Перейти к основному содержанию

Кисель-шоу: Главные уязвимости медиапространства

Самое время поговорить о российской пропаганде. Точнее о её слабых местах.

Украина часто становится объектом обвинений в нарушении или ограничении свободы слова в стране — даже при том, что страна подверглась гибридной и военной агрессии. Звучат эти обвинения и от представителей ГО (которые частенько оказываются аффилированы с бывшей властью «регионалов»), и от функционеров международных организаций, которые часто не понимают контекст происходящего в Украине.

Естественно, это никак не укладывается в голове у тех украинцев, которые чётко понимают: мы противостоим России, в которой категории «свобода слова» просто не существует и которая использует свои медиа (мощные) как один из родов войск. Однако каждый раз этот неоспоримый факт приходится доказывать по новой.

Призывы к «business as usual» с Россией для нас также не новость. Именно поэтому необходимо напоминать всему миру и Евросоюзу, в частности, о преступлениях, которые путинская власть совершила не только против Украины и международного сообщества, но и против своего народа.

Сложно спорить, что средства массовой информации в России находятся под полным контролем президента вне зависимости от того, являются ли они государственными или принадлежат его друзьям. Но не все помнят, как и когда это произошло. Более того, есть довольно распространённое мнение, что Путин первого срока — это «хороший» Путин. На самом деле движение российского лидера к сегодняшнему состоянию было довольно последовательным и началось сразу после его прихода к власти. В далёком 2000-м. Тогда в одном из своих интервью Путин прямо высказал свои обиды на представителей СМИ: «Вы думаете, это приятно, — сидеть в Кремле и читать гадости, которые про меня журналисты пишут?»

Потом случилась трагедия с подводной лодкой «Курск» и знаменитое интервью Путина Ларри Кингу, в котором он в своём фирменном стиле пошутил про катастрофу, унёсшую 118 жизней, ответив на вопрос ведущего «Что случилось с подводной лодкой?» — «Она утонула». Именно тогда он окончательно убедился в необходимости взять под контроль все независимые медиа. Арсенал кремлёвской атаки был весьма разнообразный: уголовные дела против собственников, судебные тяжбы, арест имущества. Так, против Владимира Гусинского, владельца телекомпании НТВ, уголовное дело было возбуждено ещё летом 2000-го, а в ноябре Генеральная прокуратура приняла решение о взятии его под стражу, вынудив его уехать в эмиграцию. Но это было только начало борьбы за НТВ. В 2001-м телекомпания подверглась силовому захвату, который возглавил соратник Анатолия Чубайса Альфред Кох. И, несмотря на массовые протесты — в Москве и в Петербурге прошли крупные митинги в поддержку журналистского коллектива телекомпании, НТВ в том виде, в котором мы его знали с момента создания, начал быстро деградировать, постепенно превратившись в кремлёвский пропагандистский рупор, каким мы его знаем сегодня.

После НТВ настала очередь ОРТ. Акции отобрали у Березовского, которого не только вынудили эмигрировать, но и арестовали его партнёра и друга Константина Глушкова по делу «Аэрофлота». Если бы этим занимались частные лица, то это можно было бы квалифицировать как рейдерство, то есть уголовно наказуемое деяние. Но этим в России занимался глава государства!

Но просто отобрать медиа-активы Кремлю показалось недостаточно. Необходимо было ограничить свободу слова на законодательном уровне. В качестве предлога для такого решения была использована очередная трагедия — захват заложников в театральном центре на Дубровке. И уже в ноябре 2002-го Государственная дума принимает поправки к законам «О средствах массовой информации» и «О борьбе с терроризмом», которые резко усиливают ответственность СМИ при размещении информации, которую спецслужбы посчитают секретной. Говорят, что особое возмущение Кремля вызвало выступление в ток-шоу «Свобода слова» Савика Шустера на НТВ Марка Розовского, чья дочка находилась в числе заложников Норд-Оста, с требованием вывести российские войска из Чечни и спасти заложников. После этого ток-шоу перестало выходить в прямом эфире.

Кому же сегодня принадлежат российские телеканалы? Один из самых крупных игроков — национальная медиа-группа Юрия Ковальчука, которой принадлежит блокирующий пакет акций «Первого канала», 72% — «5-го канала», 82% — РЕНТВ, кроме того, они управляют российскими версиями каналов Discovery и Eurosport. «Газпром-медиа» владеет телекомпаниями НТВ, ТНТ, ТВ3, «Пятница», «2 х 2», «Матч». Возвращаясь к «Первому каналу», почти 39% принадлежит государству, а 24%  — компании Романа Абрамовича. Также государству принадлежит ВГТРК со всеми дочерними компаниями. Таким образом, монополия Кремля над телевидением является тотальной.

"

Может показаться, что средства массовой информации современной России похожи на советские, но это не так. И дело даже не в формальных отличиях.

Во-первых, цензура в современной России распространяется только на политические вопросы, а потому неполитизированному зрителю СМИ могут показаться достаточно свободными. И даже в политических вопросах Кремль пытается создавать видимость плюрализма, выпуская на «арену» ток-шоу представителей Украины (зачастую тщательно отобранных, порой малоизвестных или вовсе неизвестных у себя в стране), Запада, либеральных политиков. Специалистам понятно, что туда попадают лишь те спикеры, которые согласны с отведённой им ролью, но иллюзию участия разных сторон они создают. Во-вторых, федеральные каналы, особенно «Первый», создают достаточно современный телевизионный продукт, и это кардинально отличает Россию от Советского Союза. В-третьих, сегодняшняя Россия не имеет государственной идеологии, в отличие от СССР. Путин пытается реанимировать имперский проект, но это лишь картинка для пиара, а не идеология. В-четвёртых, в современной России отсутствует внятная система управления. Она гораздо больше похожа на византийский двор, чем на КПСС. А медиа являются оружием во внутриэлитных войнах. Всё это приводит к тому, что, несмотря на кажущуюся мощь и неуязвимость, российская пропагандистская машина имеет достаточное количество слабых мест.

