Перейти к основному содержанию

Psychological warfare: subversion

Сейчас разберём лекцию агента КГБ Безменова, чтобы вам два часа не смотреть, а сразу вынести самое главное.

Освежаем в памяти лекцию Безменова «Psychological warfare: subversion and control of western society».

Иногда в комментариях постят ссылку на полное видео этой лекции.

Получается что-то вроде: «Посмотри вот это двухчасовое видео на советском-английском, в нём всё объясняется!» — в целом, верно, но аргумент из этого так себе. Наивно рассчитывать, что участники дискуссии тут же посмотрят всю лекцию, сложно нарезать видео на цитаты, сложно сказать, что конкретно хотели сказать этой ссылкой, и какие выводы подразумевались. Исправляем эту недоработку. В любой непонятной ситуации обращайтесь к оригиналам лекции и публикаций.

Юрий Безменов — советский перебежчик, раскрывший карты советской «идеологической агрессии» против Запада. Тогда ещё не был популярен термин «гибридная война». Поразительно, но за прошедшие 40 лет мало что изменилось. С тех пор ни у нас, ни на Западе так и не появилось неких системных механизмов противодействия мягкой агрессии, поэтому всё описанное верно и сегодня, и применение описанных технологий мы продолжаем наблюдать.

Да, я в курсе, что Безменов — это агент КГБ, засланный под видом агента КГБ на Запад для распространения дезинформации о советской дезинформации. Спасибо за напоминание! Кстати, похоже, что он был ещё и порохоботом.

Деморализация

Безменов утверждал, что у Совка имелась долгосрочная стратегия по дестабилизации западных демократий, доведения их социально-политических систем до системного кризиса, с последующей, желательно законной, передачей в них власти в руки своих марионеток. В крайнем случае в стране, измученной внутренней политической борьбой или гражданской войной, может произойти силовое смещение власти военными, «патриотами», «самообороной» и прочими «зелёными человечками».

Я уже писал о гибридной войне Совка против собственного народа. Идея была в том, что удержание власти в тоталитарном государстве было бы невозможно без более изощрённых технологий манипулирования, чем простая официальная пропаганда. Людей необходимо дезориентировать так, чтобы даже при отсутствии репрессивного аппарата они не могли жить самостоятельной полноценной жизнью (что мы наблюдаем в Украине до сих пор).

Идеологическая диверсия против Запада строилась на похожей идее. В чём же была специфика? Выбор средств был существенно ограничен: в Совке государственный репрессивный аппарат и государственная тоталитарная секта дополняли друг друга, но за границей таких возможностей не было. Идеологически ситуация была более сложной для извращения: на Западе были лучше развиты демократические и рыночные традиции (в отличие от Российской империи, в которой большевикам удалось легко отжать и удержать власть, опираясь на «интеллектуальное» большинство страны).

Эта задача оказалась не так сложна, как могло показаться на первый взгляд. Схема Ленина против капиталистов, которые продадут ему верёвку, на которой он их и повесит, оказалась избыточно сложной. Настоящий демократ охотно повесит сам себя ради принципа, защищая своё право висеть в петле, если ему показать, что плохое государство его в этом ограничивает. А настоящие граждане всегда выбирают самого настоящего демократа.

Как конкретно превратить граждан, хозяев собственной жизни в собственной стране, в неспособных к диалогу невротичных активистов, борющихся с ветряными мельницами, своей страной и друг с другом?

Принципы

Лучшая победа — победа без единого выстрела

Сунь-цзы настаивает на своём. Противник не должен осознавать, что он — ваш противник. Или хотя бы не видеть приближающуюся угрозу. Пусть чувствует себя в полной безопасности, принимает «тёплую ванну». А все трудности, с которыми он сталкивается, пусть возникают как бы сами собой, из-за его глупости и неспособности справляться с проблемами.

