Перейти к основному содержанию

Социальные сети: Контроль Кремля над собственным народом

В Кремле отлично понимают, что нет лучшего места для сбора информации о гражданах, чем в социальных сетях. К тому же граждане сами охотно делятся личными данными.

Влияние интернета и социальных сетей на политическую жизнь в России растёт. Критики существующей власти полагают, что в безопасности, пока воюют в блогах и социальных сетях. Но так ли это на самом деле?

Кто стоит за Telegram-каналами в России?

Аудитория Telegram в 2018 году превысила 200 млн активных пользователей в месяц.

Вполне логично, что этот мессенджер стал едва ли не главным источником политической информации в России, а Telegram-каналы (как анонимные, так и именные) — основным средством её распространения. В России их активную аудиторию в Кремле оценивают примерно в 200 тыс. человек, а общее количество читателей — в 1,2 млн человек. Это не так много, но принято считать, что это самая ценная часть аудитории: руководители компаний, чиновники федерального и регионального уровней, депутаты, журналисты, политтехнологи и аналитики, которые могут использовать «правильную» информацию каналов в своей деятельности.

Причина роста популярности Telegram-каналов легко объяснима. В отличие от социальных сетей, где сообщения часто «тонут» в дискуссиях вокруг них, каналы в этом мессенджере изолированы от общего информационного «шума», а конкретный канал ассоциируется с конкретным медиа или персоной, которая его ведёт, что потенциально повышает уровень доверия к источнику.

В России действуют сотни Telegram-каналов. Наиболее раскрученными и влиятельными считаются: «Незыгарь» (@russica2), «Караульный» (@karaulny), «Акитилоп» (@akitilop), «Банкста» (@banksta), «Бойлерная» (@boilerroomchannel), «Беспощадный пиарщик» (@prbezposhady), YOBA Media (@yoba_m), «Красный Сион» (@redzion), «Кремлёвский мамковед» (@kremlin_mother_expert), Кристина Потупчик (@krispotupchik), «Кролик с Неглинной» (@finkrolik), «Кстати!» (@kstati_p), «Как-то вот так» (@kaktovottak), «Кот Эльвиры» (@KotElviry), «Компромат 2.0» (@kompr), Марина Юденич (@yudenich), «Товарищ майор» (@MayorFSB), «Медиатехнолог» (@mediatech), «Мысли-немысли» (@mislinemisli), «Мышь в овощном» (@kbrvdvkr), «Мюсли вслух» (@mysly), «ОПЕР слил» (@operdrain), «Солнечный шторм» (@solarstorm), «Стекломой» (@ia_steklomoy), «338» (@go338), «Финансовый караульный» (@karaulny_accountant), «Футляр от виолончели» (@rospres), «Финансовый говорун» (@fin_govoryn), Mash (@breakingmash).

Кремль начал экспансию в Telegram на рубеже 2016–2017 годов. Для работы он нанял бывших участников движения «Наши» во главе с Кристиной Потупчик и прокремлёвский Фонд развития гражданского общества Константина Костина. Под руководством Потупчик появились сети каналов, которые распространяли нужную Кремлю информацию и репостили друг друга (в их числе «Акитилоп», Ortega, «Полный П», «338» и «Медиатехнолог», «Методичка», «Минправды», «Давыдов. Индекс», «Караульный», «Футляр от виолончели», «Мышь в овощном», Kadyrov_95, «Следком», «Генеральная прокуратура РФ», «Московское метро», «Воробьёв Live» и многие другие).

Сегодня влияние над самыми популярными политическими Telegram-каналами делят Сергей Кириенко (17 каналов), Алексей Громов (5) и глава «Роснефти» Игорь Сечин (6). Mash с аудиторией 450 тыс. подписчиков принадлежит Степану Ковальчуку, сыну президента «Национальной медиагруппы» Кирилла Ковальчука и внучатому племяннику близкого к Владимиру Путину банкира Юрия Ковальчука; «Акитилоп» — консалтинговой компании «Михайлов и партнёры», а курирует его генеральный директор информационного агентства ТАСС Сергей Михайлов.

Канал «Караульный» (почти 88 тыс. подписчиков), помимо «Роснефти», связывают с неким Николаем Черновым, сотрудником Департамента военной контрразведки ФСБ; «Незыгарь» (118 тыс. пользователей) — с куратором информационной политики Алексеем Громовым и Владиславом Клюшиным, владельцем компании «М 13», разработавшей систему мониторинга СМИ «Катюша» и измерителя телеаудитории «Сейба».

