения беспилотники текущего поколения относительно легко сбить. По крайней мере, на фоне самолётов с живым экипажем: в таком сравнении дроны выглядят куда медленнее, менее маневренными и, чаще всего, не способными защитить себя. Не так давно иранцы и сирийцы успешно сбивали американские беспилотники.

Таким образом, дроны последнего поколения имеют ограниченную полезность в оспариваемом воздушном пространстве. А потому вполне способны оказаться не столь ценными — достаточно использовать их в конфликте между хорошо подготовленными военными державами. Тем не менее, многие военные цели уже являются уязвимыми для ударов беспилотников. Такой урок Армения с советской системой ПВО усвоила после азербайджанских нападений на свои позиции.

Впрочем, рынок не стоит на месте. Значит, будет улучшаться технология, позволяющая дронам защищаться, атаковать или преодолевать оборону противника. Это оружие способно оказаться более эффективным — и довольно скоро. Но некоторые исследователи даже рискуют предположить, что использование беспилотников в некоторых случаях поспособствует стабильности.

Должностное лицо, непосредственно отдающее приказы военным, чаще ответит агрессией на сбитый пассажирский самолёт, чем на иллюзорную угрозу, исходящую от необитаемого беспилотника. В качестве примера можно упомянуть решение Трампа от 19 июня. Тогда он отказался от авиаударов по Ирану после того, как был сбит летательный аппарат RQ-4 Global Hawk стоимостью в 130 миллионов долларов. Трамп оправдал своё решение следующим образом: ответные удары с воздуха «не соразмерны крушению беспилотника».

Хотя влияние этой военной технологии ещё не известно в отдалённой перспективе, абсолютно очевидно следующее: джинн точно выбрался из бутылки. Боевые дроны чересчур быстро распространяются и интересуют всё больше потенциальных покупателей. Таким образом, перед новой администрацией встанет вопрос распространения беспилотников. Придётся решать, что с ними делать и как контролировать собственные разработки на рынке.

Следующий президент США окажется перед нелёгким выбором. Он вполне способен восстановить ограничения времён Обамы на экспорт, снова уступив рынок Китаю. Или поступить иначе: решить, что пути назад больше нет, ведь дроны становятся всё более привычным элементом для ведения боевых действий. Или избрать некий средний путь, чтобы найти компромисс.

Но для этого американцам придётся восстановить контроль над экспортом дронов — а в обмен сделать их более доступными для близких союзников. Особенно для желающих из демократических стран.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.