Перейти к основному содержанию

Закат WeWork. Часть 2

Это вам не контекст Арахамии, а урок из жизни
Источник

Перевод: Сергей Приходько

14 августа как раз после 07:00 документ S-1 был наконец представлен. Но он тут же вызвал настороженность. Слово «сообщество» было использовано 150 раз, его превзошло только имя Ньюмана, упомянутое 169 раз. S-1 высветил степень, с которой Ньюман контролировал свою компанию и извлёк выгоду из своей позиции: он купил здания, в которых потом WeWork арендовала помещения, и получил 5,9 миллиона долларов за продажу торговых марок, связанных с WeWork. В одном месте было указано, что Ребекка унаследует всё в случае смерти Адама. Это было подытожено в эпиграмме: «С энергией We — большей, чем каждый из нас, но внутри каждого из нас».

Подача этих документов была тревожным знаком для многих, кто надеялся, что строгость официального процесса IPO сдержит некоторые эксцентричности WeWork. «Когда я прочитал это, моя челюсть отвисла», — сказал один из руководителей WeWork, который также работал над документом S-1 других компаний. Он не придал столь уж большого значения риторике Ньюэйджа, к которой в компании все привыкли, как тому, насколько плохо в документе был показан бизнес компании. Через несколько дней два конкурента WeWork сказали мне, что арендодатели с офисами WeWork в их зданиях начали интересоваться на всякий случай, смогут ли конкуренты WeWork переехать в их помещения.

Ньюман и другие руководители попытались поднять дух сотрудников WeWork, многие из которых были подавлены из-за внезапного высмеивания компании, которой они посвятили много долгих часов в течение нескольких лет. Во время видео-конференции с главными специалистами компании, через 2 дня после публикации S-1, Ньюман сказал им не переживать: хейтеры хейтят, а финансовые руководители, как и прежде, делают свою работу, чтобы успешно выйти на IPO.

''

 

На следующей неделе Джен Берент, главный юрист компании, собрала группу в штаб-квартире компании у стола с вином и сыром и рассказала историю, которую, по её словам, поведал ей доверенное лицо Адама — Айтан Ярдени, раввин из Центра каббалы, с которым руководители WeWork периодически проводили сеансы один на один. Наказанием за искушение змеем в Эдеме было то, как гласила эта притча, что Адам мог есть только упавшее перед ним. Месседж, как сказал один из присутствующих в этой комнате, состоял в том, что настоящее удовлетворение можно получить только при преодолении невзгод.

Вдохновлённая этой историей, компания рванула вперёд, с новой целью выйти на IPO в сентябре. Ньюман начал проводить встречи с инвесторами. «Большего воодушевления насчёт IPO и быть не могло», — такое сообщение отправил мне аналитик большой инвестиционной фирмы, посетивший презентацию компании Ньюманом. Показатели в документе S-1 уже сделали его настроенным скептически, но после презентации он сообщил, что Ньюман говорил 97% времени, ощетинивался при каждом существенном вопросе и сказал, что надеется, что аналитики получили удовольствие от чтения S-1, который WeWork постаралась сделать более приятным для чтения, чем это делали другие компании.

Если бы аналитики могли получить удовольствие от чтения этого документа. Но это было не так, потому что он состоял из хорошо подобранных фотографий сотрудников WeWork. Ньюман мог быть очарователен, как сказал аналитик, но ему было трудно понять, что делает бизнес WeWork отличным от компаний вроде IWG, которая сдаёт в аренду простые, но стабильно удобные офисы.

Ему было трудно объяснить себе разницу между предполагаемой стоимостью WeWork в 47 миллиардов долларов и стоимостью IWG в 3 миллиарда, в которую её оценивают на торгах на Лондонской бирже с 2000 года. Аналитик заметил, что на стаканах для воды на презентации была написана фраза «Всегда наполовину полный». Это не самый оптимистический слоган для компании, ведущей бизнес, где 50% заполнения офисов означает банкротство.

4 сентября, в условиях внезапно споткнувшегося IPO, Ньюман и МакКилви организовали общую встречу в штаб-квартире WeWork. МакКилви говорил первым, отметив, как прекрасно то, что теперь много людей знают о WeWork, и призвал сотрудников снова воссоединиться с «истинным» намерением компании объединять людей. Ньюман сказал присутствующим, что WeWork подверглась критике, «потому что мы играли с огнём», имея в виду вмешательство в консервативный рынок недвижимости.