Все прокремлёвские Telegram-каналы, кроме методичек Кремля, готовы размещать у себя и сторонний платный контент — от 30 до 60 тыс. рублей за пост, но не любой. Такие ресурсы имеют стоп-листы со списком запрещённых тем: нельзя ругать членов Совета безопасности, Администрации Президента (особенно её первого замглавы Кириенко, который отвечает в Кремле за контроль мессенджеров), президента, премьера, глав парламента, патриарха и силовиков. Все материалы перед публикацией в обязательном порядке согласовывают с Администрацией Президента.

Есть каналы, которые находятся в лагере критиков политиков Кремля. Они созданы российскими оппозиционными Кремлю блогерами и журналистами, такими как Илья Варламов, Артемий Лебедев, Евгений Минченко и Олег Кашин, Сергей Доренко (канал Rasstriga).

Кроме того, в России сформировался костяк анонимных Telegram-каналов, которые превратились в альтернативный источник «закрытой эксклюзивной» информации. Это «Дабл Ять», «Кремлёвский мамковед», «Сталингулаг», «Политота», «Товарищ майор», «Новости как есть», «Акитилоп», «Мастер пера». Анонимные администраторы не отвечают за правдивость своих сообщений. Они лишь предлагают свою версию и толкование событий, а читателю остаётся только верить и делать выводы, насколько правдива та или иная новость. Как правило, через эти каналы активно продвигают как бы «инсайдерскую» информацию о неких тайных движениях во властных коридорах, прогнозы касательно отставки губернаторов и министров, предупреждения о разорении банков и прочих финансовых структур.

Анонимные Telegram-каналы давно стали средством обогащения, превратились в территорию чёрного пиара и недекларируемых сверхдоходов. Понятно, что раскрытие данных о том, кто стоит за тем или иным каналом и сколько «заказчики» платят за определённые информационные вбросы, абсолютно не входит в планы их владельцев. Ведь если бы были выполнены требования российских спецслужб предоставить «ключи» от мессенджера Telegram, к делу бы немедленно подключились суды со статьями за клевету и налоговые органы в связи с уклонением от уплаты подоходного налога.

Удивительные приключения Telegram в России

В том или ином виде ограничение доступа к некоторым сайтам или контенту существует во многих странах мира. Лидер государственной интернет-цензуры — Китай с его знаменитым «Золотым щитом», который из соображений «государственной безопасности» по ключевым словам автоматически фильтрует весь контент и полностью блокирует сайты из «чёрного списка». Для жителей Поднебесной недоступны популярные международные социальные сети, YouTube, часть статей Википедии, а функционал основных поисковых машин ограничен.

Как ни странно, но до последнего времени Россия была исключением среди авторитарных государств, предоставляя своим гражданам относительно свободный доступ к «всемирной паутине». Но подобным вольностям приходит конец, если дело касается такого тоталитарного государства, как РФ. Российские власти начали воспринимать интернет всерьёз после волны протестов сторонников Навального.

15 апреля 2018 года Путин предпринял первое наступление на свободу в сети, когда всероссийский регулятор интернета Роскомнадзор попытался заблокировать Telegram. За что? Формально, за то, что мессенджер отказался подчиняться новому закону, обязывающему все интернет-компании физически хранить данные о российских пользователях в стране, и не выдал «ключи» безопасности, которые позволили бы спецслужбам читать зашифрованные сообщения.

Конечно, нападение на Telegram оправдывалось борьбой с терроризмом, как ответ на активное использование террористами зашифрованных мессенджеров. И это действительно имеет место. Но в России это стало поводом для спецслужб беспрепятственно использовать доступ к данным в соцсетях, чтобы идентифицировать рядовых пользователей за размещение у себя контента, связанного с оппозицией, или просто за его «лайки» и репосты.

Ответственность за блокировку сайтов была возложена на интернет-провайдеров, которые обязаны отфильтровывать интернет-порталы, IP-адреса которых внесены в регулярно обновляемый Роскомнадзором единый реестр запрещённых сайтов. Кроме того, провайдеры обязаны были установить у себя специальное оборудование (систему «Ревизор»), с помощью которого Роскомнадзор следил за тем, осуществляются ли блокировки в действительности.

