Перейти к основному содержанию

Опрос Зеленского: что все упускают из виду

То, чего стоит бояться и патриотам, и Бойко

То, что президент решил поиграться с законодательством, нагло рекламируя собственную партию во время выборов, — известный факт. Мы уже разбирались с вопросами, но теперь настал черед менее популярного шага. Нужно отделить политтехнологию от идеи, то есть инструмент от истинного мотива. Вроде несложное дело, только все ведутся на картинку и забывают о природе её автора… Хорошо, что у вас есть мы, а у нас — ваше внимание.

В президентском опросе есть сразу три стороны. Главная из них — политтехнологическая. Дальше идут политическая и, собственно, социологическая (или даже научная). Путать такие вещи как-то некрасиво в приличном обществе. Так что ранжировали мы их исключительно по важности.

Политтехнологическая сторона. Затевая этот опрос, Зе и Ко — или, вернее, его политтехнологи — преследуют простые цели. И главной из них является мобилизация своего электората. Основой поддержки Зеленского и его сторонников является «простой украинец». Проще говоря, обыватель. Ну то аморфное большинство, которое основой своего существования видит спокойную растительную жизнь. Но именно поэтому обыватель — максимально инертное создание.

Заставить пассивного человека что-то сделать — невероятно сложная задача. Никто ведь не просит его выйти на Майдан, надо лишь явиться на участок, взять бюллетень и ткнуть туда галочку с номером. Но даже для такого результата придется очень постараться. Например, прищемить тестикулы, очень сильно напугав своего избирателя. Или дав ему морковку. Вку-у-усно. Как говорил телевизионный конкурент Зеленского, «нраица».

Соперники давно сделали свои выводы. На прошедших выборах — что президентских, что последовавших за ним парламентских — Зеленскому помогли именно их ходы. Тогда своему конкуренту в мобилизации электората очень помог Пётр Порошенко, напрягая диванные войска слоганом «Армія, мова, віра». Эти незнакомые и страшные слова всерьёз напугали обывателей перспективой войны. Тем, что Путин нападёт — и неважно, что напал он уже давно.

Так что тот самый обыватель вдруг подскочил с табуреточки, побежал на участок и сделал всё, лишь бы Путин «не напал». В своём понимании проблемы сделал, конечно. Проголосовал против конфликтующего с россиянами Порошенко и потопал домой. Там диван остывал как раз. И вот, прошёл год с хвостиком, но на следующих выборах такого мобилизующего противника уже нет. Пришлось придумывать что-то другое. Так, слово за слово, в штабе Зеленского и решили использовать «морковку».

Ведь обывателю нравится, когда сильные мира сего с ним советуются. Такой себе классический «галантерейщик и кардинал спасут Францию».

Все это не случайное явление. Согласно опросу «Рейтинга», наибольшую поддержку данная идея получила именно у симпатиков «Слуг». Сразу 65% на блюдечке. Для сравнения, у избирателей ЕС отклика нет — там опросы оценили лишь 18%. Вот тебе и шанс на свою аудиторию поработать, и чужую не спугнуть лишний раз. Так что однозначно понятно, кого мобилизует прийти на участки идея опроса в день выборов.

На мобилизацию электората — и на получение дополнительных симпатиков для «слуг» из почти четверти ещё не определившихся избирателей — влияют и сами вопросы. Разношёрстные, неконкретные и максимально популистские. Во многом риторические. Не имеющие никакой реальной практической ценности. Такой себе набор: по одному вопросу на темы, наиболее интересующие определённую электоральную группу.

Свободная экономическая зона на Донбассе — для откровенной юго-восточной ваты. Легализация каннабиса — для молодёжи. Пожизненный срок для коррупционеров и Будапештский меморандум — для широкого круга избирателей. Ведь по тем же соцопросам, именно борьба с коррупцией и война лидируют в списке проблем, наиболее волнующих украинцев. Вот только вопрос про СЭЗ на Донбассе — вообще один сплошной нюанс. На какой территории будет свободная зона. Какие преференции она получит. Кто и как всё это будет контролировать. Об этом почему-то нас не спрашивают.

Кроме того, упоминание Будапештского меморандума имеет двойное дно. Дополнительно вопрос зайдёт не только обывателям из лагеря «слуг» — он лезет на территорию ОПЗЖ. Ведь первые хотят, чтобы за них войну с агрессором закончили «добрые дяди», а сами они остались в диванной позе. Но вторые вообще выступают за мир и дружбу с агрессором, замирить с которым могут помочь те же «добрые дяди». Вот вам и попытка сесть на два стула.

''

 

Таким же популистским для широкого круга избирателей остаётся вопрос по сокращению количества депутатов. Скорее всего, его точно поддержат все респонденты. Особенно с учётом того, что Верховной Раде уже не доверяют более 75% избирателей. Вопрос не в количестве депутатов, а в комплексном изменении Конституции и балансов между центром и регионами и ветвями власти — но такие сложные вещи на участках тоже не спросят.

Так что вопросы во многом риторические — хотя бы потому, что мы даже сейчас можем предсказать ответы на них. Капитан Очевидность помогает, ему такая «социология» вообще очень нравится. Почему эти популистские вопросы не имеют никакой практической ценности? А потому, что они до такой степени неконкретные, что полученный ответ невозможно применить на практике. Отсюда следующий показатель — каждый вопрос вообще никак не описывает проблему. Не раскрывает он тезис. Пробежимся ещё раз.