Провал торговой марки, как он объяснил, был результатом «плохого совета» и он планирует вернуть деньги. И тут же ни с того ни с сего он объявил, что компания теперь не будет использовать кожаную мебель. Насчёт беспокойства по поводу его контроля над компанией, Ньюман сказал: «Я редко отдаю свою власть, а когда это происходит, она переходит к моей жене», — которая, как он сказал, «права на 99%» — так это описали множество людей, слышавших эту речь. Ньюман завершил речь ещё одним поучением жизни: «Измените себя внутри. Измените мир».

Сотрудникам понравилось, что большую часть встречи он обращался к инвесторам и некоторые из них ушли с большими надеждами. Но на следующий день Wall Street Journal сообщил, что WeWork может уменьшить свою стоимость IPO с 47 миллиардов до 20 миллиардов долларов. Ньюман тайно летал в Токио за неделю до собрания сотрудников, чтобы встретиться с Масаёси Сон, CEO SoftBank (он больше всех расхваливал Ньюмана), дабы обсудить вливание дополнительного капитала SoftBank в компанию. (Руководители WeWork также совершали поездки в Лондон, Бостон и Торонто, чтобы усилить поддержку компании.)

Но теперь многие издания сообщали, что WeWork столкнулась с другой трудностью — руководители в SoftBank разделились и некоторые хотят отложить IPO. 10 сентября Bloomberg сообщил, что Fidelity, купившая долю WeWork в 2015 году, решила ещё в марте, что WeWork стоит меньше, чем она думала, и определила её стоимость в 18 миллиардов долларов. С этого момента оценочная стоимость компании продолжала уменьшаться: до 15 миллиардов, 12 и даже 10 миллиардов.

Даже сама возможность проведения IPO теперь была под вопросом, которая имела потенциально более катастрофические последствия, чем обеспокоенность инвесторов и сотрудников об их выплатах. Как было указано в некоторых отчётах, WeWork требовалось от 8 до 9 миллиардов долларов, чтобы продолжать расти с текущей скоростью, и компания находилась в опасности, что у неё закончатся деньги уже в следующем году, если она не найдёт подпитку.

WeWork оформила кредиты на 6 миллиардов долларов в нескольких банках, чтобы найти нужную сумму, но займы были оформлены таким образом, что если при IPO не удастся получить 3 миллиарда, то сделка кредитования будет отменена. Надеясь найти большую поддержку, компания объявила, что разместит свои акции на Nasdaq и проведёт некоторые реформы в руководстве.

WeWork вошла во второй уикенд сентября, собираясь запустить роад-шоу уже с понедельника, и в этот уикенд планировалось, что несколько сделок окажут поддержку IPO. Чтобы гарантировать, что компания привлечёт на IPO необходимые 3 миллиарда долларов, один план включал в себя выкуп акций на 3 миллиарда SoftBank-ом, при стоимости компании 12–15 миллиардов долларов.

Плюс Zoom, компания телеконференций, планировала, что купит акции на дополнительные 25 миллионов долларов, к тому, что удастся продать на публичных торгах, как об этом рассказали множество людей, осведомлённых об этом плане. (Портрет CEO компании Zoom был среди остальных фотографий в S-1 и на встрече 4 сентября. Ньюман сказал, что WeWork вела переговоры с Zoom по поводу использования её программы в офисах WeWork по всему миру.) Участие Zoom в IPO не раскрывали, но крупное вливание SoftBank освещала пресса — как один из способов показать уверенность японской компании в WeWork.

В воскресенье Ньюман наконец сел в штаб-квартире WeWork, чтобы записать видео для роад-шоу. Для него он придумал заголовок «Солнце никогда не заходит в We». Предполагалось, что он завершит записывать необходимые части несколько недель назад, как это сделали другие руководители. Но он пропустил три запланированные съёмки — как прокомментировал это представитель Ньюмана, задержка возникла из-за встреч с инвесторами и это стоило компании нескольких сотен тысяч долларов. Он провёл большую часть дня, работая над своим сценарием, и начал съёмку только после обеда. Съёмка продолжалась почти до полуночи. Когда она была завершена, Ньюман предложил всем присоединиться к нему и выпить текилы.

В тот момент уже было понятно, чтобы видео не будет готово к роад-шоу в понедельник, поэтому WeWork отодвинул его, как минимум, на вторник. Но «Солнце никогда не заходит в We» так никогда и не покажут. В тот понедельник, на следующий день после продолжительных съёмок, как рассказал один человек, который был в курсе переговоров, Ньюман встречался с разными инвесторами и советниками, сообщившими ему, что на данный момент просто не хватает поддержки для IPO. Поддержка компании со стороны SoftBank оказалась под угрозой и, по словам одного из аналитиков, инвесторы начали задаваться вопросом, в насколько отчаянном положении находится компания. В тот вечер WeWork решила отложить IPO как минимум до октября.

Продолжение следует.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...