Перейти к основному содержанию

Российский шпионаж: Насколько реальна угроза?

После ряда провалов российских шпионов появилось мнение, что в ГРУ не хватает профессионалов. Так ли это?

Москва не скрывает, что воспринимает США и ЕС как главного, смертельного и непримиримого врага, сосредоточение мирового зла, создателя международного терроризма и прямую угрозу самому существованию России. Соответственно, свою задачу российские власти видят в том, чтобы максимально ослабить США и Европу, подорвать западную демократию, разрушить существующие институты лишь с одной целью – сделать эти страны так или иначе зависимыми от Кремля и неспособными противостоять российской агрессии по всему миру.

Эти жуткие аббревиатуры

ФСБ (разведка на федеральном уровне), ГРУ (военная разведка) и СВР (разведка за пределами страны) — советская привычка обозначать свои спецслужбы трёхбуквенной аббревиатурой пережила СССР и прочно укрепилась и на территории современной России.

Со времён КГБ ни одна трёхбуквенная аббревиатура не вызывала на Западе столько беспокойства, как ГРУ. В мировых СМИ ГРУ стало самой модной «страшилкой» для обывателя. На самом деле такого органа внешней разведки МО РФ, как ГРУ, сейчас не существует: его реформировали и несколько лет назад переименовали в Главное управление Генерального штаба ВС РФ. Но уже ставшее мемом в западной журналистике наименование ГРУ так прижилось, что и мы будем использовать именно его.

В последнее время в западных СМИ вновь замелькала тема российского шпионажа в США и Европе. Характерно, что большинство из новостей связаны именно с провалами ГРУ.

Правительство ФРГ обвиняет хакеров из ГРУ в кибератаках на компьютеры Бундестага и других ведомств.

Двенадцать офицеров ГРУ значатся в списке, составленном комиссией Мюллера: в 2016 году они якобы взломали электронную почту кандидата в президенты США Хиллари Клинтон, Минюст США выдвигает обвинения против семерых российских агентов, которые осуществляли шпионскую деятельность в Антидопинговом агентстве США.

Нидерланды выслали четырёх предполагаемых сотрудников российских спецслужб, целью которых предположительно была ОЗХО в Гааге. Ну и провальное покушение на Скрипалей...

В актив ГРУ можно зачислить только успешно осуществлённую четыре года назад аннексию Крыма.

Что же стоит за провалами российских шпионов? Могут ли неудавшиеся спецоперации последних месяцев свидетельствовать о том, что российской военной разведке просто не хватает профессионалов. По мнению политолога Александра Баунова, главреда сайта «Карнеги.ру», ГРУ остаётся организацией, к которой следует относиться серьёзно, однако она перестала быть элитой — в том её виде, в котором существовала в советское время. Так ли это, рассмотрим ниже.

Но вместе с тем, по всей видимости, провалы ГРУ не слишком сильно вредят имиджу Путина внутри страны. Каждое разоблачение и обвинение со стороны Запада лишь делает более достоверным миф о том, что Россия окружена врагами наподобие осаждённой крепости. И против этих врагов всем россиянам надо сплотиться — таков нарратив Кремля для внутреннего потребления. Именно поэтому Путин внешне спокойно реагирует на разоблачения своих спецслужб.

Да и на Западе далеко не все считают работу российских спецслужб против США и Европе неудачной. По словам бывших российских и американских разведчиков, многие из недавних «провалов» России в сфере разведки на самом деле таковыми не являлись. Так, ветеран ЦРУ Дэн Хоффман, одно время служивший резидентом в Москве, считает, что среди нынешних российских операций было много таких, где разоблачение было частью стратегии. Например, организованная спецслужбами РФ в июне 2016 года встреча между Дональдом Трампом-младшим, зятем Трампа Джаредом Кушнером и главой избирательного штаба Полом Манафортом изначально задумывалась так, чтобы её обнаружили, дабы лучше достичь двойной цели президента Путина — «вызвать ещё большую неразбериху в американском правительстве» и продемонстрировать мощь России на мировой арене. Также Хоффман считает покушение на Скрипаля и его дочь успешной спецоперацией россиян, заранее спланированной так, чтобы «российский след» был обнаружен. Этим Путин хотел повысить явку на президентских выборах в России. И добился этого...

