Перейти к основному содержанию

Поставки Минотавра

Чрезмерное потребление всему виной, да? Есть идея получше.
Источник

Сбои поставок, от которых так страдает американская экономика, не являются результатом «чрезмерного спроса», «централизованного планирования» или недостаточной эффективности. Скорее, перед вами вердикт: логистическая экосистема, кормившая коллективное потребление, не была предназначена для пандемии.

Цепочка поставок напоминает тест Роршаха: любой экономический аналитик видит в ней закономерность, отражающую его собственные предубеждения. Это неизбежно. Каждый человек — продукт образования, разного происхождения и всяческих предрассудков.

Но всё же некоторые наблюдаемые закономерности более правдоподобны, чем другие.

Давайте рассмотрим целую подборку точек зрения. Есть Джейсон Фурман, бывший экономический советник Барака Обамы. А есть Лоуренс Х. Саммерс, бывший министр финансов США. Для них нынешняя проблема с цепочками поставок — последствие чрезмерного спроса.

По словам Фурмана, это проблема «высокого класса». В его мировоззрении катализатором стал американский «план спасения»: слишком большая поддержка за счёт средств, направляемых домохозяйствам.

Но для другого специалиста, Джона Тэмни из Real Clear Markets, проблема цепочки поставок — следствие «централизованного планирования». Мол, если бы администрация Байдена не разослала директивы управляющим портами, свободные рынки разобрались бы во всём.

По мнению Ави Федергрюна, профессора менеджмента Колумбийской школы бизнеса, проблема заключается в неэффективности. А выход из неё — разве что усерднее работать, урезая при этом затраты.

Ни одна из этих историй не выдержит никакой критики. Избыточный спрос? Недостатка товаров нет — 30 млн тонн грузов уже сосредоточились возле американских портов, ещё часть в пути. Цены на продукцию также не выросли слишком сильно, чтобы учитывать это как решающий признак.

Дефицит микросхем и чипов для производителей? Да, это неприятно, но никакой связи с избытком спроса здесь тоже нет.

Когда пандемия только началась, производители комплектующих прогнозировали изменения в запросах покупателей. Это, собственно, и случилось. Если хочется простых сравнений — сейчас на заводах накопилось слишком много микросхем одного вида, и слишком мало другого.

Насчёт централизованного управления аргумент был слишком предсказуем. Его следовало ожидать от определённых кругов.

Мысль об эффективности наименее страдает от встречных вопросов. Но я считаю, что проблема не в низкой эффективности — наоборот, она слишком высока. Чрезвычайная слаженность современных глобальных поставок стала их фатальным недостатком.

Делимся материалом коллег о том, куда спешит мировая экономика

Ведь исправно работающие порты — сами по себе объекты с низкими затратами и высокой пропускной способностью. Доки, железнодорожные эстакады, склады, грузовые отсеки, подъемное оборудование — никто не решился бы на возведение такого потенциала поверх скромного запаса скромности.

Но без кризиса эти избыточные мощности простаивают, не генерируя доход. Вот только проценты по кредитам на их строительство надо отдавать вовремя.

Когда пандемия привела к экономическому спаду, большая часть американских портов простаивала. Производство впало в спячку, контейнеровозы плескались на азиатских стоянках.

Что случилось, когда спрос вернулся на прежние позиции? Заработало производство. Оно даже ускорилось: домохозяйства тянулись к необходимым для них товарам. На горизонте вновь замаячили грузовые корабли. И тут-то проявилась настоящая проблема: чтобы разгрузить полные трюмы, на берегу нужно свободное место.

Как вы поняли, как раз свободного пространства в портах и не хватало. Целые склады были забиты тарой. Новые контейнеры здесь не пройдут.

Получается, долгожданные грузы ждут своей очереди. А люди думают о кризисе.

То, что мы привыкли воспринимать как цепочку поставок, на самом деле напоминает живой организм или экосистему. Все части должны работать бесперебойно. Если же ошибки происходят, их не исправить дежурным повышением цен или налогов.

В этом случае поломка одной части системы грозится стать общей. Заразить все остальные органы, чтобы переболеть вместе.

Экономист Янис Варуфакис когда-то сравнивал США с Минотавром — мифическим монстром, живущем в лабиринте, откуда ни один гость не может выбраться. Так получилось, что добрых сорок лет американская экономика поглощала товары из Японии, Китая, Южной Кореи и других стран.

Чтобы поддерживать поставки в должном объёме, американский Минотавр окружил себя лабиринтом — порты, корабли, склады. Ещё корабли, ещё порты со складами.

Как вы помните, наш герой приболел и пропустил своевременный приём пищи. Сутки спустя он попытался есть четыре раза в день, чтобы наверстать упущенное. Но узнал, что глотка не потянет подобные порции, и быстро вернуть былую форму уже не выйдет.

Теперь Минотавр слаб и беспомощен. Ему нужна свобода. Если бы Тесею пришла в голову идея уничтожать врага таким образом — Ариадна ему бы не понадобилась.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.