Попытки российского Роскомнадзора заблокировать Telegram, конечно, привели к нарушению работы многих интернет-сервисов, вызвали многочисленные протесты, но в конечном итоге превратились в фарс. Как только регулятор блокировал одного интернет-провайдера, мессенджер переключался на другой. За две недели блокировки Telegram его активная аудитория сократилась не более чем на 3%. Более того, появилось множество добровольных помощников, которые помогали российским пользователям обходить запрет. Например, компания-разработчик программного обеспечения Vee Security, расположенная в Эстонии. А Совет управляющих по вопросам вещания Соединённых Штатов (попечитель СМИ в других странах, получающих финансирование Конгресса США) разместил ссылки на набор таких инструментов по преодолению запрета на специально созданном сайте Bypass Censorship («Обход цензуры»). В него вошли бесплатные приложения Tor Browser (браузер, пропускающий трафик пользователя через распределённую систему прокси-серверов, управляемую добровольцами по всему миру и позволяющую устанавливать анонимное сетевое соединение), Psiphon (приложение, использующее технологию VPN для Android, чтобы максимально повысить шансы обойти цензуру), Orbot (прокси-приложение для Android), Orfox (аналог браузера Tor, пропускающий трафик пользователя через цепочку серверов, расположенных в разных странах), FreeBrowser (интернет-браузер со встроенной системой обхода блокировок, не требующей дополнительной настройки), Lantern (распределённая система обхода блокировок, которая использует сетевые соединения других пользователей приложения в разных странах). Все эти приложения бесплатны, Lantern и Psiphon можно запросить по электронной почте, если ссылки на веб-версии будут заблокированы.

Для профессиональных пользователей существуют универсальные средства. Это зарубежные VPN. Они пропускают через свои серверы весь ваш интернет-трафик и позволяют обойти блокировку для любого приложения, например, мессенджера, или справиться с замедлением скачивания торрентов. К такой сети можно подключить стационарные компьютеры и ноутбуки, мобильные устройства и даже некоторые домашние роутеры.

Одним словом, затея Кремля контролировать Telegram в России с треском провалилась. Стало очевидным, что при определённом старании со стороны создателей сайта или интернет-сервиса блокировки Роскомнадзора можно легко обойти с помощью VPN-сетей, прокси-серверов и других анонимайзеров, регулярной смены IP-адресов с помощью виртуальных серверов на крупнейших облачных хостинговых площадках типа Amazon, Google, Digital Ocean. Кроме того, никаких рычагов давления на иностранных разработчиков анонимайзеров у российских властей нет, а эффективно блокировать их очень сложно, ведь инструментов обхода блокировок очень много, некоторые из них способны при каждом подключении использовать новые IP-адреса. Наконец, пользователи с помощью несложной инструкции могут разворачивать на любом облачном сервисе собственные прокси-серверы (стоимость хостинга — несколько долларов в месяц).

И хотя российские власти попытались как-то исправить положение, приняв летом 2017 года закон, запрещающий «обеспечивать использование на территории России информационно-телекоммуникационных сетей, информационных систем и программ для ЭВМ для получения доступа к информационным ресурсам, в том числе сайтам и (или) страницам сайтов в сети Интернет, доступ к которым на территории РФ ограничен», было ясно, что это капитуляция. Тем более, никакой ответственности конечных пользователей за применение запрещённых анонимайзеров документ не предполагает и фактически он не работает. Ни одного представления о блокировке от силовых структур в Роскомнадзор так и не поступило. Позже в ведомстве сообщили о разблокировке почти 4 млн адресов Google и заявили, что теперь серверы Telegram отфильтровываются точечно.

Но это лишь временная победа. Кремль не привык проигрывать и сделает всё, чтобы закрыть большую часть оставшихся лазеек. По всей вероятности, совсем скоро Telegram станет доступен только через прокси-серверы или виртуальные частные сети, что даст возможность скрыть географическое местоположение пользователя. Это неизбежно сделает мессенджер менее привлекательным для обычных пользователей и станет первым шагом к интернет-тоталитаризму, то есть созданию исключительно российского интернета, полностью контролируемого Кремлём.