Операция в Австрии хоть и позволила раскрыть российского шпиона, но то, что этот агент с 1988 года успешно поставлял России секретную информацию, свидетельствует о высочайшем профессионализме и очень качественной работе российской разведки. Ей удалось оградить его от разоблачения и сохранить с ним контакт, даже когда СССР распался и все госинституты разваливались.

Более того, демонстративные «разоблачения» агрессивных действий ГРУ за рубежом помогают скрыть более важную тайную работу ГРУ, СВР и ФСБ.

Борьба российских спецслужб за расположение Путина

Первое правило российского секретного мира — преданность Путину. С тех пор как была разрушена универсальная советская служба КГБ, у России имеется много других: Служба внутренней безопасности (ФСБ), внешняя разведка (СВР), военная разведка (ГРУ), госохрана (ФСО), Антитеррористический комитет. Их сплетение похоже на многоголовую гидру греческой мифологии, причём каждая голова делает всё, что хочет, и тратит немало энергии на то, чтобы откусить другую.

Не секрет, что у российских спецслужб есть одна особенность — они никогда не «дружили» между собой, а иногда их соперничество за близость к Путину приобретало совсем изощрённые формы. О давнем соперничестве между двумя российскими спецслужбами ГРУ и ФСБ известно многим. ГРУ всегда конкурировало с ФСБ — за проекты, бюджет и влияние на руководство. И сейчас в ФСБ с превеликим удовольствием наблюдает, как сотрудники ГРУ получают взбучку за Солсбери и ожидают перестановок в разведывательных кругах.

Но это не просто междоусобная вражда между соперничающими спецслужбами. Их объединяет первое правило российского секретного мира — преданность Путину. И искусственное поддержание соперничества между ними позволяет Путину держать спецслужбы в тонусе и контролировать каждый их шаг.

Нет сомнения, что сейчас в путинской России лидерство в спецслужбах принадлежит ФСБ. Руководящий состав ФСБ на сегодняшний час составляют так называемые «кагэбэшники» — выходцы из провинциальных управлений КГБ по Ленинграду, Ленинградской области, те, кого лично знал Путин или с кем он сталкивался по работе в Петербурге. Единственный опыт оперативной деятельности Путина и его товарищей пришёлся на 1990-е годы, когда разведка и контрразведка никого не интересовала, а на повестке дня был криминальный передел сфер влияния над ресурсами. И нет ничего удивительного, что времена бандитского Петербурга оставили в оперативном почерке Путина больше криминальных оттенков, чем, собственно, контрразведывательных и разведывательных.

Всё это не могло не наложить огромный отпечаток на все российские спецслужбы, прежде всего преемника КГБ — Федеральную службу безопасности. Именно ФСБ контролирует в стране большинство общественных организаций, СМИ, весь крупный бизнес, организации соотечественников за рубежом, многие культурные программы, фонды и так далее. Это не классическая организация в сфере разведки или контрразведки; это корпорация, которая делает деньги с помощью средств и методов российской организованной преступности. Это люди, которые через свою агентуру занимаются рэкетом, агрессивным захватом чужой собственности, организацией проституции, нелегально торгуют оружием...

На фоне любви Путина к ФСБ, ГРУ вначале потеряло былое влияние. Особенно ударила по военной разведке военная реформа 2008 года. Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков забрал у ГРУ сначала то, что отличало его от остальных спецслужб — отряды спецназа. В качестве дополнительного унижения ГРУ лишили и его символов: название сократили до ГУ, а летучую мышь на эмблеме, которую некоторые ветераны службы набивали себе в качестве татуировки, заменили гвоздикой.

