Перейти к основному содержанию

Мухаммед бин Салман: как принц получил столько власти. Часть 2. Более «мягкий» сауд?

Вторая часть материала, как видите
Источник

Вот и вторая часть перевода от Александра Краева. Фрэнк Гарднер, снова ваш выход.

В этой части огромного лонгрида мы пройдёмся как по внутренним, так и по внешним вехам Саудовской Аравии.

Современная Саудовская Аравия

Середина декабря, ночь в городе Дирия, неподалеку от Эр-Рияда. Огромная разнородная толпа молодых саудовцев в западных костюмах движется под музыку. Смартфоны в их руках снимают всё происходящее. Лазеры и огни освещают всё вокруг.

Сегодня выступает французский ди-джей Дэвид Гетта. В этом же концерт-холле женщины пользуются вновь обретённой свободой вождения, приезжая на своих лучших спортивных автомобилях и наблюдая за первой гонкой Формулы E в Эр-Рияде. Тут же проходят концерты Black Eyed Peas и Энрике Иглесиаса. Это и есть новая Саудовская Аравия, в соответствии с указом модернизированного наследного принца. Развлечение пришло, культурная аскеза прошла.

''

 

Для тех, кто посещал или жил в Саудовской Аравии в течение последних 40 лет, это преобразование крайне необычно.

Такое свободное общение мужчин и женщин на вечеринке было бы совершенно немыслимо ещё совсем недавно. Оно было запрещено консервативными религиозными священнослужителями, на поддержку которых правящая семья опиралась в своей легитимности.

У Саудовской Аравии, какой я всегда её знал, был аскетический, безрадостный публичный имидж. Это была страна, где религиозная полиция Мутава закрыла популярные кальянные кафе в Эр-Рияде и приказала магазинам не ставить музыку — такой была их собственная строгая интерпретация шариата.

Читайте также:

Став кронпринцем в 2017 году, МБС при поддержке короля решил изменить представление о том, что Саудовская Аравия является зоной, свободной от веселья. Кинотеатры, водительские права для женщин, общественные развлечения — всё это долгие годы было запрещено. Теперь же он заявил, что хочет сделать свою страну более «мягкой и доброй».

«То, что происходило с нами последние 30 лет, — это не Саудовская Аравия», — заявил МБС в октябре 2017 года. «После иранской революции 1979 года люди хотели скопировать эту модель в разных странах, и Саудовская Аравия не была исключением. Мы не знали, как с этим бороться. И эта проблема распространилась по всему миру. Сейчас самое время избавиться от этого».

Грамотный посыл для Запада

Фактически Саудовская Аравия, глубоко племенная и консервативная страна, никогда не пользовалась таким очарованием и привлекательностью центров арабской цивилизации и микса культур, как, например, как Каир или Багдад. Тем не менее, слова МБС были именно тем, что хотели услышать в Белом доме.

К тому времени между Вашингтоном и новым наследным принцем уже установились тесные связи. Дональд Трамп выбрал Эр-Рияд для своего первого президентского зарубежного визита в мае 2017 года, а его зять Джаред Кушнер установил тесные рабочие отношения с МБС.

Придерживаясь «умеренного ислама», МБС выдаёт разрешения на публичные концерты и даже христианскую коптскую мессу. Дома его популярность резко возросла, особенно среди преимущественно молодого населения, которое устало от того, что ими управляют люди, которые старше их на полвека. МБС всего 34 года — первый национальный лидер, с которым могут себя соотнести молодые саудиты.

«Он любит фаст-фуд (например, хот-доги) и пьёт много диетической колы», — говорит один бизнесмен из Персидского залива, пожелавший остаться анонимным. Говорят, что МБС вырос, играя в Call of Duty, и в целом большой поклонник новых технологий.

На инвестиционном форуме в Эр-Рияде в ноябре 2018 года молодые женщины Саудовской Аравии в спешке просят сделать селфи с наследным принцем. Он был счастлив сфотографироваться — его суровое, непроницаемое лицо расплылось в голливудской улыбке.

«Для Саудовской Аравии он действительно был долгожданным лидером», — говорит Малек Дахлан, юрист-международник. «Саудовская Аравия не знала кого-то с его уровнем харизмы со времён его деда, короля Абдулазиза».

