Перейти к основному содержанию

Реформа с духом Уэлша. Давайте жить с цифрой

Трудовые книжки? Кто про них вспомнит-то?
Источник

Цифровизацию экономики легче задекларировать, чем реализовать, но если всё-таки Украина избрала этот путь — ей предстоит много работы, чтобы цифровизация прошла безболезненно и реально улучшила качество жизни в стране.

Цифровизация украинской экономики чем-то похожа на мрачную прозу Ирвина Уэлша. Обстоятельства аж никак не способствуют хэппи-энду, но в конце тоннеля всё равно маячит свет, от которого становится тепло и приятно.

По оценкам Европейского центрального банка, цифровизация способна существенно увеличить объёмы продаж, оставив цены на товары и сервисы на прежнем уровне. Кроме того, цифровизация позволяет довольно существенно нарастить продуктивность экономики, не неся таких рисков для рынка труда, как, например, роботизация.

Если запуск рынка земли, по оценкам Всемирного банка, способен добавить 1,5% к ежегодному росту украинского ВВП, то цифровизация — ничуть не меньший по своим масштабам стимул для экономики. Тис Петерсен, эксперт немецкого фонда Bertelsmann Stiftung, уверен, что экономический рост, обеспеченный цифровизацией, будет распределён в обществе более равномерно, чем рост, вызванный благоприятной конъюнктурой на сырьевых рынках.

Для украинской экономики цифровизация несёт несколько ключевых вызовов. Украине уже в обозримом будущем придётся определяться, какой стандарт связи поколения 5G нужен стране. Вероятно, в мире будут действовать два стандарта — китайский и западный. Можно предположить, что китайская компания Huawei приложит все усилия, чтобы зайти на украинский рынок 5G, и предложит хорошие условия.

В то же время ЕС уже относительно давно разрабатывает единый европейский цифровой рынок. Украина — участник этой работы как возможный подписант cоглашения о стандартах регулирования этого рынка. Вероятно, присоединение к единому цифровому рынку ЕС будет рассматривать как обязательство Украины в рамках Cоглашения об ассоциации.

В Украине существуют крупные проблемы с защитой персональных данных. Ни для кого не секрет, что нынешнее регулирование этой отрасли не спасает от реальных проблем. В соцсетях полным-полно постов о том, как люди покупали что-то в небольших онлайн-магазинах, а буквально на следующий день их таргетировали цифровые мошенники или просто банальная навязчивая реклама.

Необходимо чётко урегулировать возможности, при которых третьи стороны могут получить доступ к вашим персональным данным. За нарушение этих правил должно быть достаточно жёсткое наказание.

Кроме того, мне кажется, стоило бы обязать любой бизнес, занимающийся продажами в физических точках, предлагать клиентам одновременно два способа оплаты — наличностью или через электронный терминал. Я часто сталкиваюсь, например, в небольших заведениях питания с тем, что продавцы не принимают к оплате банковские карты или мобильные приложения Google Pay и Apple Pay.

Сложно обвинять в этом продавцов. Понятно, что в таком положении дел виноваты собственники бизнесов. Но проблему однозначно надо решать, если мы хотим уменьшить объём теневой экономики в стране.

Министр экономики Тимофей Милованов недавно призвал со своей страницы в Facebook распрощаться с бумажными трудовыми книжками. Даже опубликовал картинку, на которой была изображена трудовая книжка, мусорное ведро и направление движения первого объекта ко второму.

Когда-то я вёл бескомпромиссный бой с отделом кадров одного из своих прошлых работодателей, который, помимо бумажной трудовой книжки, регулярно требовал у меня всевозможные справки. Я вёл переписку с руководительницей этого отдела, отправлял ссылки на реформы трудового законодательства времён министра экономики Айвараса Абромавичуса и утверждал, что эти справки больше не нужны. Но отдел кадров стоял на своём.

Когда я не приносил справки в положенный дедлайн, мне звонили из отдела кадров и предлагали занести 20 грн, чтобы они сделали справку сами. Если же я и тогда не шёл на компромисс — сотрудники отдела кадров звонили моему руководителю и жаловались, что я не несу справки. Увольняясь из этого места работы и забирая оттуда трудовую книжку, я поспорил на бутылку коньяка с руководительницей отдела кадров, что в ближайшие годы трудовые книжки отменят. Она рассмеялась мне в лицо и заявила, что я ничего не понимаю в деловодстве и документообороте.

Я дожил до момента, когда трудовые книжки по решению Министерства экономики больше не нужны. Но дело не в том, что я выиграл бутылку коньяка, а в том, какие вызовы это несёт для государственного документооборота.

Крупнейшие мировые корпорации для хранения больших массивов персональных и любых других данных используют облачные решения — например, от Amazon или Microsoft. Обе компании гарантируют порядок и эффективную защиту этих данных. Касательно Украины — я не уверен, что Пенсионный фонд способен защитить свои электронные реестры от возможных кибератак. Пора бы и украинским госорганам начать использовать ведущие облачные решения. Конечно, это требует бюджетных расходов, но никто ведь и не говорил, что цифровизация — это бесплатное удовольствие.

А сейчас пару слов об идеологии цифровизации экономики. Вот что очень важно: нельзя одновременно верить в цифровизацию экономики и делать ставки на совершенно ненужные бумажные документы.

Лично в моей жизни ключевая вещь, при помощи которой я контактирую с окружающей реальностью — это мой айфон, а не бумажный паспорт, картонный диплом о высшем образовании или напечатанная на полиграфкомбинате «Украина» грамота за победу на районной олимпиаде по английскому языку в 1998 году.

Даже украинские миллениалы (англоязычная Википедия определяет миллениалов как поколение, рождённое между 1980 и 1995 годами) слишком часто пытаются вдохнуть жизнь в советские и постсоветские институты. Так, они порой верят в необходимость старых форматов документов и бюрократических процедур — будь то процесс трудоустройства на новую работу или медосмотр для получения водительских прав.

Но хватит же вдыхать жизнь в то, что не имеет будущего. Или мы перезагружаем эту страну, или миримся с тем, что наше право на более комфортную жизнь мы можем реализовать лишь в жалобах в частной переписке по Viber по пути на старой маршрутке «Богдан» от захламленного парка Нивки до заставленной полулегальными шаурмятнями станции метро «Житомирская».

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...