Перейти к основному содержанию

Ихтамнеты: начало. Перепись населения, но по-имперски

Гибридная война тех времён

Слишком многое произошло в период после Деулинского перемирия и до восстания Богдана Хмельницкого. В это время Северщина всё же была разделена — Стародубщина стала частью Минского воеводства Великого Княжества Литовского. Остальные территории принадлежали непосредственно Польше.

С началом восстания Хмельницкого произошли изменения: Северщина была снова объединена. Началось постепенное формирование казацких полков и сотен. Но уже в период Руины произошло неизбежное — целый край вновь оказался под московским правлением.

О себе он напомнил во время похода Карла XII через Украину в Северной войне. Тогда по землям Стародубщины прошагали шведские войска. А местное население поставили перед неудобным выбором, чью же сторону принять — Ивана Мазепы или Петра I.

Как оказалось, местные предпочли второй вариант. Но даже приняв по ряду обстоятельств сторону России, край всё же понёс колоссальные потери. Доставшись в качестве наказания фавориту царя — Меньшикову, территория был полностью разрушена и оставалась упадочной даже к моменту описываемых событий.

Примечание редакции. В принципе, это относится практически ко всем «крепким хозяйственникам» из России. Символичный момент.

Даже при первом взгляде этнический состав региона вызывает особый интерес. Годами напролёт в ревизских сказках действительно не указывали этническую принадлежность, но фамилии и сословный стан позволял сделать простой вывод. Большинство населения составляют украинцы.

Читайте также:

А потом произошёл фокус: во Всероссийской переписи населения от 1897 года картина в регионе выглядела примерно наоборот. Особенно показательной она выглядит из-за искажений, явно полученных во время его проведения. Ведь по результатам получалось, будто здесь и вовсе не проживали украинцы.

"

Заодно, чтобы времени не терять, проводили политику русификация населения. В частности, через принудительное изменение фамилий. Такой способ практиковали, к слову, и в Российской императорской армии в начале ХХ века. Подтверждение этому мы можем видеть в воспоминаниях участника советско-украинской войны Александра Семмо (описаны события, происходящие в 1917 году):

«[…]Он хоть и назывался Ивашньов, а был из рода Ивашня, что с Погара на Черниговщине. Он приходил к нам с гитарой, потому что умел хорошо и играть и петь под неё. Однажды я зашёл неожиданно к унтер-офицерам, когда он был у них с гитарой, и услышал, что он поет. Мне стало не по себе, потому что это выходило за рамки самосохранения, которое мы должны были соблюдать в наших обстоятельствах. Первые слова той песни были:
ʺКраю забутий, в кайдани закутий,
де твоя воля, де сила, де право?
Чом з нами злучилась кривавая слава?..ʺ»[…]

Соответственно, и Февральскую революцию, а также Октябрьскую, край встретил в несколько проблематичных условиях. Трудности начались ещё с Временным правительством. Оно не особо стремилось отдавать северные уезды Черниговской губернии, по большей части опираясь на принцип этнического распределения регионов.

Но это, как показали документы и мемуары, совсем не соответствует действительности. В те времена край был одним из столпов Гетьманщины и в целом украинства. Оттуда происходили писательский род Косачей, гетманский род Скоропадских и многие другие.

Если же посмотреть со стороны экономики, то край не стал богатым и в ХХ веке. Получилось так, что местные жители — не от хорошей жизни — частенько ездили на заработки за океан. Вот вам пример, как это подавали в газетах незадолго до войны:

«[…]Среди явлений черниговской деревни надо отметить начавшуюся тягу крестьян на заработки в Канаду и Северо-Американские Штаты. В текущем году во многих селениях северных уездов (в Новозыбковском, Суражском, Мглинском, Стародубском) чуть ли не половина крестьянской молодёжи отправляется за океан […]».

В итоге мы снова возвращаемся к тому, что северные уезды Черниговщины предстали в привычной роли — дороги. Но на этот раз не к Киеву, а к Польше. Ибо через Стародубщину проходила Полесская железная дорога, которая на начало ХХ века была важной коммуникационной артерией.

Всё проходило через Полесье — от Брянска и до Жабинка, давая дорогу тем самым на Брест-Литовск, Белосток и страны Балтии. Отдавать настолько важную логистическую ветку постороннему государству было бы чересчур опасно. Даже если пойти по пути меньшего зла и поделиться лишь частью железной дороги.

Снова оказаться в составе Украины получилось далеко не сразу. Шанс у Стародубщины появился уже после провозглашения Третьего универсала Центральной Рады, то есть в ноябре 1917 года. И начиная с провозглашения Четвёртого универсала, развиваются те события, которые мы непосредственно рассматриваем.

Вот такое затянутое превью. Но без него было совсем никак.

Продолжение следует.

Ранее:

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!