Вера сильнее выгоды

Ради идеи люди готовы пойти на любые жертвы, поэтому стержень идеологической диверсии — извращение и подмена понятий, выворачивание наизнанку принципов, вброс новых «смыслов».

Правильно промотивированные активисты, убеждённые борцы за принципы пойдут до самого конца — вплоть до встречи с цветами танков своих «защитников». Правда, предупреждает Безменов, они же первыми пойдут в расход после смены власти, поскольку в Совке прекрасно известно, что нет худшего противника, чем разочаровавшийся сторонник.

Желательно расправиться с конкурирующими полюсами идей, например, с церковью.

Айкидо

Очередная азиатская технология в советских руках — айкидо (использование силы противника против него самого).

У вас вековые традиции демократии, свободы слова и правозащиты? Сильная экономика и открытый рынок? Великолепно! Наша пропаганда будет неуязвимой под прикрытием «свободы слова»; уважение к частной собственности будет защищать наших агентов и террористов; в наивной погоне за прибылью сами участники рынка будут его уничтожать; профсоюзы, борясь за социальную справедливость, будут уничтожать бизнес; на самых честных (в смысле процедуры) и свободных выборах (благодаря нашим манипуляциям) вы будете выбирать себе таких идиотов, что вам самим будет за них стыдно, даже если вы за них не голосовали; будете выбирать себе таких демократов, что взмолитесь о диктатуре; пытаясь решить одну проблему, будете создавать много новых; защищая «свои» ценности, будете приводить в действие наши сценарии.

Будут использованы все «разломы» в обществе: политические, расовые/мигрантские, гендерные, общество против полиции, пацифисты против войны и т.п.

В этом процессе важно вытоптать золотую середину, чтобы противоборствующие стороны не смогли прийти к согласию. Для этого нужно грамотно подпитывать радикалов то с одной стороны, то с другой. Чтобы радикалы одной из сторон конфликта интересов мобилизировали и радикализировали сторонников своих оппонентов, а те в свою очередь ещё больше радикализировали остальных.

Законность

Прелесть материала Безменова в том, что он делится своим знанием о той части операций, которые лежат на поверхности, доступны для наблюдения каждому и юридически абсолютно законны.

Если имеется некий медиа-ресурс, который считает, что граждане недостаточно информированы о «настоящем» положении дел, и постоянно постит слухи и фейки из параллельной реальности, то какую ответственность несёт сие «СМИ» по закону (если оно не опускается до совсем уж топорной лжи)? Возможно, появится некий состав преступления, если это «СМИ» будет существовать на средства от продажи рекламы, которую вагонными нормами и по астрономическим ценам будет приобретать некая бизнес-группа? Ой, всё!

Лично Путин не может избраться во французский парламент. А вот Марин Ле Пен может избраться, и взять деньги у российского банка. Что совершенно законно и в той же мере восхитительно.

Технологии

Четвёртая власть

Предположим, что у вас есть самая совершенная, прекрасно работающая политическая система, профессиональные честные политики, избираемые на самых честных и открытых выборах, все необходимые антикоррупционные органы. Что делают правильные политики? Они делают то, чего от них хотят избиратели. А откуда избиратели знают, чего им хотеть от своих политиков? Из СМИ, сарафанного радио, теперь из соцсетей. То есть, контролируя СМИ/соцсети, вы можете через избирателей «назначать» политиков и манипулировать ими.

Что же защищает нас от СМИ, финансируемых противником? Ничего. Что защищает СМИ от обвинений в манипуляциях? Свобода прессы.

Не надо рассказывать, что люди не должны вестись на манипуляции в прессе. Добрая половина граждан политикой не интересуются и голосуют сердцем. Доля тех, кто всё-таки разбирается, не большая, и для них есть более изощрённые ловушки и ложные мишени. Кроме того, используя грамотные провокации, можно всегда получить необходимое число сторонников для любой идеи из числа обычно аполитичных обывателей. Запустите слух, что после вступления Украины в ЕС детские сады обяжут обучать детей гомосексуализму (только более правдоподобный) — и как из-под земли получите 95%-е одобрение импичмента, разрыва ассоциации и вступление в какой-нибудь Таёжный союз.

