Перейти к основному содержанию

Мои Петр и Мазепа

Пора знакомиться
""

Как-то раз владелец, директор и редактор ИА «Петр и Мазепа» предложили мне войти в редакционную коллегию, а я взял и согласился. В том числе, и потому что персонажи, именами которых назвали это издание, имеют для меня особенное значение. Легко любить историю с интернетом под рукой, да парой монографий в iBooks. А в мои времена эту страсть приходилось отстаивать в регулярных схватках с отсутствием информации, и учебниками с противоречивыми заявлениями. 

Из Полтавы с любовью

Я родился в Полтаве. Так получилось, что на тот момент моих школьных лет, когда история стала одним из наиболее важных предметов в моем образовании, единого учебника по истории Украины так и не было утверждено минобразования. В результате, у нас постоянно было 3-4 книги, из которых учитель истории, как правило, складывал пазл школьной программы. Так, например, чтобы подготовиться к уроку по Полтавской битве, надо было в каждом из учебников истории по которым мы учились, прочитать по кусочку информации. Это ощутимо раздражало.

Потом мне предложили написать об этом ужасе для одной из местных газет, и я написал свою первую в жизни статью для печатной прессы о проблемах изучения периода Северной войны. В заголовок статьи вынесли цитату Ивана Мазепы «През незгоду всі пропали – самі себе звоювали».

Этот момент в истории Украины всегда был одним из наиболее оболганных и искаженных манипуляциями, которые осуществлялись, практически, всеми властями, которые получали контроль над историей. В царской России и в Советском Союзе Иван Мазепа был никем иным, как предателем и изворотливым интриганом. Петр I, с другой стороны, был «зачинателем славы российского оружия» и победителем хитрых, но противных шведов. А после обретения Украиной независимости Мазепа стал непогрешимым героем-спасителем Украины.

Настоящей истории не существует. Вся история – это сборник конъюнктурных мифов и верований, получивших политическую поддержку на данном отрезке времени.

Старт Петра и спурт Мазепы

В то время, когда Московщина вела Северную войну со шведами, через 50 лет после катастрофического решения Богдана Хмельницкого подружиться с Москвой, Украина получила шанс на другое развитие истории, и даже, возможно, на свою независимость под шведским протекторатом. Архитектором этих возможностей был Иван Мазепа, но что им в реальности двигало и что его мотивировало – останется для нас загадкой.

Петра І-го возвели на трон в результате переворота в возрасте 10 лет. По причине малолетства Петра и Ивана (наследников умершего царя Федора ІІІ Алексеевича), власть получила регентша Софья Алексеевна. Как она ни пыталась удержать ее в своих руках в 1689-м году Петр, в результате еще одного переворота, воцарился на троне уже реально, а не номинально.

В то время Иван Мазепа, которому было 50 лет, уже два года как был украинским гетьманом и пытался вывести страну из «Руины». По сути ситуация «Руины» и помогла Мазепе получить булаву. Некоторые источники пишут, что он смог стать гетьманом также в результате интриг и заговора. Якобы фаворит Софьи Алексеевны – Василий Голицын – инспирировал переворот, в результате которого Иван Самойлович (предшественник Мазепы) отправился в Сибирь. Другие источники писали, что Мазепа раздал взятки представителям генеральной старшины, которые и сделали его гетьманом. 

С момента становления Мазепы гетьманом, его практически не покидал Василий Кочубей, ставший генеральным писарем (а затем, по протекции Мазепы, и генеральным судьей). При участии Мазепы Кочубей многократно умножил свое состояние, получив землю и имение в Диканьке. Позже, Кочубей даже помогал материально Петру І, частично финансируя литье пушек.

К моменту, когда началась Северная война в 1700-м году, Петру I было 28 лет, а Мазепе – 61. Задумайтесь на секунду о политическом опыте и знаниях этих людей. И это, не учитывая фактов о том, что Мазепа прошел школу интриг еще при дворе польского короля Яна Казимира, а потом, по возвращении в Украину, смог договориться с Иваном Сирко, Петром Дорошенко, а позже и с самим Самойловичем, место которого позже занял.

Понять Мазепу

Мне всегда казалось, что для понимания Мазепы следует принимать во внимание и факты, которые многие историки именуют «историческими анекдотами». Как, например, о том, что во время службы у Яна Казимира, наш герой предпочитал благородным придворным дуэлям нечто более приятное: тайные походы к шляхтичкам.

