Перейти к основному содержанию

Что, сынок, плохо? Европе тоже

Когда партнёров трясет, надо их мотивировать. А мы что?

Примечание редакции. Этот материал написан в рамках проекта «Онлайн-редколлегия». Каждую пятницу, субботу и воскресенье наши подписчики путём опроса на Patreon определяют ключевые темы на следующую неделю — и выступают полноценными партнёрами Дорогой редакции. А кроме опросов, наши подписчики получают множество дополнительных плюшек. Присоединяйтесь! Порулить СМИ больше нигде не получится.

Начну с бояна. «Украинский экономический провал случился задолго до коронавируса и последовавшего за ним кризиса», — эту фразу я повторяю часто, если не постоянно. И она постоянно срабатывает, раз за разом вколачивая и без того понятные реалии в голову обывателю, который вдруг решит поспорить и дать Зеленскому ещё 100 дней. Однако не всегда нужно спорить о внутренних проблемах. Их хватает не только в Украине.

Проблемы Евростата шерифа не волнуют

Ведь у нас есть внешние партнеры, на поддержку которых так привыкли надеяться украинцы. «Петр и Мазепа» несёт не самое популярное, но важное знамя: напоминает читателям, насколько плохо дела обстоят за границей. Это не российское «можем повторить» — а, скорее, украинское «давайте выкручиваться сами». Боюсь, тут наши помощники сначала решат свои проблемы и уже потом вернутся к нам.

Один из маркеров, по которым принято уточнять состояние экономики — безработица. В Украине первый квартал закрылся с показателем 8,9%, а уже второй выдал сразу 9,6%. Поскольку теневой сектор в нашей стране всегда чувствовал себя лучше любого правительства, сами понимаете — речь идёт лишь о людях, потерявших работу, на которую они были трудоустроены официально. Реальные показатели обычно чуть хуже.

Чем западнее едешь за пределами Украины, тем больше риск нарваться на реальные показатели. Формально страны Старого Света накопили безработицы на 7,4%, а еврозона — на 8,1%. Казалось бы, нет угрозы вообще. Тут колхозная Украина гораздо большие проблемы переживает, чем крутые европейские перцы. Но американцы глядят на заокеанских коллег и грустно посмеиваются. Ведь в европейских расчётах есть одна большая ошибка, которой нет в Штатах: и прямо сейчас я предлагаю с ней ознакомиться.

Старый Свет подготовился к кризису надёжно, но совершенно не угадал со сроками — как и остальные страны мира. Европейская схема сохранения рабочих мест подразумевала проседание экономики на пару-тройку месяцев. Три — максимум. За это время предприятия работали над восстановлением мощностей, делали себе great again. Люди получали деньги. Безработица казалась побеждённым врагом.

А тут р-р-раз — и оказалось, что кризис затягивается. И не на пару месяцев, что вы. Последствия для той же авиации будут актуальными до 2024 (в лучшем случае) или до 2028 (в средненьком) года. В таких условиях получается, что краткосрочные меры себя не оправдали, но дали экономике дополнительную нагрузку — и что с ней делать теперь? Правительства могли содержать своих граждан совсем недолго, да и не во всех странах.

Возможно, американцы вызвали виток панических теорий, озвучив реальную цифру по теме безработицы. Однако теперь они готовы к плохим новостям и всячески работают над исправлением этой ситуации. Европа же положилась на тактику, совершенно забыв о стратегии. Теперь речь идёт о кризисных годах, а не вырванных из жизни месяцах — и никакой экспресс-терапии долгосрочный кризис сам по себе не подразумевает.

И шериф здесь — не мы

Без западной поддержки наша страна не способна пережить грядущие тёмные времена. Помощь Международного валютного фонда, своевременные кредиты Европейского банка реконструкции и развития, подгоны от отдельных стран — всё это не роскошь, а настоящая гуманитарка для нашей искорёженной за год экономики. Без неё никак. Патриоты это понимают. Но все мы частенько становимся жертвой внутренней украинской повестки.

К примеру, модно считать, что Европа придержит часть помощи из-за отсутствия реформ. Накажет нас финансово, если Зеленский продолжит пить кровь из банковского сектора. Это правда — действительно, может. Частично. Ведь пока мы задаем вопрос «за что нам перестанут платить», западные страны могут задуматься о другом. Чем вообще платить? И не лучше ли использовать эти средства для решения собственных проблем?

