Перейти к основному содержанию

Рынок земли: что это для простого украинца? Часть 1. Битва двух кошмаров

Сферический дядя Коля в вакууме
""

Экономисты расскажут о рынке земли свою версию правды, и она будет реальной. Политики взвесят плюсы и минусы, потом выкатят свой вариант. Он будет более субъективным. Землевладельцы прикинут, при каком раскладе они удержат свои наделы, при каком увеличат активы. Их мнение более субъективно, но все же мы упускаем самое главное.

А что думают простые украинцы? Те самые, которые не хотят быть фермерами, но яростно защищают землю от легальной продажи?

Битва двух кошмаров

Почти ровно год назад, в разгар предвыборной кампании первого тура президентских выборов, один очень хороший политолог сказал мне: состязаются не кандидаты с их программами, и не два цивилизационных выбора. Соревнуются два страха. Первый – перед непредсказуемыми изменениями в случае проигрыша Порошенко, а второй – перед перспективной сохранения его у власти на второй срок. Какой страх победит в головах избирателей, такими и будут результаты выборов.

По такому сценарию и шла гонка до тех пор, пока на быстрой, вернее – темной лошади не вклинился Зе-кандидат с его навязчиво позитивной повесткой «за все хорошее против всего плохого». Но даже в этом раскладе второй тур прошел именно в парадигме борьбы страхов. Просто опасение от перспективы сохранения власти Порошенко получило неожиданного союзника в виде идеалистического желания лучшей жизни, прямо сошедшего со страниц сказки «По щучьему веленью». Такой симбиоз страха и желания халявы у электората и стал основой невиданных 73% Зе-президента.

К чему мы это сейчас вспомнили? Да к тому, что это не единичный случай, а базовая тенденция всей нашей украинской политики. В ней и электорат, и политики, и те, кто их финансирует при выборе решения любого фундаментального вопроса работают именно так. Они выбирают не из представленных альтернативных направлений/программ развития, а между двумя страхами – боязнью изменений и страхом сохранения существующей ситуации.

Этот подход был заметен даже во время Революции Достоинства. Стимулом для простых участников было желание перемен, а для нашего полит-бомонда и финансирующего их бизнеса (от малого до олигархата) – обычный страх. Страх сохранения власти Януковича. Здесь свою роль сыграла возможная потеря всего нажитого непомерным трудом: вспомните вседозволенность и непомерные аппетиты младорегионалов семейного кружка. Чего они собственно и добились в постреволюционный период – сохранения старых полит-элит и правил их жизнедеятельности, но уже без Легитимного и его окружения. 

Так и в вопросе о продаже земли. Здесь за умы масс борются несуществующая бесправная реальность и перспектива локального экономического чуда в отдельно взятом аграрном секторе. А варианты такие:

  • дальнейшее прозябание в существующем болоте при сохранении моратория;
  • страх перемен – кардинального изменения ситуации в агропроме при внедрении реального земельного рынка.

И к нашему большому сожалению, второй страх – страх перемен побеждает с разгромным счетом. По крайней мере об этом говорят результаты последних социологических исследований. Именно поэтому все попытки власти построить коммуникацию по поддержке рынка земли с треском провалились. Они просто были мимо кассы.

Милованов и компания все время рассказывали о перспективах будущей хорошей «рыночно-земельной» жизни аграриев. Это понятно. Но вместо этого надо было не рисовать розовые воздушные замки, а бороться. Воевать с давно укоренившимся и культивируемым страхом перемен, которые обязательно настигнут каждого – от простого пайщика дяди Коли до владельца агрохолдинга. Или руководителя всеукраинской партии при внедрении рынка земли.

Давайте посмотрим, какие страхи поселились в их головах. И начнем с простого украинца.

Как это видит украинец?

Дядя Коля – простой украинец, живущих в гребенях цивилизации. Сейчас он беден, стар и слаб. Обрабатывать пай больше нет возможности: дети не помогают, они уехали в областной центр в поисках лучшей жизни. У него самого не хватит сил для самостоятельной обработки земли, не найдется денег для найма работников.

К этим долбанным соткам еще попробуй добраться без вертолета. В те далекие дни, когда жертвам СССР выдавали участок, все хорошие локации освоили люди у власти. Потому к своему паю наш герой вынужден ехать восемь километров по грунтовой дороге. Весной и осенью покрытие раскисает, уничтожая логистику как таковую: старая «Таврия» не проедет.

