Перейти к основному содержанию

Выборы в США: китайский фактор

От сельхозтехники до геополитики
Источник

Перевод: Дорогая редакция

США перетекают из одного кризиса в другой, хоть президентские выборы и приближаются с каждым днём. В воздухе ощущается некая хрупкость, лишь подчёркивающая глубокие социальные и политические разногласия. От пандемии COVID-19 до бунтов после смерти Джорджа Флойда в прошлом месяце, США кажутся удивительно не готовыми к соответствию тем вызовам, что теперь встали перед нацией.

Народ слишком долго гордился статусом «маяка свободы» и демократии для мира в целом. И теперь, когда это больше всего требуется, политическое лидерство в стране отсутствует напрочь. На этом шумном фоне США готовятся перейти к заключительной фазе избирательного цикла — теперь довольно урезанного. Формирование нарративов идёт полным ходом. Политическая принадлежность всего лишь определяет, какой именно нарратив хочет выбрать тот или иной избиратель.

С одной стороны стоят либералы. Они утверждают, что неправильное противодействие коронавирусу и массовые беспорядки делают Трампа более уязвимым на фоне Байдена. С другой стороны голос подают консерваторы. Они надеются на консолидацию белых избирателей в пользу Трампа, что усилит его шансы на переизбрание. Сам Джо Байден обеспечил повод для волнений: в интервью популярному афроамериканскому радиошоу он заявил, что темнокожие избиратели, голосующие за Трампа, «не будут считаться темнокожими».

Примечание переводчика. Это я пытаюсь не схлопотать ещё один бан от поисковиков. Оригинал фразы — members of the black community “ain’t black” if they consider voting for Trump.

''

 

С начала этого года, когда пандемия COVID-19 начала поднимать голову, президенту было сложно отвлечь внимание от собственных административных ошибок. США вдруг стали мировым лидером по количеству заражённых и умерших от коронавируса. И в США, и во всём мире появилось ощущение, что администрация не воспринимает этот кризис с необходимой серьёзностью.

Для Трампа это была огромная проблема: она ярко выделила все его лидерские слабости, чего не смог сделать ни один предыдущий кризис. В прошлом он мог отвлечь внимание и мобилизовать свою базу, нацеливаясь на своих противников — тех же демократов, СМИ или широкую либеральную экосистему. Однако именно коронавирус обнажил все провалы в управлении. И сделал это как раз в то время, когда страна начала серьёзно относиться к выборам.

Тут-то и возник фактор Китая. Во многих отношениях сцена президентских выборов 2020 года была настолько уникальной, что в дискуссии доминировал вопрос внешней политики. Несмотря на глобальное доминирование США, её внутренняя кухня имеет тенденцию изолироваться. Но на этих выборах Трамп сделал приоритетным вопросом Китай. Хоть он был чрезвычайно жесток к Поднебесной на протяжении всего своего пребывания в должности и, в отличие от своего темперамента, продемонстрировал замечательную последовательность, когда дело дошло до мобилизации американского внутреннего мнения против Китая. Во многих отношениях китайский вектор политики республиканца, возможно, станет его самым продолжительным наследием.

Но как только президент осознал проблему, с которой страна столкнулась в борьбе с пандемией COVID-19, то тут же укрепил свою позицию в отношении Китая. Усилил давление по всем фронтам — от торговли и технологий до многосторонних учреждений с Гонконгом. Теперь две крупнейшие экономики мира сталкиваются друг с другом сразу по нескольким направлениям.

Ещё в январе была подписана торговая сделка с Китаем. Её Трамп назвал значительным шагом на пути к созданию справедливого партнёрства. Но президент США сменил пластинку ближе к маю, утверждая, что Поднебесная его разочаровала. Причина — коронавирус, который можно было предотвратить.

Теперь Трамп не стесняется целиться в китайского лидера Си Цзиньпина, который стоит за «дезинформационной и пропагандистской атакой на Соединённые Штаты и Европу». Республиканец утверждает о разочаровании Китая в шансах Байдена на победу в президентской гонке.

Так что президент рубит с плеча: прекратил отношения своей страны со Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), обвинив Пекин в «полном контроле над ВОЗ». Этим движением, нацеленным на Китай, он дал понять, что стремится расширить G7. Например, включить туда Индию, Россию, Южную Корею и Австралию. А в ответ на новый закон о безопасности, навязанный Китаем в Гонконге, Трамп оперативно ответил другим ударом: заявил, что больше не считает Гонконг отдельным от Китая.

Это не просто слова, а прекращение «особого режима» для региона — что в торговле, что в плане путешествий. Совсем недавно власть заблокировала перелёты китайских перевозчиков в США, пытаясь надавить на Пекин и дать собственным авиаперевозчикам возобновить рейсы.

Но на фоне противостояния с Пекином заметно выделяется книга Джона Болтона — бывшего советника Трампа по вопросам национальной безопасности. Она рассказывает, как Трамп убеждал Си Цзиньпина купить американскую сельскохозяйственную продукцию. Для президента, пытающегося перенаправить всю свою жесткость на Китай, это может оказаться опасно.

Последние несколько месяцев были необычными, поскольку напряжённость в отношениях между Вашингтоном и Пекином лишь усиливалась. Трамп сделал Китай главной мишенью на президентских выборах, надеясь сплотить электорат вокруг своей стратегии. А заодно он мешает Байдену, заставляя того выглядеть слабым на фоне восточного гиганта. И поскольку в ближайшие месяцы споры вокруг внутренних приоритетов Трампа ещё более усилятся, будет интересно понаблюдать, как далеко зайдёт китайский фактор, до сих пор важный для борьбы между двумя кандидатами.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...