Посмотрите на ситуацию глазами обычного европейского обывателя. Допустим, вы знаете, где находится Украина, и даже не путаете её с Россией. Раньше, когда денег хватало на все обыденные цели, поддержка других стран за ваш счёт не особо смущала. Теперь всё изменилось. Работы нет, личные запасы заканчиваются не только у вас — выжатая кредитами Европа сама по себе теряет заначку на чёрный день.

Дальше следует переоценка статьи расходов. Словно семья, делающая выбор, от чего отказаться в условиях кризиса — от мяса в рационе или коллективной подписки на стриминг, которым все родственники пользуются раз в полгода. Выбор очевиден. Ради ненужного сервиса как-то не хочется становиться вынужденным вегетарианцем. Если вы полагаете, что наша страна при этом выборе не напоминает бестолковый стриминг, сильно ошибаетесь.

На что дать денег — на содержание семьи Ганса, вдруг ставшего безработным, или в карман президенту-врунишке, ставшему царём коррупции всего за год? Поддержать страдающий завод где-нибудь в Эльзасе, или же дать денег правительству, не выполняющему собственные обещания? Чуть спасти собственную страну от масштабной безработицы — или отсыпать пиастры соседям, которые экономику спасти даже не пытались? Выбор, повторюсь, очевиден. Идём дальше.


Конфликт демократии с кризисом

На дворе царит сплошная демократия. Если вы как обыватель требуете выделения денег на внутренние проблемы вместо внешних, кто к этому прислушается? Правильно, правительство. Ему важно не только страну поддержать на плаву, но и переизбраться на следующих выборах. Потому, если в условиях тотальных требований прозвучат столь страшные для Украины фразы, их точно услышат нужные люди.

В этом отличие европейских стран от Украины образца 2020 года. Мы замерли в переходной точке между демократией и авторитарным стилем управления. С одной стороны есть децентрализация, которую успела внедрить прошлая власть — с другой торчат кумовство и преступные схемы, к которым власть не то что имеет отношение. Она их породила и закрепила на нужном уровне. Значит, придётся выбирать.

Нам противостоит Россия — она, как и другие тоталитарные страны, может себе позволить класть с большим прибором на общественное мнение. Нельзя путать настолько разные вещи. Это не зависевшие от своего народа правительства отсыпали бы нам денег, несмотря на кризис и прочие проблемы — чисто ради укрепления своих интересов за границей. Но Украину поддерживает западная демократия, которая зависит от мнения своих избирателей.

Лавочка с благотворительностью под почти незаметный процент может прикрыться в любой момент. Да, власть Зеленского выглядит не лучшим образом. Однако вспомните дилемму в предыдущем пункте: мы переживаем, что Европа перестанет давать деньги. А я уже задумался, что делать, если у наших партнёров просто закончатся деньги на поток внешнеполитических целей. Это куда страшнее.

Потому наша миссия — мотивировать Запад, чтобы тот помогал Украине и дальше. Это делается по-разному. И давлением на собственную власть с целью продвижения реформ вместо их отката. И правильным голосованием на местных выборах, которые помогут зажать гайки на придатках Зеленского и друзей его детства. И адекватным сдерживанием коллаборационистов, без которого мы просто рискуем впасть в опалу — зачем платить людям, которые в своей стране даже разобраться с внутренними проблемами не хотят?

А ведь ещё есть такая штука, как инвестиционная привлекательность. Гораздо круче вливать свои деньги в площадку, которая в будущем принесёт тебе заработок. Проект был хорош, но забуксовал — держи чемодан баксов, я на тебе потом подниму три-четыре таких же. Стране нужно не только следовать правильным идеям и выполнять некие договорённости. Она обязана становиться той самой площадкой, которую поддержать выгоднее, чем бросить на обочине.

В обычной жизни это так и работает, потому идея актуальна и на высшем уровне. Чтобы получить банковский займ, фирма должна показать свою чистоту и крутость (и/или дать хороший залог). Человек с паскудной кредитной историей не может рассчитывать на внимание финансистов. Но для залога у нас ничего не осталось. Кредитная история за год потемнела и скуксилась.

Впрочем, инвестиционный климат Украины вы и так хорошо знаете. Наш почерк — грабить Auchan и давить на металлургию, чтобы потом радоваться открытию датского завода по производству мягких игрушек. Лично я сюда не вкладывал бы ничего, кроме плохого настроения. Кажется, не только я.

Но мы обязательно прорвёмся. Просто для начала сбросим живой балласт.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!