Перейти к основному содержанию

Сага о Тироле. Автономия

Кому Парижский мир, а кому и повод оживиться.

После Второй мировой Италия, во многом благодаря событиям июля – сентября 1943 года (свержение Муссолини и заключение перемирия с союзниками), смогла избежать участи Германии и Австрии, отстояв свой суверенитет. Тем не менее, по итогам Парижского мира 1947-го итальянцы не смогли увернутся от территориальных потерь — в виде колоний (хотя с 1950 по 1960 год итальянцам было доверено управление подопечной территорией ООН в Сомали), Албании, ряда островов в Эгейском море, Истрии, Далмации и нескольких маленьких регионов в Восточных Альпах.

Парижский мир поспособствовал и возрождению южнотирольского вопроса. Первые движения в сторону решения оного вопроса начались ещё в 1946 году, с соглашением между министрами иностранных дел Карлом Грубером (от Австрии) и Альчиде де Гаспери (от Италии). Соглашение пересматривало ряд мер по защите этно-лингвистических меньшинств, таких как: возобновление обучения на немецком языке, равенство итальянского и немецкого в документообороте, равное представительство в общественных структурах, восстановление немецкой топографической номенклатуры... Хоть соглашение и не было выполнено в полной мере, этот момент стал началом длинного пути становления южнотирольской автономии.

Новая Конституция

После референдума 2 июня 1946 года и политических выборов того же дня (об этом я писал здесь), новая Конституционная Ассамблея берётся за составление нового Основного Закона страны. Новая Конституция включила в себя ряд мер, направленных на защиту меньшинств. Например, статья 6 гласит: «Республика защищает языковые меньшинства через соответствующие нормы». Статьи 116 и 117 более конкретно определяют полномочия регионов со специальным статусом (как Южный Тироль или Валле д'Аоста), давая большую автономию в судопроизводстве, образовании, культуре и в финансовых вопросах. Однако такое положение дел господствует в сегодняшней Италии после ряда значительных поправок, внесённых в течение как минимум тридцати лет. Закономерно может возникнуть вопрос: а как обстояли дела раньше?

В одной из ранних статей я краем упомянул то, что итальянская демократия не очень спешила воплощать на практике всё, что было написано в Конституции. Несмотря на то, что Южный Тироль одним из первых получил автономный статус (через конституционный закон n. 5 от 26 февраля 1948-го), итальянцы в органах власти по-прежнему имели больше власти, чем их немецкие коллеги. Да и регион управлялся из итальянского Тренто, что не радовало немцев Больцано. Часто, из-за отсутствия компромисса между итальянскими и немецкими партиями (одной из крупнейших являлась SVP (Südtiroler Volkspartei) — Южнотирольская народная партия), для решения различных вопросов, как например составление регионального бюджета, приходилось вмешиваться Риму.

Лайфхак и антилайфхак одновременно

Помимо этого, в 1950-х годах началась массовая индустриализация региона и последовавшая за этим миграция из Южной Италии, чему автохтоны вовсе не радовались. За этим всем последовали протесты — мирные и не очень. Например, так называемая «Группа Штилера» с 1956 по 1957 года организовала ряд терактов преимущественно против объектов инфраструктуры, таких как линии электропередач или железнодорожные пути.

"
Одно из последствий «Ночи огней» 11–12 июня 1961 года, когда члены «Комитета освобождения Южного Тироля» подорвали несколько десятков вышек ЛЭП

Или «Комитет освобождения Южного Тироля», который, помимо подрывов ЛЭП, осуществил ряд атак на представителей правоохранительных органов и армии, в результате которых пострадало 20–30 человек. Некоторые члены этого «комитета», представляемые как борцы за свободу, сумели скрыться в Австрии, где были помилованы местными судами, а некоторые из них и вовсе занялись политической карьерой. В Южном Тироле и до сих пор к ним сохраняется весьма позитивное отношение.

Все эти события привели к тому, что в 1961 году между Италией и Австрией начинаются переговоры касательно пересмотра и усиления южнотирольской автономии. К 1970 году был выработан так называемый «пакет мер по Южному Тиролю», обещавший передать часть полномочий Автономной провинции Больцано (одной из двух составляющих региона Трентино-Альто-Адидже). SVP, несмотря на внутренний конфликт касаемо «пакета» (определённое крыло считало эти меры недостаточными), позитивно его приняла и выразила желание кооперироваться с Римом по воплощению новых мер. В 1972 году «пакет» вступил в действие, а Южный Тироль получил новый устав. Таким образом, начинается вырисовываться новая автономия, которая существует и до сих пор.


Die neue Ordnung / L'ordine nuovo

Одним из первых направлений, по которым была начата работа, касалось этнической пропорциональности в госучреждениях. Теперь распределение мест производится с учётом присутствия тех или иных этнических групп на территории, что дало возможность многим немцам, ладинам или итальянцам занять места в провинциальных и городских органов власти, ради представления интересов своего меньшинства.

Затем началось внедрение билингвизма в госсфере — служащие до сих пор обязаны знать как минимум два языка: немецкий и итальянский. Начальное образование также было разделено по языковому признаку. В 1980-х годах Рим официально признал немецкий как равный итальянскому в судебной и правоохранительной сфере (в рамках южнотирольской автономии).

Помимо этого, в Больцано был создан местный административный суд, равно как и обеспечена большая финансовая независимость. Также Южный Тироль получил по три кресла во всех палатах Парламента Италии, которые сохраняет и до сих пор.

Тироль вас не отпустит.

На сегодня автономные провинции Тренто и Больцано (из которых составлен, а не на которые разделён, регион Трентино-Альто-Адидже) имеют полные полномочия в сфере экономики, образования, соцпомощи, культуры, градостроительства, общественного транспорта, защиты природы и здравоохранения. Рим же оставил за собой в большей степени вопросы в сфере обороны и безопасности.

"
Административная карта региона Трентино-Альто-Адидже

Хотелось бы завершить этот цикл моими личными размышлениями, поэтому эту часть можно спокойно пропустить. Несмотря на то, что отношения между Римом и Южным Тиролем нормализовались, в южнотирольском обществе сохраняются некие сепаратистские тенденции, хотя они вряд ли могут представлять некую опасность. В региональном Совете автономной провинции Больцано лишь 4 из 35 мест занимают представители откровенно сепаратистских движений, что не есть большое количество.

"
«Южный Тироль — это не Италия!»

Также в тех краях действует организация «Südtiroler Schützenbund» (Союз южнотирольских стрелков), из которой в 1960-х вышло много членов вышеупомянутого «Комитета по освобождению Южного Тироля». Да и в целом организация может вызвать некоторые подозрения, так, например, они отметили 60-ю годовщину «Ночи огней», во время которой сепаратистами было подорвано от 30 до 60 вышек ЛЭП. Пара звоночков, которые пока что не приносят головной боли. Кто знает, однако, что будет в будущем...

"
«Марш свободы. В будущем без Рима»

Только время сможет показать, представят ли 5 000 тирольских стрелков и 4 депутатских кресла серьёзную опасность мирному сосуществованию народов.

Вот первая и вторая части цикла — для составления более полной картины событий.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.