Перейти к основному содержанию

Петр и Мазепа

Из-за закона о земле они разочаровались в Зеленском
Считает, что сейчас будет «более полезна» во внедрении реформ
Основной камень преткновения – предел в 210 000 га в одни руки
Также на баланс ВСУ приняли судно «Александр Охрименко»
Юристы российской компании не смогли гарантировать сохранность средств
«Украине надо повернуться в сторону России» и другие нарративы Кремля в интервью олигарха
Технология доступна для пользователей «ТриМоб» и lifecell
А члена совета НБУ отпустили под домашний арест
Первым давать показания будет глава посольства США в Украине Тейлор

Город готовится не к референдуму, а к шашлыкам на первое мая.

Завершает наш марафон переводов Stratfor наименее важный для украинцев раздел - Южная Африка.

Александр Хинштейн, зампред комитета Госдумы по безопасности сознался «Ведомостям», что на создание крымской полиции в бюджете попросту нет денег.

Если кто ещё не понял: Коломойский под шумок де-факто легализировал в Украине правовой институт, существующий ныне только в двух странах мира: США и Филиппинах.

и другие интересные факты, открывающиеся при изучении температурной карты поисковых запросов

А мы тем временем продолжаем публиковать перевод мирового прогноза Stratfor. В эфире регионы Латинской Америки, и это очень важно, потому что именно Латинская Америка рассматривается, как потенциальный партнер РФ и оппонент США.

...напротив моих окон, проходит здоровенная толпа детей с флагами Независимой Донецкой Республики. Они что-то кричат и довольно громко, но пластиковые окна глушат звук.

...если личность и имидж спикера не позволяют нам оценивать смысл слов, то мы не доросли до дискуссии, и продолжаем существовать в мире пещерного угугуканья.

С целованием креста, братанием и выкалыванием брату глаз. Как это принято у нас, русских, уже тысячу лет.

На рассмотрение Госдумы был внесён законопроект о создании в Крыму игорной зоны. При этом аналогичный проект в Сочи не дали инициировать "семейные ценности".

Собственность в России — это рычаг давления на ее обладателя. Нет собственности — нет возможности давления