Перейти к основному содержанию

Десять рисков 2021 года

Начнём с худшего
Источник

2020 год не зря называют адским. Возникла пандемия в роли своеобразного чёрного лебедя, появление которое предсказывают, но никогда не определяют вовремя.

Соблазнительно считать, что в 2021 году ждать нечего, кроме подъёма. Но, хоть нас и ждут новые непредвиденные потрясения, недостатка в рисках всё же не будет. Опираясь на многолетний опыт, мы проанализировали все свои данные — и, учитывая свои суждения, выявили десять основных рисков, которые могут нас поджидать в следующем году.

  • Кризис COVID-19 и медленное внедрение вакцины. Вероятность — между средним и высоким

Высокий уровень заболеваемости COVID-19 продолжит расти в США, Европейском Союзе и других странах. Последствия от повсеместной пандемической усталости, вероятно, распространятся на 2021 год. Многие люди могут ещё больше ослабить свою бдительность в ожидании вакцинации. Однако распространение вакцины может столкнуться с неожиданными проблемами — как производственными, так и логистическими. Всё это сдвинет сроки того комфортного момента, когда большая часть населения сможет быть вакцинирована.

Тем временем результаты опросов уже свидетельствуют, что в США 42% жителей не будут принимать никакие вакцины. Этот нюанс способен снизить шансы остановить инфекцию вплоть до второй половины 2021 года. Ограничения на поездки за границу сохранятся в течение большей части года — ведь распространение вакцины за рубежом, особенно в развивающихся странах, будет нестабильным. А вирус параллельно с этим продолжает распространяться и постоянно мутировать. Увы, это потенциально ограничивает эффективность вакцины.

  • Президентство Байдена придушат. Вероятность — высока

Примечание переводчика. Здесь можете считать или риском, или шансом — на своё усмотрение.

Инструменты Байдена для управления страной будут существенно ограничены, особенно если республиканцы сохранят лидерство в Сенате. В последние дни своего президентства Трамп по максимуму усложнил задачу своего преемника. Министр финансов Стивен Мнучин вернул правительству 455 миллиардов долларов в качестве средств восстановления. Сам республиканец угрожает Китаю дополнительными продажами оружия Тайваню, предупреждает Иран о дополнительных санкциях и выводит США из Договора по открытому небу — это подаётся в порядке дальнейшей отмены мер контроля над вооружениями.

Опросы показывают: почти 70% республиканцев считают, что президентство Байдена нелегитимно. Трамп может быть занозой в боку президента в течение следующих четырёх лет — особенно, если он объявит о новом выдвижении на этот пост. Тем временем на Байдена будут существенно давить «слева», истощая поддержку его администрации.

  • Финансовый кризис, связанный с долгами. Вероятность — средняя

Глобальный долг от чрезвычайных расходов на COVID-19 стремительно растёт (особенно в развивающихся странах). Суммарный долг в 2020 году увеличился сразу на 15 триллионов долларов. Ожидают, что официально к концу года он достигнет 365% мирового ВВП. Международный валютный фонд уже вынужден предоставить финансовую помощь в связи с пандемией 81 стране. К тому же, согласно прогнозам, потоки капитала, уходящего в страны с низкими доходами, сократятся на 700 миллиардов долларов.

Развивающимся экономикам необходимо где-то найти 7 триллионов долларов, чтобы погасить задолженности до конца 2021 года. Замбия — уже шестая «дефолтная» страна в 2020 году. Такое финансовое положение в сумме может спровоцировать ещё один глобальный финансовый кризис. Пытаясь остановить растущие риски, G20 создала проект «Common Framework» (вместе с Китаем), чтобы управлять списанием долгов. Однако Конгресс США, не желающий одобрять любые новые ресурсы для МВФ, всё же может подорвать эти усилия G20.