«У меня сложилось впечатление, — говорит сэр Уильям Пейти, который был послом Великобритании в Эр-Рияде в 2006-2010 годах, — что большинство саудовцев, особенно молодые, поддерживают наследного принца и его курс. В связи с необычайной концентрацией власти в руках МБС, он также сказал: «Они уже привыкли, что власть распорошена, но понимают, что большие перемены требуют принятия более решительных мер».

Читайте также:

Другой бывший британский дипломат, который много раз встречался с МБС, но, как и многие, предпочитает не называться, говорит: «У МБС есть необычайная вера в себя. Он как солнечная вспышка. Он просто кипит идеями и энергией. Однако он может быть слишком самоуверенным, и во многом он ещё аматор».

Но есть и нечто более зловещее во всей этой истории.

Расправа с инакомыслием

Если бы кто-то охарактеризовал отношение МБС к проводимым им системным социальным и экономическим реформам, это было бы так: «Мы делаем это либо по-моему, либо никак». Проще говоря, МБС не терпит возражений.

Блогеры, священнослужители, женщины, борцы за права человека, либералы и консерваторы — все были в конечном счете арестованы в соответствии с драконовскими законами о всеобъемлющем контроле, которые подавляют всякое инакомыслие или дискуссию.

В ежегодном докладе Human Rights Watch за 2018 год говорится, что «власти Саудовской Аравии проводят произвольные аресты и осуждения диссидентов и демократических активистов в 2018 году, включая широкомасштабные скоординированные действия против движения за права женщин».

Но разве это не тот самый руководитель, который наконец-то дал саудовским женщинам право водить машину? Он самый. Но, по словам наблюдателем, дело в том, что МБС хочет, чтобы изменения шли сверху вниз, от Королевского двора к населению.

В стране, где отсутствует какая-либо политическая оппозиция или даже просто политические партии, сложно предположить проведение реформ в результате уличных протестов или некоего социального движения.

Взять, к примеру, Лужаин аль-Хатлул. Образованная, умная, активная в социальных сетях, она провела свой 30-летний день рождения в июле этого года в тюрьме в Джедде.

Её семья говорит, что её единственным преступлением было проведение кампании за то, чтобы саудовским женщинам было разрешено водить машину, и за прекращение ограничительной системы опеки, которая дает мужчинам огромный контроль над жизнью их жён и родственниц.

Оба закона теперь изменены — женщины могут водить машину, а система опеки была смягчена. Но аль-Хатлул и несколько других женщин-активистов, похоже, раздражают руководство Саудовской Аравии — они публично настаивали на том, что эти изменения являются заслугой активистов, а не желанием МБС. Как видно, не нужно пытаться форсировать реформы в королевстве.

Аль-Хатлул была впервые арестована в 2014 году после того как приехала на машине из ОАЭ в Саудовскую Аравию. В марте 2018 года, когда она легально ехала в ОАЭ, она, как сообщается, была остановлена колонной тонированных автомобилей, арестована и возвращена в Эр-Рияд, где её ненадолго задержали. В мае 2018 года она была снова арестована в результате массовых арестов. Аль-Хатлул и другие женщины-активисты говорят, что их пытали и держали в одиночных камерах.

«В течение первых трёх месяцев во время допросов они подвергались пыткам и другим видам жестокого обращения, включая порку, поражение электрическим током, сексуальные домогательства», — говорит Линн Маалуф из Amnesty International.

Власти Саудовской Аравии отрицали, что в их тюрьмах и следственных изоляторах происходят какие-либо пытки, и обещали провести расследование. Но вместо того чтобы обвинить предполагаемых нарушителей, самим женщинам были предъявлены новые обвинения.

Валид аль-Хатлул, брат Лужаин, который живет за границей, говорит, что прокурор никогда не расследовал заявления о применении пыток. «Мы отправили три жалобы, и они так и не ответили. Прокурор пришел к решению, основываясь на информации Саудовской комиссии по правам человека, а не на его собственном (независимом) расследовании». Валид аль-Хатлул также настаивает на проведении расследования в отношении Сауда аль-Катани — Лужаин утверждает, что он лично принимал участие в жестоком обращении и заключении её под стражу.

В интервью программе «60 минут» МБС был поставлен вопрос о плохом обращении с женщинами-заключенными. Он обещал лично разобраться.