"

Правда, после 2012 года, в преддверии украинских событий на Майдане, Донбассе и Крыму служба испытала невиданный взлёт, который связывается с назначением на должность министра обороны Сергея Шойгу, одного из наиболее могущественных и тщеславных людей при Путине. Шойгу вернул ГРУ отряды спецназа и дал ему возможность проявить себя во время украинского кризиса. Именно войска ГРУ в униформе без опознавательных знаков сопровождали в 2014 году аннексию Крыма и воевали на Донбассе против украинской армии. Захват Крыма основывался на планах, разработанных Главным оперативным управлением Генштаба, который во многом полагался на разведданные ГРУ. ГРУ подробно изучило регион, следило за расквартированными там украинскими войсками и прослушивало их линии связи, организовало прикрытие для «зелёных человечков», которые стремительно выдвинулись для захвата стратегических пунктов полуострова. Многие из этих бойцов были действующими или бывшими спецназовцами ГРУ.

Именно после Крыма у Путина создалось убеждение, что единственный аргумент, который Россия может предъявить на международном уровне — это тайные силовые операции, и именно ГРУ станет инструментом, с помощью которого они будут проводиться.

С конца 2014 года ГРУ стало играть важную роль в кибероперациях и отточило свои навыки в Сирии и на востоке Украины, став, по сути, любимым бойцовым псом Путина, который больше не заинтересован в игре по правилам. А с 2016 года ГРУ превратилось в реальный политический инструмент политики Кремля и начало действовать. Взлом компьютеров американских демократов и штаба предвыборной кампании Клинтон, попытка переворота, запланированного пророссийскими силами в Черногории, хакерские атаки на компьютеры спортивных функционеров в Рио-де-Жанейро и Лозанне, направленные на то, чтобы ограничить последствия российского допингового скандала на Олимпийских играх 2014 года...

И можно констатировать, что на сегодняшний день ГРУ уверенно набирает очки в конкурентной борьбе с ФСБ, и главная причина этого — успешно проведённая операция по аннексии украинского полуострова Крым.

Дело Скрипалей — провал или демонстрация силы?

После обвинений кадровых разведчиков ГРУ в проведении спецоперации в Солсбери остаётся вопрос: что это было? Была ли попытка убить Скрипаля и его дочь халтурной работой или чем-то иным?

После подчёркнуто комедийного интервью на российском ТВ Петрова и Боширова, демонстрации с камер видеонаблюдения их шатаний по улицам Солсбери, возникает чувство, что силами западных и российских СМИ создаётся картинка, что российское ГРУ — это какая-то кучка растяп и дилетантов, склонных к нетрадиционным отношениям. Одним словом, ГРУ не представляет угрозы западным ценностям: всё, за что ни возьмутся эти бракоделы, легко разоблачается западными спецслужбами. Но, возможно, Путин и добивается такого эффекта?

То, что бывший российский шпион и его дочь выжили, считают доказательством, что задание в итоге было провалено. Но в основе такого утверждения лежит уверенность, что специалисты военной разведки МО РФ изначально готовили именно убийство Скрипалей.

И мало кого смутил тот факт, что от смертоносного «Новичка» Скрипали не только не погибли, но и уверенно идут на поправку. И вообще, выбор в качестве средства убийства именно боевого отравляющего вещества, которое требует особого обращения и, в случае его несоблюдения, угрожает поражением прежде всего самим отравителям, а также легко идентифицируется именно как «Новичок». И никого не удивило то, что убийцы чётко знали тщательно скрываемое место пребывания Скрипалей, легко проникли к дверям дома, смазали ручку ядом и также беспрепятственно убыли на Родину.

Западные СМИ уже сформировали в общественном сознании мнение, что Скрипали выжили исключительно из-за дилетантства Петрова и Боширова.

Но, может, истинная цель спецоперации ГРУ была не убивать Скрипалей, а продемонстрировать возможности российской спецслужбы и доказать, что РФ может безнаказанно нанести удар на территории Великобритании, под самым носом у британских спецслужб?

Эту версию подтверждает и то, как небрежно Петров и Боширов избавились от флакона с ядом, что привело к смерти Дон Стерджес и заражению Чарли Роули.

