Перейти к основному содержанию

Почему кредиты больше не работают

Икар летал-летал, но долетался

Примечание автора. Искренне благодарю своего тёзку Максима Белявского за помощь при написании этой статьи. Ну что, побежали от публикации к дискуссии.

Жил-был Икар, который однажды возомнил себя птицей. С точки зрения романтики, это очень насыщенный, сочный образ. Но практика показывает, что восковые крылья не очень хорошо заменяют перья и птичьи полые кости.

Потому наш друг Икар быстро вернулся с неба на землю, причём в буквальном смысле. Дальше идут титры «Directed by Robert B. Weide». И вторая серия стартует в современном мире, где банки решили поиграться в тот же квест, что и стремительно падший сын.

Парадокс Гибсона

Есть такая штука как парадокс Гибсона. Звучит просто, объяснить чуть сложнее, но мы попытаемся. Итак, условное правило появилось в 1923 году и заключалось в следующем: уровень процентных ставок положительно коррелирует с показателем оптовых цен. Зависят они друг от друга, падают и растут всегда одинаково. В те незапамятные времена золото было не товаром, а подкреплением любой валютной сделки.

Было не так легко и просто, но хотя бы понятно. Тогда наш мир не был накачан валютой по самые гланды, и ценообразование выглядело чуть иначе. Инфляция размывала грани приличия долго и невероятно успешно. Чтобы объяснить её влияние на пальцах, выберем один простой пример: недвижимость. Точнее домик. Нет, даже культовый домик в престижной локации. Дальше говорят только деньги.

1960-е годы. Некто Руди Альтобелли покупает дом в Лос-Анджелесе, выплачивая за него 86 тысяч долларов. Постройка элитная, потому сразу уходит под аренду — благо желающих хватает. В домике сменяются жильцы: какая-то пара разбежалась, очередной продюсер решил потрясти кошельком перед гостями. В общем, владелец в ажуре.

1989 год. Дом продан за 1,6 млн долларов. С одной стороны, на цену влиял статус лота (в нём банда Чарли Мэнсона убила жену Романа Полански) и постепенное расширение черты города, после чего землю оценивали совершенно иначе. Но разница в 18 раз? Инфляция, господа, инфляция. Медленная и ползучая.

В промежутке между куплей и продажей недвижимости непонятным мужиком кое-что произошло. Мир пережил грандиозный переход от одной экономической модели к другой. Прежняя структура, в которой главную роль играли платёжеспособность и спрос, умерла. Вместо неё человечество принялось стимулировать производство любой ценой. А как это сделать проще всего? Правильно, напечатать денег и подкрепить их некими обязательствами.

Всё осталось на местах, поменялась лишь пищевая цепочка. Золото никуда не делось, однако перестало играть роль мирового контролёра над курсом. Согласно новой парадигме, для внутренних и международных валютных операций больше не действовала привязка к золоту. То, что годами (или даже веками) выступало знаком качества, вдруг стало простым товаром. И мир погнал по новым рельсам.

Кризис – Ямайка 5:0

Сам по себе «золотой стандарт» канул в Лету ещё после Второй мировой, уступив Бреттон-Вудской системе денежных отношений и торговых расчётов. Однако правила игры были весьма чёткими: фиксировались цена золота, обменные курсы. Шаг влево, шаг вправо — девальвация. Однако появился Международный валютный фонд (МВФ), который мы все хорошо знаем. В общем, мир приспособился, но ещё сохранил голову на плечах.

А с 1979 по 1982 год человечество впало в панику: начался кризис. В Иране шумела Исламская революция, Европа привыкала к новой валютной системе вместо «валютной змеи», СССР сунулся в Афганистан. Даже в Кампучии хватало новостей: там как раз свергли режим Пол Пота. А в США рванула атомная электростанция Три-Майл-Айленд, и до 2001 года вопрос строительства новых АЭС больше не затрагивали. Иран воевал с Ираком, запустив цепочку падающих костяшек, где финалом был тот самый кризис.