Трагедия общин

Как уничтожить рынок средствами самого рынка? Легко.

Безменов упоминал технологию, при помощи которой КГБ боролся с влиянием церквей — коммерциализация. Как только одна церковь запускает рекламную кампанию по привлечению пожертвований, остальные вынуждены тут же включаться в гонку за пожертвованиями. Ведь церковь, которая не смогла собрать достаточно денег, не сможет построить привлекательное помещение, не сможет привлекать прихожан, не сможет демонстрировать свою успешность. В свою очередь, ориентация церквей на привлечение пожертвований в целом вызывает отторжение у самих прихожан.

Позволю себе обобщить описанную технологию. Трагедия общин, социальная ловушка, тирания малых решений, фиаско рынка и т.п. — это ряд экономических и социальных закономерностей, в общем случае нежелательных, но абсолютно естественных, и поэтому удобных как для прикрытия диверсии, так и для вовлечения в игру ничего не подозревающих попутчиков.

Суть явления в том, что как только на рынке появляется одна паршивая овца, остальные вынуждены тут же следовать её примеру.

Вы наверняка заметили, как на полках магазинов появились, например, пачки сахара, расфасованные по 950 г. Идея не хитрая — если менее 5% покупателей заметят манипуляцию (при неизменной цене пачки, как за полный 1 кг), то продавец выручит больше денег за меньший объём. Когда покупатели заметят подлог и продажи упадут сильнее, но цену можно будет просто привести к норме — и она снова станет справедливой, но теперь товар будет выделяться дешевизной в ряду подобных, но полных объёмов. Этот нехитрый трюк ничего не стоит, и поэтому тот, кто его не использует, сам виноват в недополученной прибыли и проигрыше своим конкурентам в долгосрочной перспективе.

Мы бы хотели питаться продуктами наивысшего качества, покупать надёжные автомобили (торговля сменными лезвиями для бритв, автомобильными запчастями — это классические примеры двойного ценообразования: продавай товар дешевле, а расходники к нему — дороже). Но стоит кому-то одному попытаться извлечь дополнительную прибыль, как все остальные вынуждены разом запрыгнуть в эту ловушку. Покупатель не сразу обращает внимание на пострадавшее качество и по инерции считает, что производители стремятся конкурировать по качеству. Во всяком случае, к такому подходу производителя подталкивают маркетинговые технологии.

Вы бы хотели смотреть качественное кино с глубоким смыслом, но как только один из продюсеров обнаруживает, что наполненность кинозалов не связана с качеством сюжета, но зато прямо-пропорциональна суммарному объёму грудей в фильме, то тут же всем остальным придётся включать в своё кино теперь необходимый фан-сервис. Как только один начал использовать скрытую рекламу в кино — значит, будут использовать все. Кино должно быть смешным, а с чего бы нам посмеяться? Ну, например, с патриотической пропаганды. Смешно показывайте в кино полицию, военных, политиков. А кто этого не делает, тот производит скучный продукт, того рынок выплюнет. Зачем вообще смотреть кино, в котором всё так, как должно быть в жизни? Нужно больше свободного мышления и девиаций. Кто не даёт зрителю компенсировать в кино, того рынок разорит.

Полезное пальмовое масло, сигареты, не вызывающие рак… какие ещё достижения нам принёс «рынок»?

Жираф большой Потребитель умный — ему виднее, чего он хочет.

При чём здесь Совок, кроме того, что ему выгодно разрушение рынка и потребительские войны? Возможно, и не при делах, но так же, как Совок успешно находил пути для финансирования нужных ему СМИ, ничего не мешало ему запускать свои щупальца и в бизнес. Кроме того, если вдруг некое предприятие излишне успешно и производит излишне качественный продукт за умеренную цену, то профсоюзы вполне могут напомнить о необходимости максимизировать прибыль для увеличения зарплат сотрудникам. А кто напомнит профсоюзам об их прямой обязанности?