Все силы Кремля — на контроль социальных сетей и телефонов

Российские спецслужбы активно мониторят Рунет. Для наблюдений за открытыми интернет-ресурсами, включая блогосферу и социальные сети, используют специальные поисковые аналитические системы, выпускаемые не менее десятком российских компаний. При помощи таких систем исследуют открытые источники (СМИ и базы данных, доступные по разным параметрам, включая налоговую, адресную и т.д.), блогосферу (создают схемы, на которых устанавливают, например, связи между людьми — кто с кем в каких отношениях находится, кто как контактирует).

Материалы, опубликованные WikiLeaks в сентябре 2017 года, свидетельствуют, каким образом российская власть контролирует сеть и телефоны россиян. Там всплывает некая компания «Петер-Сервис» со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге, которая разработала и успешно применяет технологию, позволяющую спецслужбам Кремля следить за телефонными и интернет-коммуникациями своих граждан, получая доступ к данным звонков по мобильной связи и навигации в сети. «Петер-Сервис», насчитывающую более 1,2 тыс. сотрудников, создали в 1992 году. Её первоначальной задачей было предоставлять телекоммуникационным компаниям софт для биллинга. Но затем на компанию положили глаз спецслужбы РФ — и она превратилась в инструмент ФСБ для создания программы телефонной «прослушки», позволяющей точно установить, кто кому звонит, в котором часу, сколько минут длится звонок и откуда он осуществляется. В программное обеспечение российского предприятия, кроме прочего, входит система DRS (Data Retention System), которая позволяет ФСБ делать запросы в базе всех хранящихся данных в поисках такой информации, как звонки, сделанные конкретным клиентом телефонной компании, использованные системы оплаты, ячейка, с которой вступил в контакт пользователь. Для отслеживания интернет-трафика «Петер-Сервис» разработал инструмент под названием TDM (Traffic Data Mart), который позволяет делать запросы в базе, где хранятся данные интернет-трафика пользователей, чтобы понять, какие сайты посещает пользователь, заходит ли он на форумы, в социальные сети, в частности, открывает ли страницы с содержанием террористической или жестокой направленности, сколько времени проводит на конкретном сайте и с какого электронного устройства туда попадает.

Служба внешней разведки РФ (СВР) ещё в 2012 году сделала первые шаги к активному вмешательству в социальные сети Рунета. Она провела закрытые тендеры общей суммой около 750 тыс. евро на разработку систем влияния на общественное мнение через социальные сети. Три четверти бюджета программы ушло на создание системы «Шторм-12», которая автоматически распространяет специально подготовленную информацию в больших соцсетях и анализирует, насколько успешной была «информационная волна». Сейчас тестируют терминалы, позволяющие следить за дискуссиями в блогах и соцсетях в режиме реального времени. По данным производителя, система может анализировать около 60 млн источников: записей в блогах, аккаунтов в Twitter или на YouTube, — а также автоматически выявлять особо популярные и важные записи и оценивать тексты как «позитивные» или «негативные».

Битва против оппозиции

Надо признать, действия кремлёвской власти по контролю и манипулированием Рунета достаточно эффективны. Оценив роль социальных сетей в протестных движениях, российская власть стала активно использовать этот инструмент как канал распространения дезинформации и изменения вектора общественного мнения.

Когда россияне в очередной раз вышли на улицы, чтобы выразить протест против результатов парламентских выборов, они были вынуждены с горечью признать, что социальные сети, которые использовались для организации собраний и распространения сведений о массовых арестах, утонули в море отправленных сообщений-паразитов. Так, например, со специально созданных для этой цели аккаунтов в Twitter с интенсивностью до 10 сообщений в секунду рассылались тысячи подложных сообщений с ключевыми словами «Триумфальная» и «Навальный». В них в автоматическом режиме шли тысячи оскорблений, которые забили все информационные каналы, используемые манифестантами. Те же самые методы были использованы в социальной сети «ВКонтакте», а также Facebook. Когда некоторые оппозиционные информационные сайты заявили о фальсификации результатов выборов, на них обрушилась волна телефонных звонков с предварительно записанными пропутинскими лозунгами: «Путин очень хороший. Путин тебя любит,  — говорил женский голос. — Путин — это свет. Без Путина жизнь не имеет никакого смысла». Всю неделю после выборов телефонные линии некоторых оппозиционных партий и изданий были забиты этими телефонными звонками и практически парализовали их работу.