Нелогичность нападения на Скрипалей позволяет выдвинуть и другой сценарий этого преступления  — покушение на убийство могло стать результатом соперничества между разными службами безопасности (ФСБ и ГРУ). ФСБ, хоть и призвана обеспечивать безопасность внутри страны, всё активнее «работает» за границей, где часто действуют по-дилетантски, но агрессивно. Ведь трудно поверить в то, что российский президент заказал подобное нападение на британской земле накануне Чемпионата мира. Скрипаль, без сомнения, попадает под путинское определение «предателей». Но покушение на человека, прошедшего через процедуру официального обмена, подрывает всю логику этого протокола, установленного во времена «холодной войны», и ставит под сомнение подобные переговоры об обмене в будущем. По негласному правилу спецслужб, агентов, которых уличили в шпионаже и отпустили на основании договорённости между соответствующими государствами, оставляют в покое. Тем более, что дни, когда Скрипаль был полковником российской военной разведки ГРУ и ценным информатором MИ-6, остались далеко позади. Но если предположить, что покушение на убийство было делом российского отряда ликвидаторов ФСБ, действующего по собственной инициативе, то всё становится на свои места. Это нападение также могло быть местью офицеров ГРУ, чья карьера была разрушена в результате предательства Скрипаля ещё в 1990-х годах (по некоторым данным, он раскрыл до 300 агентов и офицеров). И это более пугающий сигнал того, что контроль Путина над его разведслужбами даёт «сбой».

Германия в кольце российских спецслужб

Германия для России — одна из важнейших целей для проведения разведывательных операций в Европе и через 18 лет после падения Берлинской стены. Ни одна иностранная разведка не разворачивала на территории ФРГ столь бурной деятельности, как российская. Власти РФ под руководством бывшего сотрудника спецслужб Владимира Путина интересует, в первую очередь, внутренняя политическая кухня Германии, сведения о различных экономических стратегиях, к примеру, о состоянии единой европейской энергетической политики.

Сотрудники германского Ведомства по охране Конституции располагают информацией о том, что российские шпионы взяли на мушку членов Бундестага и усиленно вербуют молодых членов партий или околопартийных фондов, а также учёных. Их цель — получать актуальную инсайдерскую информацию, а также вербовать агентов с многообещающей профессиональной перспективой. На это Путин бросил силы трёх ведомств: ФСБ, ГРУ и СВР. Интернет и телефонные сети Германии детально контролируются ФСБ. Любой немец, часто приезжающий в Россию по делам или личным вопросам, должен опасаться, что ФСБ возьмёт его на мушку.

При посольстве и консульствах РФ в Германии находятся так называемые легальные резидентуры. При этом спецслужбы не скупятся на средства. Есть все основания полагать, что большое количество российских дипломатов и журналистов, работающих в ФРГ, получают жалованье и от российских спецслужб. Благодаря дипломатическому иммунитету уголовное преследование их сотрудников невозможно. В Германии лицам, попавшим на прицел, сначала безо всякой причины устраивают встречу с сотрудником спецслужб. В дружелюбной атмосфере российские агенты, многие из которых говорят по-немецки, пытаются расположить к себе своего собеседника. Постепенно они переходят от милых бесед к конспиративной работе...

Выводы

У каждой разведслужбы есть два способа доказать своему правительству, что она чего-то стоит: быть по-настоящему полезной или вызывать страх и неприязнь у оппонентов. Но когда российские спецслужбы делают и то и другое, их ценность становится несомненной. С начала украинского кризиса у Кремля не осталось сомнений относительно важности влияния спецслужб на ситуацию в мире. Спецоперации ГРУ, СВР, ФСБ в Сирии, Украине, Великобритании, Германии, Франции, Испании не только показали, как Кремль может использовать спецслужбы в качестве важного инструмента внешней политики, разорвав Европу на части с помощью агентуры и большого количества оружия и спецсредств. Они также продемонстрировали всему миру, как Россия рассчитывает вести свои будущие войны: с помощью смеси из тотального шпионажа, точечных политических убийств, шантажа и подкупа влиятельных западных политиков.

''отсканируй
и помоги редакции

'''