Однажды, после размолвки с польским шляхтичем Мазепа был вызван на дуэль. Однако, он вовремя пожаловался Яну Казимиру, который дуэли запрещал. И шляхтич, вызвавший нашего хитрого земляка, был немедленно покаран. Другой громкий конфликт разгорелся после того, как Иван стал наведываться к замужней даме. Супруг-рогоносец, который не вовремя приехал домой, приказал раздеть гуляку и усадить на лошадь задом наперед. Слава Богу, умное животное довезло будущего гетьмана до его дома, где того даже не сразу стали пускать - не узнали.

С другой стороны, не исключено, что этот слух пустили те, кому Мазепа при дворе уж очень мешал. В результате, как мне кажется, что покинул он польский королевский двор отнюдь не по своей воле. Не думаю, что многие амбициозные политики стремились тогда променять Краков на Киев. Не те времена, не те расклады.

Таким образом, когда началась Северная война, Мазепа превосходил Петра в возрасте, в опыте, в широте кругозора, в связях и в искусстве интриг. То есть во всем, что можно считать «политическими навыками». Не мудрено, что он решил усилить свои позиции, достигнув договоренностей со шведским королем Карлом 12-м, которому на момент начала Северной войны было вообще 18 лет.

Когда Ивану Мазепе было 65 лет, в него влюбилась 16-летняя Мотря Кочубеевна. В краеведческом музее Диканьки до сих пор хранится ее любовное письмо, отправленное Мазепе. Сложно представить себе, что кому-то было бы нужно подделывать такой текст. Поэтому, скорее всего, он подлинный. А учитывая факт, что он подлинный – влюбленность подростка в старого умудренного политика – это тоже очень весомый момент, который характеризирует Мазепу.

Единственной проблемой было то, что это была дочка его «друга» Василия Кочубея, который финансово сопровождал все его политические проекты. В том числе, и взаимоотношения с Петром I, которые требовали дорогих подарков.

Скорее всего, в результате такой «амурной истории» (Мотря убежала от отца к Ивану Мазепе) Кочубей не выдержал и пошел жаловаться Петру I. Ко всему прочему, некоторые источники говорят о том, что Кочубей сдал Петру тайные договоренности между Мазепой и шведским королем Карлом. По всей видимости, Мазепа, имевший влияние на Петра, сумел переубедить его в обратном…

После пыток Кочубей вынужден был признать, что оговорил Мазепу. Вскоре, ему и полтавскому полковнику Искре, который свидетельствовал против Мазепы вместе с Кочубеем, отрубили головы. А через год после этого состоялась Полтавская битва.

Зрада себе и Перемога себя

Проблема Полтавской битвы в том, что в ней и с одной и с другой стороны участвовали подразделения украинских козаков. Часть из них оказалась лояльной Мазепе и дралась за Украину на стороне шведов. Другая часть была лояльна украинской старшине, которая представляла политическую оппозицию Мазепе и дралась за Украину на стороне Петровских войск.

Это лучшее, что мы как народ умеем делать на протяжении всей нашей истории – делиться на разные лагеря в борьбе за Украину.

Причем, достаточно легко предположить, что те, кто воевал на московской стороне, вряд ли отличались любовью к Петру. Возможно, они просто не могли пойти на союз с протестантской (сорри, поправили – ред.) Швецией. Мы чудесно можем создать проблемы кому угодно, только не врагу.

Мои Петр и Мазепа – это всего лишь люди, которые руководствуются чувствами, делают ошибки, а потом, изображаются в книгах и на веб-страницах как нечто большее, чем они были на самом деле.

В центре Полтавы стоит колонна в честь победы над шведами, на вершине которой восседает орел с лавровым венком в клюве, готовый сбросить этот венок на голову победителя (коим подразумевается Петр I). Снести этот памятник нет никакой возможности. Он прописан в ДНК бренда Полтавы, сквозь историю и эмоции жителей города. На другой оконечности городского центра стоит памятник Ивану Мазепе. Не такой пафосный, но все же значимый. 

Иногда, невозможно найти выход, кроме болезненного компромисса. Но, даже достигая компромисса, не стоит отворачиваться от реальности, приписывая политикам черты, которых у них нет и не было, и закрывать глаза на их «человеческое».

Мои Петр и Мазепа – это решения, которые несут за собой последствия. И, в то же время, это сила, которая позволяет принимать такие решения и нести за них ответственность, не перекладывая на других.

Рекомендуемые публикации

Открытие памятника Ивану Мазепе. Рассудим, помогло это мероприятие укреплению информационной сферы национальной безопасности или нет?
''отсканируй
и помоги редакции
Загрузка...