Перейти к основному содержанию

Нужны операторы ПК... и РПК

Проблема в сроках, а не головах

Привет! На Востоке до сих пор продолжается война, ты же и сам это знаешь.

Да, это уже совершенно не та война образца весны 2014 – зимы 2015 годов. Злая, маневренная и настоящая. Помните, когда в новостных сводках наши ежедневные потери исчислялись двузначными числами?

Конфликт в морозилке

Та война, где города и сёла переходили из рук в руки, а понятие «линия фронта» было условностью шириной в десяток километров. Сейчас совершенно другая. Формат круто изменился и застыл, вот уже четыре года как застыл. Линия фронта остановилась, но боевые действия продолжились: работа снайперов, выходы ДРГ, миномётные обстрелы и дуэли артиллерии. Война продолжается. А людей, людей нам не хватает…

Повторим общеизвестное. Война на Востоке Украины перешла в этап статичного затяжного конфликта. Армия остановилась на занятых рубежах и окопалась в широкую сетку сотен РОПов и ВОПов, образовав ту самую «лінію зіткнення». Украинские войска исполняют роль элемента сдерживания: принимая на себя 82-е и 120-е мины, ловя приходы ракет из «Града-П». А ещё они же ежедневно огрызаются на вражескую стрелкотню и «ползучим наступлением» освобождают наши территории. Специфично. Длительный процесс, да. Так вышло, так выходит.

А ещё в армии была и есть нехватка. Нехватка боеприпасов и топлива, нехватка новых стволов для артиллерии и ЗИПов для крупнокалиберных пулемётов, нехватка техники и ключевое — нехватка людей. Все существовавшие и существующие бригады и подразделения ВСУ укомплектованы на 40–50% от необходимого количества.

Читайте также: Марьян Головатый. Спасти рядового резервиста. Часть 1

Конечно, есть исключения, но в основной массе — повальная нехватка людей, независимо от ВУС и звания. А потом армия ушла на контрактную основу. Пропал огромный пласт воюющих людей: мобилизованных и довоенных контрактников. Ситуация вырисовалась крайне печальная, друг мой.

Нехватку пытались устранить: искали людей, искали пути решения проблемы. Постепенно улучшали условия службы и реформировали нормы обеспечения: новая форма, ещё раз новая форма, новая обувь, борьба за адекватную систему питания и разработка съедобных сухпаёв. Повышали зарплату, существенно увеличили выплаты «за ноль». Однако критического слома не произошло. Людей не хватает, жутко.

Новая элита

И это странно. Потому что за годы войны на Востоке Украины у нас тут образовался новый специфический социальный пласт граждан. Тех, кого психологи называют аббревиатурой POW («People of War»). Люди, которые уже отвоевали своё в рядах Вооружённых сил, Национальной гвардии или в добровольческих батальонах.

Однако после участия «в боевых» они не смогли окончательно вернуться к мирной жизни: ни желаниями, ни мышлением и сознанием. Они остались в зоне ООС, что де-факто стала для них «зоной комфорта». Тогда откуда эта нехватка людей в армии? Есть же желающие, выходит. Тут интересно.

Беда в сроках службы. Мы сознательно пропустим с тобой момент существования такого монстра, как «українське паперове військо», и тотального возвращения к «совковым» порядкам. Тут в другом больше дело. Армия предлагает рядовым контрактную службу на три и пять лет, на выбор. Контракт на три года. Или держи контракт на пять лет. В то же время срок пребывания армейской бригады на передовой составляет около полугода.

Читайте также: Кирилл Данильченко aka Ронин. ВПК-2019

А после — ротация и выход на полигон, это такая смесь брезентовых палаток, грязи и болота, где никто ничем не занят, но все усиленно создают видимость. Или возвращение бригады в ППД (пункт постоянной дислокации). Туда, где бал правит тот самый «совок», наряды на тумбочку и бесконечные «паперові війни». От такой службы люди бегут, бегут массово и не оглядываясь.

Именно в этом моменте, мой друг, ключевая беда некомплекта ВСУ: адекватные люди хотят на войну, а не в палаточный городок под условным Николаевом.

Как решить проблему?

Попытка решения проблемы есть — полугодовые контракты для тех, кто уже отслужил срочную службу или был мобилизован. Немного помогло. Желающие служить на подобных условиях есть и они регулярно подписывают 6-месячные контракты с подразделениями, которые заходят на ротацию в зону ООС. В момент выхода бригады заканчивается контракт у военнослужащих. Все довольны и счастливы.

Почти все. Потому что армия лишает себя огромного пласта людей из добровольческих подразделений. Эта категория граждан имеет боевой опыт, однако могла не побывать на срочной службе, но и не попасть под мобилизацию.

Для них возможность полугодовых контрактов закрыта. А потому они не идут на контракт в ВСУ. Те самые необходимые кадры, которые умеют воевать и «пехотные» ВУС (стрелок, гранатометчик, пулемётчик и т.п.) — для них счастье и радость. Но мы уже знаем: или три года, или пять лет, зимовка на полигоне в подарок.

Читайте также: Марьян Головатый. Спасти рядового резервиста: часть 2

На выходе получаем следующее. Критический некомплект людей в армейских бригадах и одновременно достаточное количество воевавших людей без предоставленной им возможности «работать по специальности». Конечно, можно возразить, что армия базируется на порядке и дисциплине, что войскам необходимы длительные учения и слаживания на уровнях батальона и бригады. И для интеграции бойцов-добровольцев необходимо большее время.

Здравое зерно в этом есть, однако никаких путей решения со стороны ВСУ не предпринято. Ни полугодовых, ни годовых контрактов нет. На выходе армия добровольно упускает возможность пополнить свои ряды нормальной «полугодовой пехотой». Проблема некомплекта остаётся всё там же. И сотни операторов ПК, АК, ДШКМ-ТК и РПК продолжают жить «на большей земле», вне зоны своего комфорта.

Рубрика "Гринлайт" наполняется материалами внештатных авторов. Редакция может не разделять мнение автора.
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...