Даже самое сильное желание трудиться на своей земле исчезает напрочь. В такой ситуации аренда пая становится не роскошью, а спасением от ряда проблем. Ведь кусок земли – он не бетонный, его нужно обрабатывать. На это пойдут деньги, силы, время.

Урожай не гарантирован, ведь мелиоратор из дяди Коли хуже, чем из Милованова балерина. Так что нужен и чей-то совет, а это тоже не бесплатно. Если урожай порадует, его проблематично продать: нужна хватка и умение раскусить обман скупщика сырья. Дядя Коля так не умеет, его кидают при первой же попытке торговаться. В общем, пусть потрудится кто-то другой.

Украинский землевладелец низкого пошиба воспринимает аренду своего участка как пассивный доход, и это факт. Целые поколения считали точно так же. Вот получает сейчас дядя Коля за свой пай от 1 до 3,5 тыс. грн, в зависимости от региона. В среднем чуть больше 1700 грн. Мало? Да, чертовски мало. Но тут как договоришься. Иногда к аренде пая еще и «ништяки» дадут, типа продуктов по концу года или социального пакета. Вот такое унижение.

Люди получают мизерную часть урожая на своем участке, при этом полностью отстраняясь от контроля и управления. Фактически, в данном случае арендатор становится наемным работником, который просто оставляет себе львиную долю заработка. А те, кто мечтал о пассивном доходе, получают пассивный секс, после которого болит филейная часть и ничего не растет на прекрасных украинских черноземах. Здобули, да?

А некоторые «социально-ориентированные» арендаторы даже дают своим пайщикам добровольную медицинскую страховку. Но иногда и этих 1,7 тыс. в денежной форме не получишь. Всего этого не хватит на ремонт в доме, на серьезную покупку. Скорее всего, в порыве тщеславности большая часть этой суммы будет спущена на новогодний стол с последующими затянувшимися выходными.

Но все равно дяде Коле это существенная, и главное – стабильная прибавка к его нищенской пенсии или зарплате. Он боится ее потерять при открытии рынка земли. В сказки Гончарука и Милованова, о том, что при открытии рынка до 2024 года аренда пая поднимется до 4 тыс. грн из-за того, что в несколько раз вырастет стоимость его пая, дядя Коля не верит.

Он вообще не верит власти. Абсолютно любой и неважно, под каким партийным флагом. Дядя Коля на личном опыте знает, что стоимость аренды пая совсем не связана с его ценой. Ведь за период 2016-2019 годов стоимость продажи пая (путь и не совсем законная) снизилась на 25%, а стоимость аренды поднялась на 32%. Но вот чего наш герой боится, так это того, что при открытии рынка земли его теперешний местный арендатор будет изгнан пришлыми нуворишами.

И ничего, что местный – туповатый лентяй и жадина. Главное, что дядя Коля знает его. Или не самого арендатора, а его отца, дядю, брата – в отличие от постоянно меняющейся власти, с этими людьми он контактирует большую часть своей жизни. Он уже с ними свыкся. А вот каким будет новый арендатор? Не пошлет ли он пайщиков с их хотелками и социальными программами предшественника, вспомнив, как платили за паи в начале 2000-х годов (то есть никак)? Этого дядя Коля не знает, так как ему ничего не объяснили и не дали гарантий. И потому он боится этой новинки.

Ведь что точно знает дядя Коля, так это то, что отстоять свои права как пайщика в украинских судах он никак не сможет. Вот простой выбор: нынешний арендатор или новый, очень прогрессивный и незнакомый, который придет после открытия рынка земли. И наш герой принимает решение по методу советского мультфильма о Простоквашино. Когда жена требует от папы дяди Федора выбирать или ее, или кота, он отвечает: «Я тебя выбираю. Я с тобой давно знаком, а этого кота впервые вижу». Украинское Простоквашино работает так же.

А почему аренда? Да потому что

Возможно, вы скажете: эй, а зачем сдавать пай в аренду? Ведь его можно будет сразу же продать за достаточно большую (по сравнению с арендой) цену. И, например, положить деньги в банк, жить на проценты. Ведь сейчас аренда пая едва доходит до 2-4% от продажной стоимости. Продавая пай и направляя деньги в банк на депозит, можно увеличить доход раза в четыре.