Больше 30 стран призвали Саудовскую Аравию освободить активистов, некоторых из которых впоследствии выпустили под залог, а правительства США и Великобритании заявили, что подняли этот вопрос на самом высоком уровне. Тем не менее, в августе 2019 года семья Лужаины аль-Хатлула заявила, что сотрудники службы безопасности посетили её в тюрьме и оказали на неё давление. Они требовали, чтобы она подписала заявление, опровергающее утверждения её родственников о том, что она подверглась пыткам в заключении. Она отказалась.

Среди других задержанных активисток — Самар Бадави, арестованная после оспаривания законов об опеке; Иман аль-Нафьян, блогерша и участница кампании за право женщин на управление; и Азиза аль-Юсеф, профессор университета в отставке, которая помогала женщинам избежать насилия в семье. Есть также много случаев задержания и наказания активистов-мужчин.

Но в самой Аравии мало кто симпатизирует положению женщин. В королевстве практически не было освещения в СМИ, и троллинговая кампания изобразила их как непатриотических предателей. Власти утверждали, что они передавали секреты врагам государства.

В сентябре 2018 года прокуроры Саудовской Аравии объявили о наказании в виде пяти лет лишения свободы и штрафа в размере трех миллионов риалов (600 тысяч фунтов стерлингов) для каждого, кто будет уличён в распространении информации в социальных сетях, которая, по мнению властей, влияет на общественный порядок или мораль.

И всё же МБС не сожалеет о своей нетерпимости к инакомыслию. В интервью он признал, что действительно большое количество людей находится в тюрьме, но сказал, что это необходимая цена, которую нужно заплатить для продвижения такой масштабной программы реформ.

Так как именно человек, который был практически неизвестен шесть лет назад, стал, пожалуй, самым могущественным правителем на Ближнем Востоке?

Сын своего народа

Мухаммед бин Салман родился 31 августа 1985 года. Он вырос, как и почти все пять тысяч старших саудовских принцев, в замкнутом мире необычайного комфорта и привилегий.

Будучи одним из 13 детей в семье, он с самого детства был окружён стеной хорошо охраняемого дворца Эр-Рияда в районе Мадхер. Слуги, повара, водители и другие работники-экспатрианты выполняли все его прихоти.

Одним из тех, кто обучал его в его ранние годы, в середине 1990-х годов, был Рашид Секкай, который сейчас работает на BBC. Он описал, как его забирали из дома каждый день на машине с водителем, чтобы отвезти во дворец.

«Въезжая через тщательно охраняемые ворота, машина проезжает мимо ряда потрясающих вилл с безупречными садами, которые обслуживают рабочие в белой форме», — сказал он в интервью BBC Arabic. «Там была автостоянка, заполненная парком эксклюзивных роскошных автомобилей».

Некоторые сведения указывали на то, что МБС был прилежным учеником и всегда тщательно вёл конспект, но Секкай говорит, что было интереснее проводить время с дворцовой охраной, а не следить за его уроками.

«Казалось, ему позволено делать всё, что ему нравится», — сказал он.

Когда отец предложил ему учиться за границей, как это делали многие его сверстники — в Британии или США, например, — Мухаммед отказался. Вместо этого он получил степень бакалавра в области права в Университете короля Сауда. По словам экспертов, это необычное решение одновременно и помешало ему, и сыграло на руку.

Для саудовцев, крайне патриотичной нации, его исключительно саудовское воспитание делает его традиционным «сыном своей земли», с которым они могут себя соотнести. Но недостатком является то, что в течение многих лет английский язык у Мухаммеда был плохим, и он так и не получил такого «врождённого» понимания западного менталитета, как многие другие принцы.

''

 

В стране, где мужчины нередко имеют по четыре жены, МБС предпочел иметь только одну. Он женился на своей двоюродной сестре — обычная практика в Саудовской Аравии — принцессе Сара бин Машур бин Абдулазиз аль-Сауд в 2009 году. У них двое сыновей и две дочери. Когда дело доходит до его собственной семьи, МБС не любит раскрывать подробности.

Так как же он так быстро перешёл от позиции малоизвестного юриста и одного из тысяч членов саудовской королевской семьи к всемогущему наследному принцу, которым он является сегодня? Ответ заключается в необычайной смеси макиавеллиевского подхода к политике и власти, патронажа родственников по отцовской линии и явной силы характера. Когда МБС было около 23 лет, вскоре после того как он окончил учёбу лучшим студентом своего выпуска, его отец начал готовить его к серьёзной работе.