Проблем было слишком много, а денег — слишком мало. Американская промышленность за три года упала на 8%, остальные страны глядели на новую проблему и не особо осознавали, как именно с ней бороться. А в условиях паники, как вам известно, ничего хорошего человек создать не способен. Потому в качестве антидота было избрано самое простое решение.

Так мир официально перешёл на Ямайскую финансовую систему, которая появилась на пару лет раньше. Различий с предыдущей стратегией хватало. Все обменные курсы были отпущены в свободное плавание, золото стало обычным товаром, резервной валютой стали специальные права заимствования (СПЗ) и шесть мировых валют, две из которых потом объединились в одну ячейку.

Формально ситуацию можно описать так: рынкам дали больше свободы, чем было до того. Растите, развивайтесь. Однако в таких условиях надо не только по плечу хлопать, но и что-то давать для мотивации предпринимателей. Так в ход пошли кредиты, которые поначалу помогли избежать настоящего краха финансовой системы. Что, выдаём вакуум вместо денег? Так на этой пустоте строится чей-то бизнес, а банк своё получит с процентами. Казалось бы, все вполне адекватно.

Банк Icarus Ltd

Инфляция постепенно съедала больше и больше пространства, однако была не так критична. Когда процесс идёт равномерно, встряска его не остановит — разве что замедлит. Так человечество пролетело мировые кризисы, посмеявшись над биржами и банками, а потом настало невероятно затянутое лето. Это мы сейчас Джорджа Мартина цитируем. Ведь там, где слишком долго не настают холода, потом люди зарываются, устраивая Игру престолов. А потом за ними идут белые ходоки.

Сейчас, когда вы покупаете в магазине шоколадный батончик, у него есть определённая цена. Выкладывая на кассе двадцатку, вы знаете: ух ты, это чуть больше 19 гривен, но чуть меньше 21. Смешно, теперь все такими умными стали. Однако на фоне стоимости привычных вещей люди как-то позабыли, что цена есть даже у самих денег. И сейчас она, мягко говоря, идёт не в лучшую для всех нас сторону. Ведь Ямайская система работает до сих пор, претерпев незначительные изменения, и именно кредиты стали главной угрозой в условиях нынешнего мирового кризиса.

Сами по себе кредиты — вещь толковая, они стимулируют банковскую систему и помогают ей стать чуть прочнее. Но общество деградировало и принялось использовать их не по назначению. В свою очередь, банковский сектор решил сыграть на новом тренде, после чего предсказуемо улетел в кризисную воронку. Теперь к раздутому мыльному пузырю добавилась пандемия, а вместе с ней — и падение производства с целыми рыночными отраслями.

Напомните, рынкам дали свободу? Хорошо, а теперь открывайте сводки мировых новостей. Правительственные центробанки давят на частные финансовые учреждения, заставляя их кредитовать те или иные структуры. Частные банки, в свою очередь, нагребли чьих-то долговых обязательств, которые теперь сложно реализовать. США печатают деньги в темпе бешеного кролика, Китай пытается построить рынок на государственном контроле.

Обесценивание политики (популизм) и денег (длительная инфляция) своё дело сделали. Теперь экономика каждой страны так или иначе смотрит фильм «Идиократия». Мир крепко ударился головой, и теперь как-то не очень выглядит подобная свобода. Теперь она нуждается в очередной реорганизации, иначе вскоре превратится в финансовое рабство.

Проблема вежливо стучится в дверь, чтобы выбить её ногой чуть позже. Ведь даже хорошие вещи бывают вредными (или даже смертельными) при злоупотреблении. Например, без воды мы все умрём, но если выпьем по десять литров спасительной жидкости — получится то же самое.

Рекомендуемые публикации

Годы идут, вызовы меняются. Но кризис остаётся кризисом

Кому золото, кому и человек

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.