Но вы-то любите «интеллектуальное кино», а не голливудский массовый продукт? А вот вам «сеть киноклубов» противника под ребро — защитим молодёжь от тлетворного влияния массовой культуры! Гильотиной. Для того, кто не понял, в какие игры с ним играют, любой ход — цугцванг.

Ранее упоминалась спровоцированная извне радикализация оппонентов, но тот же самый эффект можно списать и на трагедию общин. Когда человек или группа лиц понимают, что их умеренное, взвешенное, трезвое мнение или позиция игнорируется, то возникает соблазн воспользоваться политтехнологиями разной степени серости, которыми в итоге будут вынуждены пользоваться все, как только кто-то один сделает к этому первый шаг.

План

Конечная цель деморализации — разобщение государства и общества, превращение государства в сервис, который содержит общество потребления социальных благ (пенсий, пособий, бесплатных сервисов), превращение граждан в несамостоятельных, неорганизованных, инфантильных потребителей. Образ жизни социалистических стран должен восприниматься как идеал, к которому нужно стремиться — порядок и социальные гарантии вместо свобод (так как товарный рынок, рынок труда будут вырождаться и разрушаться к тому моменту).

Для этого СМИ и активисты будут продолжать вбрасывать ложную повестку, создавать ложные ориентиры, отвлекать внимание от реальных проблем, усугубляя их.

Мессия

Силовое смещение власти в целом считается не лучшим вариантом — это создаёт кризис легитимности, приводит к появлению ненужных вопросов, даёт шанс реакции. Поэтому идеальное решение — это организация законной передачи власти в руки специально подготовленного «мессии», который будет казаться тем человеком, который знает, что нужно делать. После передачи власти, без финансовой подпитки, все социальные проблемы стихают сами собой.

Фаза «нормализации» — это фаза закрепления на занятых позициях, и поэтому предполагает, что, измученные кризисом и нестабильностью, граждане должны выбрать компромисс с принципами, мягко капитулировать; на новый виток политической или силовой эскалации не должно оставаться сил.

Итого

Запад тактически переиграл Совок, но были ли найдены принципиальные решения описанных проблем, и почему тогда сегодня всё повторяется?

Сам Безменов не мог не попытаться предложить какое-то решение перечисленных проблем, но, скажем прямо, никакого простого решения нет (вроде вернуться в лоно церкви и бороться с потреблением, как советует сам Безменов). Поэтому лучшее решение на сегодняшний день — это осведомлённость об угрозе и используемых технологиях.

Realpolitik

Также предлагаю не фокусироваться на представленной картине страшного, ужасного КГБ, атакующего наивный и невинный Запад. Полюбуйтесь на общую картину. Представьте себе, что обычный бизнесмен, имеющий некий интерес, исчисляющийся миллиардами долларов, решил крошечную часть этих средств инвестировать в содействие своему интересу «серыми» методами: подкуп, шантаж, провокации, манипуляции в СМИ, вмешательство в кадровые назначения. Разбирательство «Нафтогаз»-«Газпром». Иск Коломойского. Риторические вопросы: какова будет общая сумма по всем подобным делам, и какую часть из N миллиардов, которые стоят на кону, вы бы вложили в саботаж судебного разбирательства? Устроит ли вас, например, «перезагрузка» (смещение) власти ради решения своей проблемы?

Что нового для нас? (tl;dr: ничего)

Что нового могли узнать из этого текста читатели-граждане воюющей 26-й год страны? То, что существуют вбросы, провокации и манипуляции, надеюсь, не новость.