Ведь средний пай – это четыре гектара. Средняя цена продажи гектара (да хоть по OLX) 36,2 тысячи грн. То есть пай уже сейчас будет стоить в среднем шесть килодолларов. ОК, даже поверим Милованову и представим, что дядя Коля получил за свой пай 12 тысяч. И вы думаете, что он сможет их гарантированно и без рисков разместить в нашем украинском банке, получая до конца своих дней проценты от этого вклада.

Это точно не в нашей банковской системе. Бывали такие уникумы, которые продавали квартиры. Потом они пытались жить и арендовать жилье на деньги от продажи, положенные на депозит. Только жизнь все расставила по местам, и теперь они бездомные. Уж больно быстро разваливаются украинские банки.

В общем, дядя Коля из банков верит только в банку, закопанную на своем огороде. Так что простой пайщик не верит в лучшее и «розовые замки», а до усрачки боится любого изменения существующей ситуации. Ведь он уже давно по опыту знает, что все изменения в нашей стране только к худшему. Коммуникацию наладили? Нет? Тогда учитывайте мнение простого человека, а не свое личное, министерское.

Но и это не все. На позицию простого пайщика дяди Коли влияет его окружение, местные «крепкие мужики» и «авторитеты». Все это местное начальство от главы ОТГ (и в крупе с ним местного бюджетного начальства) и выше, а также местные феодалы – действующие арендаторы пая дяди Коли. А им всем критически важно сохранить существующий мораторий на продажу земли и сформированный дикий рынок.

Ведь при открытии рынка они потеряют свое влияние и свои деньги. Второе, поскольку при повышении стоимости аренды пая и прозрачных механизмах ее определения (что произойдет сразу, как только будет установлена рыночная цена на пай) их доходы существенно сократятся. Отсюда происходит потеря влияния, ведь без финансовых ресурсов противостоять скупке паев внешними инвесторами не получится. А это значит, что не пройдет и нескольких лет, и их в абсолютно рыночный способ попросят подвинуться «пришлые» аграрии – другие дяди, имеющие необходимые финансовые ресурсы. Ах да, и профессионализм, позволяющий намного эффективнее управлять своим аграрным производством.

Но и это не все. Против рынка земли агитируют дядю Колю все привычные, давно узнаваемые им политики областного и всеукраинского масштаба. Так же, как и все традиционные партии. Вы это уже заметили при рассмотрении земельного вопроса в Раде. Почему? Да очень просто – деньги. И дело не в «аграрных олигархах» типа Косюка, Бахматюка и иже с ними. Все намного проще.

Основными спонсорами региональных подразделений традиционных всеукраинских партий, являются местные латифундисты. Так что выживание партийных структур в регионах напрямую связано с благополучием их бизнеса. Да и сами депутаты от области и выше, вернее, их «опытные» коллеги (не один созыв), уже давно сами получили в свои руки хоть какой-то аграрный бизнес.

А все потому, что из-за закрытости рынка земли аграрное направление было самым дешевым вариантом стартапа. Особенно для людей, имеющих административный ресурс хотя бы на региональном уровне. Это не говоря о мажоритарных депутатах, которые до последних выборов процентов на 80 являлись латифундистами. И даже, сейчас, лишившись кресел, они отнюдь не лишились влияния в регионах. Пока что.

Вот вся эта орда политиков и ЛОМов всех уровней, от села до Киева, и культивирует в дяде Коле патологический страх перед открытием рынка продажи земли. А что всему этому противопоставил Кабмин Гончарука и Рада Разумкова? Да ничего. Общие фразы и невнятные презентации и ролики про «светлое будущее»?

Хотя правильная информационная стратегия должна была быть совсем другой.

Для каждой целевой аудитории нужно было доказать, что при открытии рынка земли они точно не потеряют, а только приобретут. И не просто доказать, а продумать и озвучить предохранители и стимулы для гарантирования сохранения существующего статус-кво, типа механизмов льготного кредитования для покупки земли и приоритетному праву выкупа для действующих арендаторов, ценового регулирования стоимости аренды паев и защиты прав пайщиков, налоговой амнистии при покупке земли и много другого. 

Но ведь на это нужно время и нужно работать. А режим блицкрига, в котором пытались принять закон этого явно не предусматривал.

Во второй части еще и социологию припомним. Точнее, почему так много жителей Украины при упоминании рынка земли перекусывают лом дедовским способом.

Рекомендуемые публикации
@@

""

Мы же говорили, мы предупреждали
''отсканируй
и помоги редакции

Become a Patron!

Загрузка...