  • Медленное восстановление экономики западных стран. Вероятность — высокая

МВФ и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) недавно сократили свои первоначальные прогнозы экономического ущерба от COVID на 2020 год. Ситуация изменилась и для Соединённых Штатов, и для других стран. Впрочем, независимо от смены прогнозов, большая часть государств так и не вернутся к уровню ВВП до 2020 года — даже если дать им время до конца следующего года. Лишь одна страна с крупной экономикой — Китай — сейчас переживает значительный рост, почти 2%. К концу 2021 года Пекин вообще улучшит свои позиции на 10%.

Ситуация для стран Запада может ухудшиться, если не появятся адекватные бюджетные стимулы. Многие экономисты считают: медленное восстановление США после финансового кризиса 2008 года отчасти было вызвано преждевременной отменой стимулов и акцентом на сокращение дефицита, начиная с 2010 года. В Европе тех времён меры жёсткой экономии также усугубили тенденцию медленного роста. А в результате именно финансовый кризис 2008 года привёл к длительному всплеску популизма по всему миру.

  • Провокации КНДР. Вероятность — между средней и высокой

Когда дело дойдёт до обсуждений ядерной угрозы со стороны Северной Кореи, Байден унаследует дипломатическое наследие последних четырёх президентов. Не очень удачное, следует отметить. Ведь несмотря на три встречи Трампа с Ким Чен Ыном, КНДР всё ещё может похвастаться своим арсеналом — к примеру, куда более мощным арсеналом ядерного оружия. Это от двадцати до тридцати бомб и межконтинентальных баллистических ракет. В прошлом бывали случаи, когда новых американских лидеров Пхеньян «встречал» провокациями в виде ракетных или ядерных испытаний. Судя по всему, ждём повторения в первый год президентства Байдена.

Такая демонстрация приведёт к давлению на президента в СМИ и Конгрессе. От власти потребуют «хоть что-то сделать», что неминуемо вызовет рост напряжённости и может привести к еще одному кризису. Ким, конечно, не склонен к суициду — американские приёмы по сдерживанию всё ещё работает с ним, хотя стратегию необходимо укреплять перед лицом новых возможностей Северной Кореи. Администрация Байдена будет наиболее эффективной в этом отношении, если решит избегать бряцания оружием — но вместо этого будет работать с Южной Кореей и Японией для совместного сдерживания врага.

  • Обострение между США и Ираном. Вероятность — между низкой и средней

Убийство ведущего иранского учёного-ядерщика. Возможное наложение санкций на Иран до того, как Трамп покинет свой пост. Эти два фактора могут запросто сорвать любой диалог с Ираном, подорвав надежду Байдена на возобновление ядерной сделки. В Тегеране недовольны США и Европой, а также идут дебаты по поводу следующих шагов в преддверии президентских выборов, запланированных на июнь.

Допустим, аятолла Хаменеи выполнит своё обещание и примет ответные меры — против Израиля, Объединённых Арабских Эмиратов или саудовских нефтяных объектов — ещё до 20 января. Такой поворот спровоцирует резкую реакцию администрации Трампа. А уже она, в свою очередь, может вызвать последующее обострение между Вашингтоном и Тегераном, подорвав дипломатические устремления Байдена.

Возвращение США к ядерной сделке основано на откате Ирана к status quo ante (при готовности расширить старое соглашение). Переговоры о продлении сроков блокирования иранской ядерной отрасли, замораживание ракетных разработок и продаж этой продукции, прекращение войны в Йемене — всё это можно предложить за ослабление санкций ООН против Тегерана. Такой диалог может начать восстановление доверия между противоборствующими сторонами. Но шансов мало.

  • США, Тайвань, Китай. Вероятность — средняя

Тайвань вполне может оказаться точкой, где напряжённость в отношениях между США и Китаем достигнет своей развязки. Негативная динамика усилилась за последний год. Каждый американский акт поддержки Тайваню — продажа оружия, официальные визиты высокопоставленных лиц и военные учения — неминуемо приводил к тому, что Китай усиливал давление на остров. Сразу же следовали провокации, осуществляемые по воздуху и морю.