Про Будапештский меморандум и говорить нечего — как его подписанты восстановят территориальную целостность Украины? Объявят войну РФ? Они и тогда не объявили, и сейчас в условиях кризиса не подумают. Нам бы санкции сохранить. Про пожизненное за коррупцию: вопрос ведь не в тяжести наказания, а в эффективности работы антикоррупционных органов. С этим добром у нас и раньше всё было плохо, но сейчас становится хуже некуда. Вопрос не «кому дать пожизненное, гы-гы». Тут надо позаботиться о том, чтобы посадить хоть на какой-то срок любого из топ-коррупционеров.

По легализации каннабиса ещё смешнее — вопрос даже не в самой легализации лекарств. Это можно сделать, просто изменив две строчки в постановлении Кабмина. Настоящий вопрос кроется в формировании отдельной разрешительной системы для выращивания и обращения каннабиоидов в медицинских целях. Вот только об этом украинцев не спрашивают. Потому что власти на самом деле не нужен этот ваш каннабис, у неё есть штуки позабористее.

Но это далеко не все политтехнологические особенности президентского опроса. Следующий ништяк — возможность агитировать в день тишины, да и в сам день выборов. Реализация извечной мечты всех украинских политтехнологов. Помните историю с бордами Юлии Тимошенко «Вона працює» на президентских выборах 2010 года? Их не снимали ни в день тишины, ни в день выборов. Всё просто: в последние дни кампании вдруг обнаружилось, что Вона — вовсе не какая-то там ЮВТ. «Вона — це Україна».

Все понимают, что «слуги» прочно ассоциируются с образом Зеленского. Опрос от1 имени президента, проводимый у входа на избирательные участки, ещё и с такими популистскими вопросами — прямая реклама «слуг» через лицо компании/кампании. А ведь ещё есть масса скрытых возможностей. К примеру, можно обклеить города агитационными информационными материалами. С рекламой и разъяснениями по проведению опроса. Это же не политическая реклама «слуг», так ведь? Значит, можно не снимать её и в день опроса… ой, простите, выборов. Что естественно.

А ещё свою роль сыграет президент. В «ударную» последнюю неделю перед выборами (и в день тишины), непосредственно перед опросом, он выйдет на телевидение с очередными разъяснениями по опросу. Это ведь тоже не политическая реклама «Слуги народа»? Правда? Правда же? В глаза смотрите, прямо сейчас нам пытаются втюхать откровенную дичь под видом заботы о народном волеизъявлении.

Вот такие политтехнологические ништяки получат «слуги» от проведения президентского соцопроса во время избирательной кампании. Теперь поговорим о политической стороне.

Всегда власть при реализации любых стрёмных и неоднозначных инициатив пыталась подпереть себя мнением народа. Как когда-то пел лидер группы «Окно» Андрей Лукьянов, «Вчера опять от имени народа в стране подорожала колбаса». СССР больше нет, власть меняется, только приёмы одни и те же всю дорогу.

Поскольку опрос максимально манипулятивный, любые ответы на общие и неконкретные вопросы позволяют прилепить их к какой-либо президентской инициативе. Такой же стрёмной. Вплоть до сдачи национальных интересов при замирении с Путиным. Вплоть до ускоренной реинтеграции ОРДЛО — да хоть вместе с правящими там коллаборантами. И не надо себя успокаивать, что практических последствий от этого опроса не будет. Хотя действительно, никаких юридических последствий президентский опрос не может иметь. Но их можно получить не самим опросом — а последующими действиями власти под прикрытием его результатов.

Зеленского вели к власти, чтобы он быстро «договорился» с Россией и поругался с Западом, дабы Коломойскому крепче спалось. Обе миссии за год не выполнены. Люди начинают что-то подозревать, а заклятый противник умудрился за это время отыграть антирейтинг. Кризис, он ведь оппозиции всегда играет на руку — даже если ей не менее тяжело, чем действующей власти.

Значит, с Россией кому-то придется договариваться куда быстрее и податливее. Значит, с Западом ругаться надо уже прямо сейчас. Значит, маски пора сбрасывать: проплаченная массовка в Верховной Раде или отработает деньги, вложенные в её нынешнее состояние, или вскоре познакомится с тёмной стороной Коломойского. Придётся хитрить. А проект, напомним, всё же краткосрочный, и никакие приличия соблюдать не надо.

Но ведь по-настоящему и прилепить там нечего. Ведь этот президентский опрос не даёт никакого представления о «мнении народа»: в реальности его ценность как инструмента получения обратной связи не радует. Она практически нулевая. Качество полученных данных будет ниже обычного социологического опроса. Это уже прямо заявляют ведущие социологи страны.

И это понятно. Ведь для того чтобы быть реально корректным и отражать мнение избирателей нашей страны, результаты опроса должны быть прослеживаемыми. Ну вот нужна возможность проследить, как каждый отдельный ответ повлиял на совокупный результат. А ещё вопросы должны быть воспроизводимыми — это когда использование массива собранных данных любым другим экспертом приведёт к такому же результату. В свою очередь, для этого должна быть чёткая прозрачная методология. Её же нет.

Должно быть понятно: кто, как и кого опрашивает. Как собирают, передают, систематизируют и обрабатывают результаты. Как обеспечивают контроль качества при выполнении исследования и ещё реализация множества умных терминов, о которых при проведении президентского опроса в день выборов даже и не вспомнят…

И не подумайте, что в окружении Зеленского нет нормальных социологов. Или что они не в курсе, как в реальности провести нормальный социологический опрос, получив корректные ответы на заданные вопросы — при этом потратив намного меньше денег. Конечно же, знают. Только задача не в этом. И нам это нужно чётко понимать.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...