Перейти к основному содержанию

Надо знать

В Украине, пишет Филипп Духлий, есть фундаментальная проблема, о которой не говорят – понятие демократии не поменялось со времён СССР.

Рассудительный Луганчанин

В Украине, пишет Филипп Духлий, есть фундаментальная проблема, о которой не говорят – понятие демократии не поменялось со времён СССР. Развивая идеи своего предыдущего гринлайта «Украинский ватостан» о патернализме, который побуждает людей не действовать, а ждать, Духлий говорит о том, что пора уже осознать, что ответственность за политиков несут люди, которые их выбрали.

И вот тут корень проблемы, о которой у нас в обществе предпочитают говорить ещё меньше, чем о несоответствии понятия демократии реальному положению дел в Украине. А именно о том, что большинство украинцев вполне устраивает патернализм и соответствующее ему положение дел в политике. И поэтому в первую очередь надо призывать не к понимаю того, как должно быть, а к тому, что надо знать, как есть.

На каких выборах коммунисты впервые перестали быть самой большой партией, прошедшей в Раду? На выборах 2002 года, когда таковой политсилой стала «Наша Украина». Но уже в 2006-м большинство набирает Партия регионов; перевыборы 2007 года снова дают большинство ПР, как и выборы 2012-го. Надеюсь, люди помнят, как ПР в своей деятельности опиралась на патерналистские лозунги, идеологию и семантику в целом. Если не помнят, то стоит напомнить, потому что «Оппоблок» намеревается отыграться, вновь играя на этом же поле. А избиратели этих политсил – действительные и потенциальные – никуда не делись. Частично их экспроприировала РФ, аннексировав Крым; частично они застряли на оккупированных территориях; но хватает их в Украине и сейчас, чему прекрасной демонстрацией являются недавние черниговские выборы на округе№ 205.

В чём особенность этих избирателей, если откинуть патерналистские потребности и попытаться понять политическую позицию? Особенность их в том же, в чём и особенность их оппонентов: они голосуют не за, а против. Иначе говоря, украинский избиратель в большинстве своём – это пропатерналист и контрполитик. Пропатерналист, выбирая между политическими свободами и гречкой (политическим аналогом которой есть стабильность; ибо что может быть стабильнее гречки?!), предпочтёт гречку, потому что она позволит ему не ощущать стыда за свой выбор. Он выбрал не политика, он выбрал гречку. И он никогда не прислушается к тому, кто требует нести ответственность за гречку.

И всё меньше тех, кто идёт на выборы. Такие люди отлично понимают, что несут ответственность за политиков, но поскольку они не пошли на выборы и никого не выбрали, то, следовательно, никакой ответственности не несут. Это, кстати, тоже контрполитическая позиция, когда человек выступает не против политической партии, а против всех политических сил, потому что не доверяет ни одной из них настолько, чтобы делегировать ей право выступать против остальных, которым он не доверяет ещё больше.

И если кто-то скажет, что те, кто выбирают Яроша с его национально-патерналистской идеологией, где место государства занимает нация, это не пропатерналисты – пусть первым кинет в себя камень; ибо авторитаризм, традиционализм, милитаризм и изоляционизм, предлагаемые «ПС», – это просто азбука патернализма. Если же кто-то ведётся на медиа-образ Яроша и «ПС», не зная их идеологии, то перед нами опять же контрполитики, которые не доверяют другим политическим проектам.

Вот тут мы и приходим к ключевому аспекту проблемы – к доверию. Почему люди доверяют патернализму? Потому что для них это сложившаяся веками традиция. И дело здесь даже не в политике, а в семейном укладе жизни, в организационных отношениях, в религиозных представлениях. Тысячи лет общество (и не только украинское) жило именно патернализмом. Более того, патернализм – это наследие нашей эволюции как вида приматов, с обязательной иерархией и вожаком в стаде. Этот протосоциальный уклад вбит в наше подсознательное, и человек лишь постепенно в ходе длительного процесса социокультурного развития создает новые формы взаимодействия отдельных особей, которые являются искусственными и требуют специального обучения. Гражданское общество – одна из этих форм.

Но стоит понимать, что наша украинская повседневность для большей части общества день за днём подтверждает истины патернализма в семье и на работе. И как же не довериться ему в политической плоскости? Особенно тогда, когда быть гражданским обществом нас не учат. Майдан, скажем, – это не урок формирования гражданского общества. Это урок гражданского неповиновения власти. Причём это урок скорее для власти, потому что Майдан – это никак не обучение тому, что значит быть гражданским обществом. Это последствие того, что у нас не было гражданского общества. И призывы к новому Майдану – это не призывы к гражданскому обществу, а лишь очередное подтверждение того, что гражданского общества у нас нет, и те, кто призывают к Майдану, созданием гражданского общества особо не занимаются.

Чудес не бывает, напоминает Духлий, почему-то не видя того, что его призыв к патерналистам взять и перестать быть патерналистами – это практически призыв к чуду. Говорить и писать, что нужно менять мышление, что нужно изгонять разруху из головы, что нужно встать с дивана, – по сути, бесполезно. Все, кто уже смог, поменяли, изгнали и встали. Остальных нужно заставлять или обучать. Потому что люди не знают не только, что такое демократия, но и, в сущности, что такое общество вообще, а не только гражданское. И им о гражданском обществе нужно не только рассказывать, но и активно это самое гражданское общество показывать. Потому что патерналисту нужен не просто призыв, ему нужен образец для подражания, модель для поведения. И чем успешнее эти образец и модель, тем больше шансов, что патерналист их примет как руководство к действию.

Данная рубрика является авторским блогом. Редакция может иметь мнение, отличное от мнения автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!