Перейти к основному содержанию

Интервью Муслима Чеберлоевского, командира чеченского батальона имени Шейха Мансура. Часть XIII

Последняя, тринадцатая...

С предыдущими частями материала можно ознакомиться тут: первая, вторая, третья, четвёртая, пятая, шестая, седьмая, восьмая, девятая, десятая, одиннадцатая и двенадцатая.

Д. М.: Как вы оцениваете вторжение Шамиля Басаева в Дагестан с военной и политической точки зрения?

М. Ч.: Вторжение в Дагестан я полностью не поддерживаю. Нас просили — мы туда не пошли. Ни один человек из моей группы туда не поехал. Мы это не поддержали. Поскольку это уже считалось бы как нападение. Хотя из Дагестана просили о помощи, говорили, что они тоже там... Мы сказали: «Вы начинайте войну, как мы, отделяйтесь. Вас намного больше, чем нас. И там по ходу уже будет видно — нужна вам помощь или нет». А так пойти и начинать там — этого мы не поддерживали и не поддерживаем по сей день.

Д. М.: Следующий вопрос касается Турции. Эта страна сейчас проводит активную политику, направленную на то, чтобы стать региональной державой, и Анкара поддерживает некоторые формирования в Сирии. В том числе те, в составе которых чеченцы, кавказцы. Как вы относитесь к политике Турции в Сирии и на Кавказе?

М. Ч.: Ну, опять же, политикой мало интересуемся, мы в ней не разбираемся. Этим должны заниматься политики. Но следует сказать, что Турция всегда вела свою игру — и во времена Шамиля, и во времена Шейха Мансура. То турки как-то помогали нам чуть-чуть, то потом переставали, то опять начинали что-то делать. По сей день их тактика лично мне непонятна. Хотя если бы в кавказской войне, при Шамиле или Шейхе Мансуре, Турция помогала бы нам как государство — было бы всё совсем по-другому. Поскольку у нас и воины были, и воевать мы умели и были готовы. Но никогда у нас не было поддержки и помощи. Всё время не хватало ни боеприпасов, ни оружия, ни одежды, ни питания. Да, мы начинали, были какие-то успешные моменты, спецоперации — захватили, победили; новогодний штурм, августовский. Но чтобы это удержать, ниоткуда не было помощи. Конкретной помощи, чтобы нас укрепить, чтобы мы отстояли, победили и всё закончилось.

Д. М.: Какой вариант развития событий, в случае активизации боевых действий, наиболее вероятный: локальное наступление российских войск на Донбассе, попытка выхода к границам областей или, возможно, большое наступление вплоть до Киева?

М. Ч.: Вариант наступления российских войск вплоть до Киева мы даже не рассматриваем. Это они не потянут. Для этого у них нет таких возможностей. Больше половины — это надутый шарик, Россия. Все думают, что у неё сильная армия. Вот здесь уже видно, на что россияне способны, где на равных условиях идёт война и есть оружие. Это понятно. Ну, какие-то провокации, возможно, будут в Одессе, Харькове или где-то ещё. Они начнут что-то наподобие происшествий 2014 года в Луганске и Донецке; попытаются там навредить. К этому мы должны быть готовы.

Д. М.: Мы сейчас находимся в районе Мариуполя, расположенного возле линии разграничения и пребывающего из-за этого в постоянной опасности. Как вы думаете, является ли Мариуполь наиболее вероятной точкой возможных агрессивных действий Кремля? То есть так называемая «ДНР» попытается окружить и захватить город?

М. Ч.: Вполне возможно. В мае 2014 года они же заскочили в Мариуполь. Благодаря вовремя принятым мерам наши отбили город, российские террористы просто не успели укрепиться и сбежали. Такие моменты могут быть. Россияне не брезгуют ничем. Они могут каких-о идиотов послать сюда и попробовать что-то. Но сейчас не 2014-й и не 2015-й — мы же намного лучше подготовлены. Информация есть, и подготовка, и местность. Уже не будет так просто, если даже они и начнут. Ну посмотрим, пускай начинают.

Д. М.: Какой сценарий наиболее вероятный в случае наступления российских войск на Мариуполь? Город попытаются захватить путём какой-либо провокации или же окружения, а затем договариваться о выводе украинских сил?

М. Ч.: Скорее всего, они будут наступать с моря — где-то высадятся и попытаются окружить его. Но к этому мы тоже готовы, наши пограничные службы готовы. Я думаю, здесь у них не пройдёт такой вариант. По всей видимости, они начнут где-то в другом месте. Там, где не ожидаем. Здесь же всё подготовлено, каждый участок предусмотрен, где они могут наступать. Мы же тоже работаем, что-то делаем, чтобы не допустить того, что они планируют. Если они что-то проводят — мы тоже готовимся на этот случай. Ну посмотрим.

Д. М.: Какие направления на линии разграничения, на украинском Донбассе, вы считаете наиболее рискованными из-за возможной активизации противника?

М. Ч.: Это по всей линии может быть. Нет такого, что здесь они пойдут, а там не пойдут. В самом неожиданном месте могут наступать. За всё это время были такие участки, на которые мы вообще не обращали внимания — всё время было тихо. А через полгода там, наоборот, происходили самые активные движения. Потом в другом месте. Поэтому мы знаем ещё с Чечни — предугадать, что будут делать российские военные, даже если они сами не знают, невозможно. Всё происходит очень внезапно. Такие интересные моменты бывают. Поэтому должны быть готовы во всех направлениях и к любым провокациям.

Д. М.: Хорошо. Большое спасибо вам за интервью!

М. Ч.: Вам тоже спасибо!

Беседу вели Артём Конопкин и Денис Москалик.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.

''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...