Пожалуй, главная характеристика российской пропаганды — это низкое качество, поверхностность. Именно поэтому ток-шоу, вне зависимости от канала, больше похожи на базар вместе со всеми атрибутами базарных скандалов (площадная ругань, а подчас и драка), чем на дискуссию профессиональных экспертов и политиков. Именно в этом и состоит их уязвимость. Чтобы побеждать в медиавойне, надо создавать продукт более высокого качества. Причём желательно по всем характеристикам, то есть как по содержанию, так и по подаче материала, и по «смотрибельности». Сегодняшние российские пропагандисты — это такие «жирные телевизионные тролли». Но надо помнить, что с троллями нельзя бороться с помощью троллинга! Их надо побеждать в первую очередь интеллектуально, хотя в случае роспропаганды это вполне реализуемо. При этом важно понимать те темы, в которых «кисель-соловьёвы» сильнее, и те, в которых они откровенно «плавают».

Владимир Путин пытается реинкарнировать совершенно архаичную имперскую модель государства. Именно поэтому все его интересы направлены вне страны. Поэтому и пропаганда постоянно обсуждает вопросы внешней политики, а что делать с политикой внутренней, особенно когда там возникают проблемы, никто толком не знает. Вот и сейчас, когда рейтинг Путина упал до значений 2011 года, а «Единая Россия» проиграла губернаторские выборы в целом ряде регионов, для отвлечения внимания электората пытаются использовать старый проверенный способ — милитаристская истерика. В своей вечерней программе Владимир Соловьёв больше трёх часов обсуждает, как и когда НАТО нападёт на Россию, и начнётся Третья мировая война. Поводом для такой зубодробительной темы стали учения НАТО, которые прошли в Норвегии. И даже наличие на этих учениях российских наблюдателей не помешало Жириновскому пообещать нам войну к 22 июня 2019 года. Лучше всего обсуждать работу российской пропаганды, открыв советский учебник по боевой спецпропаганде. Все эти методы, которые должны использоваться против противника в военное время, используются в РФ сегодня против собственного населения. Методы «гнилой селёдки», «40 на 60», «большой лжи», «абсолютной очевидности» особенно опасны тем, что они воздействуют на людей на уровне глубоких психологических механизмов, и последствия такого психотравмирующего воздействия невозможно ликвидировать никакими логическими аргументами. Именно этими методами кремлёвские пропагандисты создали историю «распятого мальчика» и освещали события в Одессе 2 мая 2014 года. Результатом такого воздействия становится «зомбирование» аудитории, когда человек, подвергшийся такой обработке, не только сам начинает распространять внедрённую информацию, но и агрессивно относится к тем, кто имеет другую точку зрения. Естественно, что в результате резко возрастает градус агрессивности в обществе. И это имеет ещё ряд страшных последствий. Последнее время Россию, включая оккупированные ею территории, захлестнул целый вал немотивированных преступлений. Трагедия в Керчи — только один из примеров. Петербурженке пришлось убегать от невменяемого с шилом, который пытался проткнуть ей голову на трамвайной остановке. Замглавы департамента Минфина расстрелял соседа на бытовой почве. В Кемеровской области пенсионер расстрелял из ружья своих сыновей — и это лишь те случаи, которые попали в заголовки СМИ за одну последнюю неделю. Когда мы говорим, что люди, живущие в России, сошли с ума, это не так далеко от истины, и это результат воздействия боевой спецпропаганды.

Тем не менее, слабых мест у сегодняшних кремлёвских пропагандистов достаточно. Это практически все проблемы, которые возникают внутри России. Достаточно посмотреть на их реакцию на проигрыш провластных губернаторов на выборах или конфликт в Ингушетии, протесты против пенсионной реформы или акции Навального. Чаще всего они просто пытаются минимизировать медийный эффект от такого рода событий. Любимый метод, который для этого используется — переключение внимания. К сожалению, мы сами часто помогаем им в этом, когда помогаем разгонять в медийном пространстве яркие, но совершенно бессодержательные и не опасные для Кремля темы. Ещё раз повторимся — троллингом кремлёвских пропагандистов не победить! От слова «совсем»! И тут появляется ещё один удобный для Кремля тезис, который мы часто встречаем в украинском медиа-пространстве, — нам неинтересно то, что происходит за поребриком! И это при том, что существует огромное количество тем, на которые боятся говорить кисельсоловьёвы: это и отношения между регионами и Москвой, и падение уровня жизни россиян, и растущая безработица, и падающая зарплата, и растущие цены на коммунальные услуги — это только некоторые из острых тем. Хорошие материалы по этим, и не только, темам могут заполнить информационный вакуум. Информационная война, как и любая другая, требует серьёзной оценки противника. А противник здесь — кремлёвские пропагандисты, которые воюют не только против Украины, но и против россиян, пытаясь сделать из них послушных марионеток для использования в своих корыстных интересах.

''отсканируй
и помоги редакции

''