Тайвань — это экзистенциальный вопрос для коммунистической партии Китая. Если конфронтация между Вашингтоном и Пекином обострится, Си Цзиньпин почувствует себя в иной роли — возможно, ему придётся оживлённо добиваться присоединения Тайваня. Это не обязательно будет означать китайское военное вторжение, хотя непреднамеренные столкновения представляют собой риск. Более вероятна стратегия в стиле Сунь Цзы: сжатие экономики Тайваня. А на США китайцы будут возлагать бремя эскалации.

Примечание редактора. Ой, как красиво они пытаются отмазать потенциального агрессора. С такой логикой надо бы ребят по Крыму спросить.

  • Худший продовольственный кризис за последние десятилетия. Вероятность — так это уже происходит

ООН предупредила — мир уже стоит на грани худшего продовольственного кризиса как минимум за пятьдесят лет. Пандемия нарушила глобальные механизмы, касающиеся поставок продуктов питания. А поскольку всё больше людей нищает, рост цен на продукты не мог произойти в более неподходящее время. Согласно прогнозам ООН, от COVID-недоедания и связанных с ним заболеваний погибнет больше людей, чем от самого коронавируса. Подсчёты не учитывают потери тех, кто выжил прямо сейчас; недоедание в детстве имеет последствия для здоровья и психики на протяжении всей жизни.

Всемирная продовольственная программа считает, что Йемен, Южный Судан, Нигерия и Буркина-Фасо уже вовсю страдают от голода. Недалеко ушли Афганистан, Камерун, Центральноафриканская Республика, Конго, Эфиопия, Гаити, Ливан, Мали, Мозамбик, Нигер, Сьерра-Леоне, Сомали, Судан, Сирия, Венесуэла и Зимбабве. Даже в странах с развитой экономикой бедные слои населения пострадали от повышенных цен на продукты питания — и всё это накладывается на высокий уровень безработицы.

  • Конец расширению среднего класса. Вероятность — высока

Возможно, главным достижением мира за последние три десятилетия было избавление миллионов людей от крайней нищеты. Последовал рост глобального среднего класса. Но эта тенденция зашатается, если в 2021 году (и в ближайшее время после него) не произойдёт серьёзного восстановления после кризиса. Эксперты считают, что впервые за полвека средний класс начал сокращаться — потенциально на 52 миллиона человек, и это только в Латинской Америке.

В то же время Всемирный банк прогнозирует, что к концу 2021 года ещё 150 миллионов человек узнают, что такое бедность — попадут в категорию живущих менее чем на 1,90 доллара в день. Цифру лишь увеличит более низкий, чем ожидали, экономический рост в следующем году. Исторически эрозия среднего класса пересекается с периодами политической нестабильности, отступления от демократии и усиления конфликтов.

  • Турция как изгой. Вероятность — высока

Всё более авторитарная Турция под руководством Эрдогана не планирует сбавлять обороты. Она продолжает наращивать своё военное присутствие за границей. Анкара либо вмешалась в военную политику, либо уже разместила войска в:

  • Сомали;
  • Катаре;
  • Ливии;
  • Ираке;
  • Сирии;
  • на Балканах.

К тому же Эрдоган противостоит России в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе. Турция открыто развёртывает российскую систему ПВО С-400, которая представляет угрозу для НАТО и вызвала возмущение (а вместе с ним и санкции) со стороны США. В то же время Анкара проводила военно-морские провокации в Восточном Средиземноморье, прямо нарушая Договор по морскому праву — а по пути угрожая Кипру.

Многие арабские государства видят в Турции лишь угрозу, пока Эрдоган провоцирует Францию по поводу недавних террористических атак. Многосторонняя военная напористость Анкары может спровоцировать новый конфликт. Всё это заставит напрячься и НАТО, поскольку Альянс всё ещё считает Турцию своим членом.

Продолжение следует. Там о позитивных моментах 2021 года, обязательно почитайте — в 2022 году посмеемся.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!