Сегодня в России под запретом сайты разного рода, например социальная сеть для профессионалов LinkedIn (за нарушение правил хранения персональных данных граждан России), крупнейший торрент-трекер Rutracker.org (по удовлетворённому иску нескольких правообладателей), оппозиционное СМИ Grani.ru — по требованию Генеральной прокуратуры, якобы за содержащиеся на страницах призывы к участию в незаконных протестных акциях. Одновременно и на том же основании был заблокирован сайт Kasparov.ru непримиримого оппонента Кремля, гроссмейстера и политика Гарри Каспарова.

Не получилось с Telegram, отыграемся на Facebook

Неудача с Telegram лишь раззадорила кремлёвских вершителей. Основную задачу — идентификацию пользователей Интернет, не согласных с политикой Путина, было решено продолжить с помощью Facebook — почти идеального инструмента деанонимизации пользователя.

Действительно, с появлением социальных сетей, где миллионы жителей России добровольно выкладывают личные данные в открытый доступ, правоохранительные органы получили инструмент, максимально облегчающий им жизнь. На то, что сейчас можно установить о личности правонарушителя или подозреваемого, лишь зайдя на его страничку в Facebook, раньше требовались недели кропотливого сбора информации от десятков людей. Помимо ФИО, адреса и прочих базовых данных, социальные сети дают возможность установить круг общения, интересы изучаемого объекта, отследить его культурные, политические и религиозные воззрения и даже его ежедневные маршруты. Даже история поисковых запросов представляет собой уникальный «отпечаток» пользователя. Популярные сейчас в России LiveJournal и «Вконтакте» также позволяют без труда идентифицировать своих «обитателей». Однако с помощью Facebook, в отличие от российских аналогов, можно не только вычислить «реального» пользователя, но и составить его полноценный социально-психологический портрет. Ни одна другая сеть из массово распространённых не требует внесения в собственные базы такого количества личных данных. Более того, как профессиональный спамер, он «сканирует» эти данные, оповещая о существовании какого-либо пользователя всех, кто может с ним пересекаться в «реальной жизни». Одним словом, Facebook — настоящий подарок для спецслужб.

Пионером по отслеживанию социальных медиа стало Управление внутренней политики Администрации Президента РФ. Ещё до «выборов» в Госдуму главному его куратору Вячеславу Володину была установлена система «Призма» производства компании «Медиалогия», позволяющая в реальном времени отслеживать дискуссии в социальных сетях и блогах.

Система может отслеживать отдельно стоящие блог-площадки и соцсети примерно с 60 миллионами пользователей. При этом она анализирует тональность высказываний каждого из этих источников с погрешностью 2–3% практически в реальном времени (лаг в несколько минут). В мониторинг попадают практически все площадки, в том числе Facebook, блоги на LiveJournal, Twitter, YouTube. На экран монитора поступают наиболее обсуждаемые новости в социальных медиа, они представлены как топовые сюжеты (кластеры). При этом можно посмотреть, из каких постов формируется тот или иной топовый сюжет. В каждом сюжете оцениваются сообщения по характеру упоминания, количество негативных и позитивных постов отражается на экране. Также представлен график информационных атак, отражающий долю ботов по негативу (соотношение негативных ботов к общему количеству). Терминалы «Призмы» установлены не только в кабинетах Путина и Медведева, но и у руководства МВД, ФСБ, в мэрии Москвы, в аппарате спикера Госдумы Сергея Нарышкина, у главы «Роснефти» Игоря Сечина и пр.

Неутешительные прогнозы

Социальные сети — прекрасный источник информации для спецслужб из-за наивности российских граждан, размещающих там много личной информации.

Тотальный контроль онлайна позволяет Кремлю управлять социально-политической активностью части граждан России. Попытки государственной машины контролировать социальные сети и их пользователей будут только усиливаться.

Можно с уверенностью прогнозировать, что развитие неанонимных сетей для российского руководства останется приоритетным, так как для идентификации пользователей здесь не нужны даже процессуальные действия. И вполне возможна своего рода сделка между государством и владельцами соцсетей по схеме «вы с нашего позволения развиваетесь — мы контролируем».

Важнейшие политические события в России и далее будут сопровождаться попытками внедрения технических средств для манипуляций группами в социальных сетях, цель которых — направить сетевой дискурс в нужном направлении и вживить нужную точку зрения.

А в качестве основной мишени для тотального наблюдения уже намечен круг неблагонадёжных граждан РФ, от «неформальной молодёжи» до футбольных фанатов и сектантов.

''отсканируй
и помоги редакции

'''