МБС работал в офисе своего отца, будучи фактически его заместителем на посту губернатора Эр-Рияда. Внимательный молодой МБС увидел, как принц Салман разрешал споры и вырабатывал компромиссы, таким образом эффективно изучая искусство саудовского государственного управления.

В 2013 году, в возрасте всего 27 лет, МБС стал главой (распорядителем) двора наследного принца — фактически, он стал управлять воротами к власти и влиянию. В следующем году его повысили до министра в местном Кабмине.

Затем в 2015 году карьера МБС достигла пика. Когда в январе того же года умер король Абдулла, его сменил его сводный брат Салман из влиятельной ветви семьи Судаири. Новому королю, которому было уже почти 80 лет, когда он занял трон, теперь была предоставлена возможность выбрать своих собственных фаворитов. Его любимый сын Мухаммед быстро стал министром обороны, а также генеральным секретарём королевского двора.

Внешние враги… Назначенные враги

К настоящему времени Саудовская Аравия столкнулась с растущим кризисом на своей южной границе. В Йемене хуситы, группа племён с северных гор, пошли походом на столицу, свергли избранного президента и его правительство и захватили контроль над почти всей более населённой западной частью страны.

Очевидные идеологические и религиозные связи хуситов с Ираном заставили саудов напрячься. В марте 2015 года, не проконсультировавшись с ключевыми принцами и (почти) не предупредив союзников Саудовской Аравии, МБС собрал коалицию из 10 стран и начал воздушную войну против хуситов.

Официальная цель состояла в том, чтобы восстановить свергнутое, но признанное ООН правительство в Йемене. Реальная же цель состояла в том, чтобы послать прямое сообщение Ирану — Саудовская Аравия не собиралась позволять проиранскому ополчению захватить своего южного соседа. Предполагалось, что это будет быстрое и решительное военное вмешательство против армии мятежников, вооружённых оружием советских времён.

Вместо этого Йемен превратился в болото, Саудовская Аравия теряет бойцов и ресурсы, а Йемен терпит бедствия.

Коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, добилась очень небольшого успеха на местах. Почти пять лет спустя Йемен разрушен войной, тысячи убиты. Голод, холера и другие болезни порождают эпидемии, в то время как приблизительно 20 миллионов человек, около двух третей населения, нуждаются в гуманитарной помощи.

Но дома начало войны позволило МБС мгновенно завоевать популярность. У него не было никакого военного опыта, но саудовское телевидение показало, что «принц-воин» решительно действует в интересах своей страны.

Западные страны были изначально очень благосклонны. США предоставили разведданные, топливо и оборудование. Великобритания предоставила материально-техническую поддержку, а также консультации для вооружённых сил Саудовской Аравии в отношении оборудования, проданного им компанией BAE Systems. Два командира эскадрильи британских ВВС были размещены в Центре воздушных операций Коалиции в Эр-Рияде для наблюдения за саудовскими учениями, хотя министерство обороны настаивает на том, что они не помогают непосредственно в самой операции.

Оказалось, что целеуказание Королевских ВВС Саудовской Аравии часто было ошибочным. Больницы, похоронные процессии, жилые районы и школьные автобусы были взорваны наряду с военными объектами. По оценкам ООН, большинство жертв среди гражданского населения в Йемене было вызвано именно авиаударами под руководством Саудовской Аравии. Саудовцев обвиняют в использовании кассетных бомб на территориях с гражданским населением.

Читайте также:

Хуситы также обвиняются в военных преступлениях, таких как беспорядочная установка мин, использование детей-солдат, обстрелы домов и задержание гуманитарной помощи. К сентябрю 2019 года хуситы, по словам саудовцев, выпустили более 260 баллистических ракет и 50 взрывных дронов по саудовским объектам. Тем не менее, эти удары затмеваются подавляющим превосходством в воздухе возглавляемой Саудовской Аравией коалиции.

Во главе с правозащитными группами, такими как Amnesty International, растёт недовольство западной общественности в связи с войной в Йемене. За пять лет эта страна стала самым масштабным гуманитарным кризисом в мире.

У самурая нет цели, есть только путь. Мы боремся за объективную информацию.
Поддержите? Кнопки под статьей.

''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...