Лекция Безменова лишний раз напоминает о том, что мы имеем дело не со спорадическими вспышками идиотизма, коррупции и саботажа, а с системной работой против политической системы страны. И ведётся она не только в «видимом спектре» восприятия, но и в подводной части айсберга. В то время пока вы шарите «петуха из говна», обсуждаете, «может ли журналист предоставить свою студию коллаборанту?», работает штаб, который замеряет вашу реакцию, изучает ваши каналы получения информации; уточняет образ «оппозиционного» президента, за которого проголосует 86% украинцев на предстоящих выборах; генерирует новые фейки — как грубые, так и правдоподобные. Противник ищет уязвимости в информационном пространстве и постоянно продвигается по мере возможностей.

Если наступит подходящий момент, то колёса машины завертятся — и мы увидим результат подготовки. И опять всё произойдёт «само». Какие-то активисты, вышедшие на митинг за всё хорошее, в очередной раз зачем-то будут штурмовать «Октябрьский»… шум, хаос, скандалы, интриги, расследования. А там и выборы. Смена лидера пелотона. На сцену выходит новый «лидер» страны весь в белом и произносит успокаивающую речь. Побеждает на выборах. Зрада прекращается. Подписывается перемирие-капитуляция, потому что «народ устал от войны», или «так получилось», «не могли ничего сделать».

Это вполне реалистичный вариант развязки и, в общем-то, не очень затратный для интересантов. В Украине нет повода для реванша, но зато возможна спецоперация, закамуфлированная под реванш. В спецоперацию будут включены все доступные организаторам ресурсы: чуть-чуть собственных средств, чуть-чуть финансирования от попутчиков, от «бабушки» и от «внучка».

Тем, кто ждёт, когда закончится война, важно осознать, что всё хорошо, тихо и мирно только под колпаком у агрессора, в то время как его жертв постоянно штормит.

Интересный тренд: агенты Кремля сейчас даже не пытаются изображать из себя оппозицию, а рядятся в образ удивлённых украинцев, недовольных властью, реформами и т.д. Когда вы их называете зрадофилами — им это очень льстит, так как это признак того, что вы так и не поняли, с кем имеете дело. По той же самой причине Путину льстит, когда его сравнивают с Гитлером — это как назвать зиц-председателя организатором преступной схемы (ему это лучший комплимент и признак профессионального успеха).

Иммуномодулятор

Нам очень повезло: цели десоветизации и противодействия гибридной агрессии практически совпадают — это то, что нам нужно было бы сделать в любом случае, но агрессия помогла обратить на это внимание. У нас есть прекрасный повод избавиться от совчизма — от выученной беспомощности, политической пассивности и «социально-ориентированного» (ориентированного на выращивание «овощей») восприятия политической системы.

Государство — это ты, %username%. Не спрашивай, что государство может сделать для тебя, не спрашивай, что ты можешь сделать для государства, спрашивай, что ты можешь сделать сам для себя. Используй равновесие Нэша, чтобы выбрать оптимальную стратегию развития.

Чего не хватает этой теории?

Как всё-таки отличить полезного идиота Кремля от настоящего гражданина, недовольного политикой, реформами и т.п.? Согласен, что описанная теория на даёт ясного ответа на этот вопрос. Но в то же время нельзя сказать, что презумпция иностранной диверсии полностью связывает руки политикам, парализует гражданское общество, блокирует реформы, идущие снизу.

Как минимум, эта теория ясно отвечает на вопрос о том, чего следует не делать. Демократия гарантирует гражданам защиту их интересов, но не гарантирует право толпы. Поэтому если общество не может сформулировать свои требования таким образом, чтобы это не было похоже на саботаж или диверсию, то (при текущем уровне зрелости украинской политической системы) это можно было бы считать проблемой общества.

Тема совершенствования политической системы, не-протестного диалога гражданина и государства заслуживает отдельного материала, и, надеюсь, что он ещё появится. И как раз представленная «репрессивная» теория (враждебная к псевдонаивному активистскому саботажу) в большей мере создаёт спрос на взрослую политическую культуру, чем угнетает любую гражданскую активность. Хорошие сапоги, берите на вооружение.

''отсканируй
и помоги редакции

'''